Дворец для любимой

Корн Владимир Алексеевич

Серия: Артуа [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дворец для любимой (Корн Владимир)

Дворец для любимой

Пролог

Я сидел, задумавшись, пытаясь дать ответ на неразрешимый вопрос: почему денег не хватает всегда, сколько бы у тебя их ни было?

Ладно, еще в своем мире, когда приехав по распределению в незнакомый город, вынужден был несколько дней питаться соленой селедкой, луком и чаем без сахара. Ну тогда хотя бы понятно — ни денег ни знакомых. Но сейчас-то какая причина?

Казалось бы, денег куры клевать не должны. И производство налажено, и вложения в банковское дело наконец-то начали давать неплохой доход. Страховая компания, Торговый дом, все, все давали неплохую прибыль. Так почему я не могу найти сто несчастных тысяч золотых имперских крон для того чтобы запустить в Монтенере новый металлургический завод? А он нужен как воздух и даже больше. Потому что имеющихся двух уже не хватает, а закупать металл у других получается дороговато. И откуда мне их выдернуть, недостающие деньги? Они везде нужны самим. И на верфи, где вот-вот должен сойти со стапелей первый корабль с железным корпусом. Он обошелся мне в такую сумму, что в моем мире на такие деньги можно было бы запустить в космос пару орбитальных станций. И ведь не факт, что имперские военно-морские силы купят корабль, даже если я попытаюсь впарить его в половину себестоимости. Да, он будет значительно быстроходней своих деревянных собратьев. Да, не под силу вражеским ядрам пробить его борта. Да, сам он имеет такое вооружение, что хоть в одиночку против целого флота биться выходи. Причем с того расстояния, откуда он будет поражать своих врагов, те даже достать его не смогут. Но и цена то у него какова! На эти деньги чуть ли не целый флот можно было бы построить.

А кавалерийская бригада, оснащенная новым вооружением и новой тактикой. У нее все другое, начиная от походных передвижных кухонь на конной тяге, клинков, качеством металла близким к булатному, прозванных в моем мире за цвет стали «селедками». Обмундированием, обогнавшим свое время расцветкой, удобством и практичностью лет на все триста. И заканчивая этими чудищами весом почти в полтора центнера, что лупят очередями.

Накладно содержать ее, очень накладно. И скорей бы уж решился вопрос о передаче бригады в имперскую армию на правах отдельного формирования, подчиняющегося непосредственно мне. То есть, кормят и поят бригаду из имперской казны, а командую я.

Бригаду пришлось создать, чтобы не на пальцах объяснять Военному департаменту, какой именно я вижу имперскую армию в будущем. Создавать на свои деньги, чтобы никакая сволочь не вякала, что я, пользуясь близостью императрицы, запускаю руки в казну на всякие свои прожекты.

А центр подготовки этих чертовых имперских ниндзя в Доренсе? Там их и пары сотен голов не будет, денег же на них идет чуть ли не как на содержание кавалерийской бригады численностью в сто раз больше. Ну и пусть они почти равны по эффективности — кавалерийская бригада и сборище доренсийских диверсантов, так и деньги идут примерно равные.

Нет, Доренс я армии ни за что не отдам, пусть своих таких парней готовят. Поговаривают, что даже Дикие опасаются с ними связываться. Ну а мы чего добивались?

Стенборо — так вообще сплошное разорение. О чем я только думал, когда его создавал? Такое впечатление, что все эти ученые — механики, химики, оптики, металлурги питаются исключительно благородным металлом, едят золото и на завтрак и на обед и на ужин. Не исключено, что и по ночам пару раз просыпаются, чтобы подкрепиться. Нет, толк от них, конечно, огромный, вот только бы расходов поменьше, а? И ведь не сократишь их, иначе придется какой-нибудь проект прикрывать, а они там все важные.

Да и еще открытые мною при имперском университете два новых факультета, горный и металлургический, тоже требовали расходов.

Горестные размышления прервали открывшиеся двери. Дети. Мои дети — Яна, Конрад и Алекс. Им всем недавно исполнилось шесть лет — они в один день родились. Опять из-под надзора воспитателей сбежали. Инициатором и идейным вдохновителем побега, конечно же, являлся Конрад, всегда так происходит. Алекс, тот немножко другой, его больше всего ответы на вопросы интересуют. А вопросов у него… Яночка же просто солнышко, моя любимица, хотя я и старательно держу это в себе.

Яна привычно залезла ко мне на колени, Алекс принялся рассматривать гравюры в лежавшей на столе книге, а вот за Конрадом нужен глаз да глаз. Хоть и стоит он, делая вид, что его крайне заинтересовала висевшая на стене картина с изображением морской битвы — память о моем недолгом правлении Скардаром, но я-то его знаю… В кабинете собрана неплохая коллекция оружия, как огнестрельного, так и холодного, и вот она-то и притягивает Конрада как магнитом. В коллекции некоторые экземпляры весят не меньше его самого, так что не приведи господи — не догляжу.

— Папа, а почему ты почти старенький, а мама нет?

У Яны голосок звонкий, как колокольчик. Какой же я старый, мне до сорока еще о-го-го! Больше года. Просто разница у нас с твоей мамой почти в шестнадцать лет. Это, конечно, если по земному времени считать, в этом мире год длиннее, но и в таком случае разница существенна.

Может быть, отказать в кредите Военному департаменту? Но он кредит у меня берет, чтобы у меня же и приобрести очередную партию нарезных капсюльных винтовок. Берет в моем банке, а покупает с моего склада.

— Попроси маму, и она тебе другого папу найдет, молодого, — ляпнул я в ответ, занятый поиском выхода из положения.

Дети, переглянувшись, ушли. Я встал из-за стола и подошел к окну.

«Выход должен быть, просто сейчас я его не вижу, — размышлял я, глядя на раскинувшийся внизу сад. — Эх, плюнуть бы на все, собрать своих людей и махнуть куда-нибудь. Например, на север, к Тотонхорну. Если и есть где раздолье, так оно именно в его степях. Да и давно у него не был, года три точно».

Вспомнив, что при каждой нашей встрече он спрашивает у меня — «Меряться не передумал?» — я улыбнулся.

Нет, это не выход, отказывать в кредите Военному департаменту. Необходимо решать вопрос по-другому. Получить деньги в кредит в чужом банке? Тоже не вариант, сразу по всей Империи поползут слухи, что дела у меня пошли не очень. Как же, имея свой банк, входящий в тройку самых крупных, занимает деньги на стороне. Хоть действительно в государственную казну залазь.

Дверь в кабинет отворилась снова. Любимая. Да не одна, за ней гуськом шли наши дети, почему-то все трое с заплаканными глазами.

Что-то случилось? Так, если судить по выражению лица Яны, я опять в чем-то виноват. Но какая же она у меня красивая!..

Даже сейчас, когда вся во гневу. Ничего, есть у меня отличный способ, испробованный в деле. Стоит только поднять Яну на руки и немного покружить… И все, она сразу забывает, что была на меня за что-то зла, и начинает лепетать, прижавшись к груди. Только это самый страшный имперский секрет, потому что ну мало ли, вдруг и еще кто-то покружит.

— Вы что это себе позволяете, господин де Койн?

Ну, если на «вы», да еще по фамилии, дело серьезное. Как же она сейчас прекрасна, с гневным блеском в глазах, разрумянившимися щечками, и… и с «бурно вздымающейся грудью». А если еще учесть, что платье на ней отнюдь не с закрытым воротом…

Получалось так красиво, что я даже залюбовался, совершенно позабыв, зачем она сюда пришла.

— Дорогая… — начал я, осматривая Янианну новыми глазами. Так, как бы до нее приблизиться до расстояния вытянутых рук? Ведь она сама прекрасно знает о своей слабости, и легко ускользнет. Мне даже иной раз становилось непонятно, как это у нее получается, занятия танцами сказываются, что ли? Да еще эти служанки, столпившиеся в дверях.

— Дети, — сказала Янианна, по-прежнему глядя на меня отнюдь не влюбленными глазами, — нам с отцом нужно серьезно поговорить.

Так, одна проблема устранена — дети вместе со служанками покинули кабинет, и дверь за ними прикрылась. Теперь попытаться приблизиться. Сейчас!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.