Пуськин

Гордон Гарри Борисович

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Гордон Гарри Борисович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Гарик Авенариус печально склонил голову на плечо. Это не значило, что он печален, напротив, это означало, что все нормально и жизнь продолжается. Когда бывали неприятности, Авенариус предпочитал на людях не показываться.

В прошлом был он профессором психологии, личным другом Высоцкого и чемпионом Магадана по боксу в легчайшем весе.

— Я звонил в Москву, — вздохнул он, — нам продлили контракт на полгода.

— А ты боялся, — сказал Сашка.

Гарик крутнулся на стуле, взял со стола бумажку.

— Возьми, кстати, за неделю. А где Супочев?

— Супа я отпустил на полдня, повез Юльку на курсы.

— Обнаглел он у тебя.

Сашка засмеялся:

— Знаешь, что такое зануда?

— Знаю, знаю. Слушай, в том сюжете, с Карлом, когда он уговаривает тебя вернуться в Россию, вы нарочно?

— Что нарочно?

— Он был так неубедителен, морщился, я подумал, что вы это сыграли. А что, интересный ход.

— А-а, — махнул рукой Сашка. — Нет, не сыграли. Это у него живот болел, а откладывать съемку уже некуда было. А тут еще Суп, сволочь — я, говорит, в завязке, но стакан калифорнийского отчего с Карликом не выпить. А старый верблюд и рад.

— Улетел хоть здоровый?

— Веселый, во всяком случае.

Больше всего понравилось Карлу в Америке ощущение безопасности. Он связывал это с климатом.

— Если бы я мог гулять по Москве в трусах, — он имел в виду шорты, — менты бы не спрашивали, как меня зовут.

Однажды они пропьянствовали ночь в опасных кварталах Гринвич Вилладжа всей компанией. Суп со Славиком стояли у стойки, смотрели на хорошенькую барменшу, как пингвины. Карл жал руку огромному негру в дорогом костюме и хлопал его по плечу. Негр терпеливо говорил что-то вежливое.

— Наверное, кагебешник местный, — радовался Карл.

На узкой улице, освещенной витринами баров, варилось удовольствие. Тихие мелодии, долетавшие из ресторанчиков, баров, кафе, сплетались в одну сложную и широкую, чуть ли не русскую народную песню.

На рассвете, когда они садились в машину, Сашка показал на опустевший переулок:

— Видишь, машины стоят? Это русские таксисты.

Карл выскочил на середину мостовой, худенький, седой — пьяный кузнечик негритянской национальности — и заорал в трубу переулка:

— Россия вспрянет ото сна!

— Как ты думаешь, они довольны? — спросил он Сашку.

Авенариус тихо шелестел бумагами. Сашка сел к телефону.

— Славик, Сла-вик, — позвал он, — да подойди же ты… Здорово. Спишь? Слушай, через час прилив, может махнем на Вонючку? Блуфиш, говорят, клюет. Клиповать ночью будем! В таком случае, передай жене, что ты козел и подкаблучник. А то, давай хоть на речку, по четвертой дороге. Ну, ладно.

Сашка встал. Дел полно, и на рыбалку можно и послезавтра.

— Гарик, если Суп появится, скажи, чтобы утром часам к десяти у меня был. Гусей поедем снимать. Две кассеты пусть возьмет.

В последние дни в окрестностях Нью-Йорка происходили странные вещи. Стаи канадских гусей заполонили парки и скверы. Гуси ходили по асфальтовым дорожкам, сбивали с ног роликовых конькобежцев, митинговали на газонах, шипели на детей. Загадили все.

Сашка поехал в департамент по делам экологии. Забавный получится сюжет для Москвы.

У моста Джорджа Вашингтона справа огромными буквами было написано: Pagano.

— Таки погано, — говорил Карл.

Не жарко сегодня, градусов двадцать шесть. Сашка выключил кондиционер и открыл окно. Теплышко — как говорила бабушка Марья Михайловна. Нисан ехал равномерно, тихо посапывая.

Поначалу было действительно погано, когда в Бруклине пиццу возил, и Анька была маленькая и Мария без работы. Зато теперь, на восьмом году… Купить, что ли, те десять акров в Пенсильвании? Кусок леса с оленями, а остальное засадить крыжовником. Вот все у них есть, разная фейхуа, а крыжовника почему-то нет. И сало хреновое. Без шкурки, тонкое, слишком соленое.

Искали с Карликом вымя, изъездили пол-Нью-Джерси, одному турку даже корову нарисовали — не понимают, как это можно есть. Зато рыбалка… В первый же день Карлик поймал карпа на четыре с половиной килограмма. Радовался, хоть и утверждал, что рыба не настоящая, гидропонная. И все тосковал по промокшим рукавам телогрейки. Хотя Медведица, конечно, класс.

На обратном пути заехать, купить селедки. Селедка продавалась только в русских магазинах. Была там гречка и манка в пакетах из крафта, с чернильными штампами, были огурцы в кадках и квашеная капуста провансаль с антоновкой и клюквой, был краснодарский чай, — но селедки на витринах не было. Нужно было доверительно спросить хозяйку, хозяйка улыбалась и доставала — только для вас — селедку из-под полы, точнее, из-под прилавка. Так продавала она всем без исключения, в этом был сладкий момент ностальгии, а может — просто русский колорит.

Чиновник был любезен, рассказал, где лучше снимать, охотно согласился подъехать и принять участие, напоследок признался:

— Я люблю русских, — и старательно выговорил, — До-сто-ев-ски, Алекзэндэр Пуськин!

— Пуськин, твою мать! — ругался Сашка, лавируя по Манхэттену между велосипедистами и конькобежцами.

Какая-то мысль из Довлатова мелькнула и потерялась, важная, достойная, надо вспомнить обязательно. Не такой уж Довлатов мыслитель, но потерянная мысль казалась глубокой.

Слева за Гудзоном садилось солнце в бурую пыль, мрачные дома Гарлема из коричневого и фиолетового кирпича, стали красного, кирпичного цвета, кирпичные негры во дворах играли в баскетбол. Становилось душно. «Все у них через жопу!» — разозлился Сашка, включил приемник и настроился на погодный канал. Бойкий, как у футбольного комментатора голос обещал к ночи тридцать четыре градуса по Цельсию, потом начал сыпать прибаутками. Сашка выключил приемник.

Сейчас надо заехать к незнакомым людям. Это в Ингелтауне, Нью-Джерси, недалеко от дома.

Звонила Мария. Ее знакомый Володя Кучеренко намерен снять дачу для жены и трехлетнего Ваньки в апстейте, на границе Пенсильвании. Можно войти с ним в долю и отправить туда Аньку. В самом деле — июнь кончается, болтается она во дворе со своей черной подружкой. А они бы приезжали, по очереди, на уик-энды.

Сашка знал эти дачи, бывал там — их традиционно снимала русская, вернее харьковская интеллигенция Нью-Йорка. Полдюжины коттеджей, лес вокруг, дикий, индейский, в основном из платанов, кленов, акаций и многих еще незнакомых растений. Полно оленей, скунсов, енотов, мало ли еще чего — говорят, даже белые грибы есть. И все это на берегу роскошного озера, набитого форелью.

Эх, если бы Карлик остался. Вытащили бы Эдика и Ян Яныча. Чем ему здесь не Карелия. Лодку, мотор — все это можно купить хоть сейчас, но…

Был Славик, единственный человек, и тот женился. Авенариус взрослый, обремененный четырьмя детьми и двухэтажным домом. Супочев? Суп — жлоб с Молдаванки…

Ладно, что еще за Володя Кучеренко. Что-то Сашка слышал о нем — не такая уж большая деревня Нью-Йорк. Ему лет пятьдесят, долгое время работал шеф-редактором АПН в Мексике, стукач, значит, далее — последние три года работает программистом. Выходит, голова есть. Жена Айрин, сын Иван. С Марией у него общие знакомые в Новом Русском Слове. В Америке лет десять. Посмотрим.

В Новом Русском Слове матерятся все, как в зоне, от главного редактора до уборщика-поляка. Считается это особым, изысканным вариантом ностальгии.

— Надо же сохранить культуру, — говорит журналист, обозначенный Довлатовым, как Дроздов. Что же это, никак не вспомню…

Володя Кучеренко оказался благообразным, мягким, седым, общительным человеком. У них были гости — старичок и старушка из Бруклина, дальние родственники, новенькие, как понял Сашка.

Айрин, в прошлом Ирина, парикмахерша из Киева, показывала старичкам квартиру. Володя подмигнул и потащил Сашку в кухню.

— Текилы? Пива?

Сашка помотал головой:

— Башка болит.

— Старик, как хочешь, а я выпью, пока…

Кучеренко показал бутылку текилы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.