Еврейская и христианская интерпретации Библии в поздней античности

Гиршман Марк

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Еврейская и христианская интерпретации Библии в поздней античности (Гиршман Марк)

Редакционный совет

Редакционный совет Editorial board
Исраэль Барталь (председатель) Israel Bartal (chair)
Мордехай Альтшулер Mordechai Altshuler
Иом Тов Ассис Yom Tov Assis
Михаил Бейзер Michael Beizer
Иоханан Бройер Yochanan Breuer
Олег Будницкий Oleg Budnitski
Ури Гершович Uri Gershovich
Михаил Гринберг Michael Greenberg
Моше Идель Moshe Idel
Рашид Каштанов Rashid Kaplanov
Аркадий Ковельман Arkady Kovelman
Зоя Копельман Zoya Kopelman
Вольф Московия Wolf Moskovich
Виктория Мочалова Victoria Mochalova
Моше Навон Moshe Navon
Александр Рофе Alexander Rofe
Сергей Рузер Serge Ruzer
Михаил Рыжик Michael Ryzhik
Евгений Сатановский Evgueni Satanovski
Дмитрий Сегал Dimitri Segal
Сергей Тищенко Sergei Tischenko
Дмитрий Фролов Dmitri Frolov
Зеев Ханин Zeev Khanin
Авигдор Шинан Avigdor Shinan
Михаил Шнейдер Michael Schneider
Шауль Штамш}>ер Shaul Stampfer
Зеев Элькин Zeev Elkin
Алек Эпштейн Alek Epstein
Главные редакторы Editors-in-Chief
Александр Кулик Alexander Kulik
Илья Лурье Ilia Lurie
Издатель Publisher
Михаил Гринберг Michael Greenberg

Предисловие

Это исследование началось в 1985 году, когда я предпринял попытку определить, оказала ли структура еврейского мидраша влияние на катены Про копия Газского.

Анализируя тексты Прокопия, я был поражен многообразием литературных форм, в которые церковь облекала свои толкования Библии. Они варьировались от гомилии, произносимой на школьном занятии, до письма, биографии и истории. В самом деле, в христианских комментариях был задействован весь спектр греко–римских литературных жанров.

В противоположность этому, талмудический комментарий ограничился одной литературной формой — мидрашем, что представляется мне сознательным стремлением палестинских раввинов первых пяти веков нашей эры обособиться в литературном отношении от господствующей культуры. Хотя греческая и римская культуры оказывали влияние на еврейских мудрецов, о чем подробно написано Шаулем Либерманом, последние ограничили свое устное (и письменное) интерпретаторе кое творчество (аггада)одним основным жанром — собраниями мидрашей. Здесь я не касаюсь двух других основных жанров (Мишна и Талмуд).

Эта монография первоначально задумывалась как попытка представить современному еврейскому читателю контраст между церковной литературой и сочинениями талмудистов. Первый издатель книги (на иврите), Меир Айали, советовал мне расширить границы исследования, так что в конце концов книга превратилась в обзор некоторых литературных связей между раввинистическим мидрашем и патристической экзегезой в эпоху поздней античности.

В центре моего внимания были Отцы церкви, родившиеся или жившие в Палестине в III—V в.: Юстин Мученик, Ориген и Иероним. Выдвигая на первый план изучение жанров, я одновременно попытался рассмотреть и другие проблемы, такие, как полемика между двумя религиозными традициями и заимствования из одной в другую. Я убежден, что сравнительное изучение экзегетического творчества в иудаизме и христианстве античного периода чрезвычайно обогащает наше понимание этих религий и самой Библии.

Эта книга с исключительной тщательностью была переведена с иврита на английский Батией Штейн, которой я выражаю свою благодарность, как и редакторам и дирекции издательства SUNY Press за их внимание к рукописи. По сравнению с оригиналом мною не произведено никаких серьезных изменений, за исключением главы 1, которая была переработана из эссе, опубликованного в «Маханаим», № 7 за 1994 год. В английском издании в некоторых местах, где это необходимо, я отхожу от стандартных переводов раввинистических сочинений. В главе 2 содержится обзор раввинистического и патристического литературного творчества, при этом основной акцент делается на содержащихся в них сходных утверждениях об исключительности и уникальности. В главе 3 рассматриваются стили интерпретации, существовавшие в этих двух традициях, причем проводится различие между двумя аспектами: техникой расшифровки текста и теми риторическими приемами, которые использовались для представления полученных результатов. Христианский гомилет, проповедовавший на греческом языке в рамках условности греческой риторики, отличался от еврейского толкователя, проповедовавшего на арамейском (или иврите) перед еврейской аудиторией. Обсуждается контраст между широким разнообразием христианских гомилетических сочинений и весьма однородным стилем еврейских собраний, включающих беседы и комментарии. В этой главе представлены и портреты ведущих христианских ораторов, характеристика же языка их произведений и реально–исторический комментарий к ним откладываются до более позднего времени.

В главах 4—6 предметом исследования является важное сочинение Юстина Мученика «Диалог с Трифоном Иудеем», свидетельствующее о бурной полемике по поводу толкования Писания между христианами и евреями, какой эта полемика представлялась христианину, жившему во II веке. Гомилии Юстина сопоставляются с их аналогиями в Мехильте и Берешит Рабба, для того чтобы подчеркнуть различие в их подходе к общим проблемам толкования Писания.

Главы 7 и 8 посвящены Оригену, одному из духовных столпов церкви, который жил и писал в Кесарии в 30—40–х гг. III в. Ориген чрезвычайно интересовался еврейским толкованием Библии и посвятил жизнь пониманию Писания, в том числе еврейского оригинала. Его гомилии и комментарии, судя по всему, бросали серьезный вызов еврейской общине того времени.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.