Прыжок через пропасть

Манн Кэтрин

Серия: Братья Лэндис [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ПРОЛОГ

— Ты беременна?

— Да, уже третий месяц.

— У нас будет ребенок? — переспросил он с изумлением.

Она сама до сих пор с трудом верила в это.

— Если все будет нормально.

Он мгновенно насторожился.

— Что-нибудь не так?

— По-моему, все в порядке. Но я только сегодня утром увидела результаты теста.

Себастьян опустился на диван рядом с ней. Его рука легла на спинку дивана слишком близко к ее плечам.

— Я только одного не могу понять…

Ее обдало жаром от его прикосновения, но она постаралась не подать виду. В конце концов, гормоны — это только гормоны, она не желает подчиняться их приказу!

— Что же тебе непонятно?

— Если этим утром ты уже все знала, почему промолчала? Почему не сказала о ребенке до того, как нас развели?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Хилтон-Хед-Айленд, Южная Каролина

Два месяца назад

Себастьян Лэндис провел в здании суда больше времени, чем любой закоренелый преступник. Он был одним из самых знаменитых адвокатов Южной Каролины. Но сегодня Себастьян выступал в необычной для себя роли: судебные заседатели разбирались с его личной жизнью. Лэндису это чертовски не нравилось. Развод — отвратительная процедура. Остается только ждать, когда она завершится, последние бумаги будут подписаны, печати поставлены, а судья вынесет окончательный вердикт.

Собрав папки с документами со стола, Себастьян попрощался со своим поверенным, вежливо пожал руку адвокату Марианны. Так, впереди еще один рывок. Выходим на финишную прямую. Пристегивая сотовый к поясу, он старательно отводил взгляд от бывшей жены — единственной женщины в мире, способной вывести его из себя.

Умение Себастьяна скрывать чувства, его непробиваемое хладнокровие давно стали легендой в судебных кругах.

Этот летний день можно считать финальным: с помощью юристов они преодолели все пороги официального оформления. Осталось только последнее заседание суда, на котором развод признают законным. Процесс шел без осложнений. В результате развода не пострадала ни его фамильная честь, ни ее блестящая карьера дизайнера. И даже собственность они разделили без малейшего конфликта — редкий случай в практике.

Единственной проблемой оказались собаки. Никто из бывших супругов не хотел отказаться от парочки близнецов, когда-то найденной, в собачьем приюте. Бадди и Холли, появившиеся на свет в результате незаконной связи мамы-терьера и отца загадочной породы, были их общей слабостью. В конце концов, решили разделить и эту любовь. Собак придется разлучить, как это ни грустно.

Страшно представить, как пришлось бы делить детей — если бы у них с Марианной были дети…

Он не хотел бередить старую рану. Нельзя вспоминать. Особенно сегодня. Слишком больно… Даже случайное прикосновение к этой теме сразу погружало его в мучительные подробности того проклятого дня. И чувство вины перед Марианной вновь переполняло его, хотя с точки зрения закона ни о какой вине, разумеется, не могло быть и речи.

Марианна тем временем поднялась из кресла. Хороша, как всегда. Причем как будто не сознает своей красоты. Карие глаза, блестящие темные волосы — просто воплощение романтической мечты. Такой же Себастьян увидел ее, когда много лет назад они познакомились на Карибах. Оба окончили колледж и отправились в первое взрослое путешествие, чтобы отпраздновать столь важный жизненный этап.

Воспоминания о любовном угаре того лета разбередили его тоску. Себастьян постарался отбросить все посторонние мысли и сосредоточиться на делах, которые ждали его в офисе. Разумеется, придется остаться на вечер. Ничего страшного, он теперь холостяк, и ему не к кому торопиться домой. Необъяснимым образом Себастьян оказался у выхода в тот же момент, что и Марианна.

Он открыл перед ней дверь. Марианна прошла, оставив легкий аромат «Шанели», знакомый до боли. Да, он очень много знал об этой женщине — какое она носит белье, какими духами пользуется. Он знал все. Не знал только, как сделать ее счастливой.

— Спасибо, Себастьян.

Она даже не подняла на него взгляда. Скользнула мимо, слегка задев его рукавом легкого жакета. Его по-прежнему тянуло к ней, и это было больше чем привычка. Себастьян, конечно, не рассчитывал, что они отпразднуют развод шампанским. Но, господи, они же могут попрощаться как цивилизованные люди! Ведь если сейчас они расстанутся, не перекинувшись и парой слов, между ними ляжет пропасть, которую уже не перешагнуть. Неужели Марианна не понимает этого? Почему она несется к лифту на спринтерской скорости? Ее длинные ноги так и мелькают, каблуки стучат пулеметной очередью. А туфли как всегда — последний писк моды. Она обожала охотиться за элегантными туфельками, и он любил смотреть, как она демонстрирует новые трофеи. Обнаженная. В одних туфлях… Будь оно все проклято, сколько ж еще эти вспышки памяти будут обжигать его болью! Все, довольно. Пора сказать, наконец, вежливое «прости-прощай». И пусть все канет в прошлое. Надо закончить эту брачную историю на жизнеутверждающей ноте.

Себастьян подскочил к лифту в тот момент, когда дверцы начали закрываться. Он вцепился в них и попытался разжать. Марианна уставилась на него, глаза ее распахнулись так широко, что чуть не выскочили из орбит. Казалось, она так возмущена, что вот-вот выпалит пару крепких словечек, да еще и треснет его папкой, судорожно прижатой к груди. Внезапно она резко отвернулась и сделала вид, что никого здесь нет. Никто не лезет в закрывающийся лифт. Будто Себастьян в один миг исчез, стал прозрачным. Он протиснулся в кабину, встал рядом. Лифт тронулся и поплыл вниз.

— Как Бадди? — спросил он.

— Отлично.

Наконец она решилась нарушить молчание!

— Холли смертельно оскорбила моего брата Мэтью, — Себастьян выбрал беспроигрышную тему. — Она изгрызла его чехол для клюшек!

Мэтью вытащил его поиграть в гольф, чтобы поддержать и развеселить. Себастьян выиграл. Он всегда выигрывает. Но, несмотря на победный счет, веселее на душе не стало.

— К счастью, Мэтью был настроен добродушно — благодаря своей невесте и успехам в предвыборной кампании. Так что Холли все сошло с лап.

Она даже не подала виду, что слышит его. Странно. Она разлюбила мужа, но собаку-то разлюбить не могла.

Себастьян понимал, что именно сейчас определится, как они будут общаться дальше. Или не будут вообще. Он видел слишком много бракоразводных процессов и знал, что этот разговор нельзя откладывать на потом — будет только хуже.

— Ты что, собираешься полностью игнорировать меня? Но из этого ничего не выйдет, сама посуди: в Хилтон-Хед слишком мало народу и нам поневоле придется сталкиваться!

Она прикусила нижнюю губу. Себастьян мгновенно вспомнил, как эти губы целовали его тело. Воспоминание было таким ярким, что его бросило в жар.

Он смахнул капельку пота со лба. Его кольнуло раздражение, острое, как ее шпильки.

— Нам необходимо разработать правила дальнейшего общения. Надеюсь, ты доверишь мне это сделать. Допустим, мы не говорим друг другу ни слова, за исключением «здравствуй» и «прощай». Но как быть с прогулками собак? Они привыкли бегать на пляже. Может, договоримся, в каком месте кто гуляет, чтобы не встречаться лишний раз?

Она еще судорожнее сжала свою папку, уставившись на кнопки лифта.

— Не втягивай меня в ссору, Себастьян. Не сегодня.

Что за черт?

Он никогда не устраивал сцен, не терпел ссор и конфликтов. Это она всегда любила выяснять отношения! А он сохранял спокойствие, по крайней мере внешне. Что с ней такое приключилось, что она обвиняет его в ссоре? Или это с ним что-то не так?

— Тебя что-то не устроило в договоренности? Ты недовольна действиями юристов?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.