Колокола обречённых. Ч.1: Очищение молитвой

Pferd im Mantel

Жанр: Постапокалипсис  Фантастика  Ужасы и мистика    Автор: Pferd im Mantel   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Вместо вступления…

В стороне от больших городов, Посреди бесконечных лугов, За селом, на горе невысокой, Вся бела, вся видна при луне, Церковь старая чудится мне. И на белой церковной стене Отражается крест одинокий. Да, я вижу тебя, Божий дом! Вижу надписи вдоль по карнизу И Апостола Павла с мечом, Облачённого в светлую ризу. Поднимается сторож — старик На свою колокольню — руину, На тени он громадно велик Пополам пересёк всю равнину. Поднимись! И медленно бей, Чтобы слышалось долго гуденье В тишине деревенских ночей. Этих звуков властительно пенье, Если есть в околотке больной, Он при них встрепенётся душой. И, считая внимательно звуки, Позабудет на миг свои муки. Одинокий ли путник ночной Их заслышит — бодрее шагает, Их заботливый пахарь считает И, крестом осеняясь в полусне, Просит Бога о ведренном дне. (Н.А. Некрасов)

«И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это — томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь»

(Еккл 1:17,18).

Если бы ты был птицей, увидеть всё, творящееся окрест, было бы для тебя намного проще. Увидеть — но не понять. Но уже хотя бы поэтому ты бы был счастлив. Ибо во многом знании — многие беды, говорит Библия. Зачем они тебе, эти знания, если ты птица? Птица свободна. Свободна от понимания того, что она видит и чувствует. Ей хорошо — своим сознанием она не в силах охватить объём обстоящего вокруг себя и создана неспособной выйти за рамки своего птичьего понимания.

Добрые утренние солнечные лучи ласково грели бы твои пёрышки, а летний ветер — тот, который гуляет там, в небе, обдувал бы твоё беспомощное тельце в то время, как ты, расправив крылья, парил бы в этих лучах и ветре. Ты бы мог, кружась в небе, в этот солнечный день спускаться всё ниже и ниже к земле, пока не попал бы в эту низкую молочную облачность, марево, которое покрывает землю ещё с раннего утра. Пронизывая это марево, пулей ты спустился бы вниз, к самой земле и, набирая скорость, мог бы понестись над серой лентой старой дороги, петляющей между островами леса и топями болот. Взмывая вверх и опускаясь практически до асфальта, ты бы летел над привычной тебе пустотой. Но пустота эта обманчива, дружище, ох как обманчива!

Если бы Господь и вправду создал тебя птицей, он проявил бы милосердие. А как ты создан человеком — смотри и знай, страдай и чувствуй боль, и с этим живи. Слышишь там, вдалеке, надрываясь, звонит колокол?! Как писал классик, он звонит по тебе — и время поторопиться. Господь почему-то забыл тебя здесь, на этой земле, а может быть у него на тебя особые планы. Тебе не узнать этого. Ты человек, а не птица, но от этого не легче. Тебе не взлететь туда, к солнцу, выше облаков и тумана. Наверное, ты обречён. Слушай звон колокола и иди на благовест. Больше ты предпринять ничего не в силах теперь — а когда мог, не делал. Храни тебя Боже, дружище.

1. ТЕПЕРЬ. Май 2017 года, Кушалино, Тверская область. Фёдор Срамнов

Фёдор ввалился в дышащую парами и запахом берёзовых веников дверь своей баньки с очередной охапкой дров, подогнув голову, чтобы снова, по невнимательности не садануться лбом о низенькую притолоку и свалил свой груз в угол предбанника к ранее принесённым уже дровишкам, присел на лавочку и вытер запотевший лоб. Жарко. Сейчас подбросим ещё, и пусть топиться. Набрав черпак ледяной воды из бидона, сделал глоток, второй, налил в ладонь — умылся. Блин, жар-то уже нехилый — простудиться ещё не хватает! Даже в предбаннике жарища, надо приоткрыть наружную — пусть проветривается, после парилки-то хорошо в прохладу, посидеть. Надо раздеваться начинать — сейчас уже Иван с Илюшей явятся. Фёдор выглянул за дверь — нет, не идут; и стал расшнуровывать ботинки, снимать портки, рубаху. Лёгкий ветерок залетел в предбанник, приятно освежил — как в детстве… Ну и ладно — можно и покурить пока не явились. Пригнувшись снова, босиком, Фёдор вышел и присел на лавочку, помял между пальцев и, чиркнув спичкой, таки прикурил вожделенную — первую за сегодняшний день! — сигаретину. Чёрт, надо бы как-то завязывать — опять куснула надоедливая правда — да хер с ним, надо — но не сегодня!

— Ты, блин, я смотрю, опять за своё принялся, а?! — а, вон как, Фёдор оказывается, расслабившись, проспал, как подкрались со стороны деревенских огородов Иван со своим приёмным сыном, Илюшей.

— А, Ваня, привет, чё крадётесь как исчезники? Выспались? Где шляетесь — щас перетопится уже, в баню не войдёшь. — парировал прикол своего друга Фёдор. Иван последнее время, как сам бросил смолить, просто достал прививать ему тему о вреде никотина и любимого Фёдором курения. Уже не смешно — парит. И так понятно, что надо бросать — да с их занятием — попробуй-ка. Наркомания похлеще алкоголизма, мать его, а ведь — всё-таки и помогает в иной момент, когда нервы напряжены. А когда они не напряжены бывают, скажите-ка?!

— Привет Дядь Федь! Так мы как из дома вышли — Бармалевна привязалась на улице. Батя ей крышу на дворе поправить обещал, не успел, потом вы ушли, короче — месяца два назад ещё. Привязалась вот теперь — как банный лист к жопе. — пояснил Илюша. — А мы вот пивка прихватили — холодного! — ухмыльнулся парень, потрясая пластиковым пакетом с вожделенным содержимым — раритетным напитком из прошлой жизни.

— Не, а чё?! — у меня десять рук что-ли?! Понятно, что двор у неё течёт — вставил Ваня, скидывая ботинки у входа в баньку. — А то не знает, что творится и почему я не сделал ей ещё. Чудная бабка — вроде как без сознания живёт. Или дурачится так — я не знаю.

— Ладно, пошли уже помоемся как люди. Завшиветь недолго с этими походами, реально. — Фёдор отшвырнул бычок и приоткрыл дверь в баньку.

Разделись и по одному, нагибаясь, ввалились в белёсое марево парной. Разобрали шайки, закипятили веники, Ваня вернулся с двумя вёдрами ледяной колодезной воды — чтобы разводить. Мужики, хлестанув на каменку пару черпаков, принялись охаживать друг друга вениками от души, покрякивая и приговаривая. Баня…

……………………………………………………………..

Вернувшись вчера заполночь из поиска, мужики только поели чего Бог послал — немного, сил уже не было — и наплевав на то, что не мылись, что заросшие как черти — с момента как ушли, а это восемь дней уже прошло — завалились спать, настрого запретив домашним будить под любым предлогом до обеда назавтра. Лесные вернулись — Слава Богу, никто и не посмеет, это — святое, сон-то у лесных. Расспросы, вопросы, восклицания, причитания — это всё будет потом, как отоспятся, после бани. Пока лесные моются, парятся, бреются — деревенские бабы уже жарят картошку, откупоривают банки с грибами, огурцами, ещё какие там брашна у кого заныканы, остужают самогон, пиво (это если есть) — собирают стол. Можно и так сказать — праздничный — потому что, когда лесные возвращаются — это всегда праздник. Это — как с фронта. Об этом фронте, конечно, все знают, а также и знают, что фронт-то этот — невидимый, ну а лесные — как бы особые люди — самые уважаемые в Селе. Когда лесные приходят — это Событие. Каждый раз. Потому что вместе с лесными каждый раз в Село приходят Новости. И сегодня тоже соберётся вся деревня — кто, конечно, не занят на работах, придут люди и из Села — послушать, ужаснуться, узнав — перекреститься. Знают — добрых новостей не будет, их нет в последнее время, с чего бы им быть?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.