Американский вампир

Арментроут Дженнифер Л.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Американский вампир (Арментроут Дженнифер)

Глава 1

Если бы у вампиров была сила, которую можно было бы использовать, по мнению Грэфа МакДоналда, это должен был быть внутренний GPS. Управляя своей машиной — черным Де Томазо Пантера Эль 1974 — одной рукой, он ткнул в крошечный экран GPS-навигатора TomTom другой, произнося при этом такие слова, за которые его мать заставила бы прополоскать рот с мылом.

Его смартфон BlackBerry завибрировал на кожаном пассажирском сидении всего за несколько секунд до того, как из динамиков заревела Lady Gaga. Он достал GPS из подставки левой рукой, придерживая руль коленями, пока отвечал на звонок правой. Еще одна вампирская способность: управлять машиной коленями при необходимости.

— София, что тебе нужно? — спросил он, нажимая при этом на тач-экран навигатора.

— Дорогой! — она всех так называла. По привычке. — Ты уже едешь, да?

Эта ее манера заканчивать свои вопросы ответами, которые она хотела услышать, была, как минимум, в пятерке "самых нервирующих". Грэф не мог не улыбнуться.

— Немного опаздываю. Этот дурацкий навигатор сломался.

— О нет, нет! — запричитала София, и даже эти слова прозвучали с итальянским акцентом. — Дорогой, ты ведь не опоздаешь на мою вечеринку, нет?

Грэф быстро взглянул на дорогу: ничего не изменилось с тех пор, как он потрудился последний раз на нее посмотреть.

— Нет, если смогу что-нибудь придумать.

— Так где ты сейчас? — настойчиво спросила она.

— Буду честен с тобой, Соф. Не имею ни малейшего гребаного представления, — он приготовился к выговору, который непременно последует.

— Грэф, следи за выражениями! Разговариваешь, как деревенщина, — она вздохнула. — У тебя же есть мой адрес, да?

— Да, у меня есть твой адрес. И я его ввел в этот прибор.

Чертовы технологии. Вообще-то они ему нравились. Интернет — слава Богу, что он есть. Телевидение высокой четкости — да, да, да! Маленькие устройства, которые притворяются, что хотят помочь тебе, а потом наносят удар в спину! Можете отсосать его большой и толстый…

— Честно говоря, не понимаю, как ты мог заблудиться. Вырули на шоссе и езжай в направлении Вашингтона. Это же просто! — голос Софии звучал обиженно. — Постарайся! — Хорошо, тыковка, постараюсь. Только вот я уронил этот дурацкий TomTom у Дэнни на стоянке, и теперь там все по-испански, поэтому я никак не могу вывести карту на экран, — он глубоко вдохнул и, зажав телефон между плечом и ухом, достал сигареты из кармана куртки, лежавшей рядом.

— Не понимаю вас, мужчин, — произнесла София, сделав ударение на последнем слове так, что оно прозвучало как оскорбление. — Ты же знаешь, почему я сейчас обращаю только женщин, да? Потому что они не такие… грубые и глупые. Не хочу задеть твои чувства, милый Грэф, но это правда. Я так считаю. Так вот, притормози где-нибудь, узнай, куда ехать, и затем поспеши сюда. Хороший мальчик! Пока-пока!

Как обычно она повесила трубку, не дождавшись его ответа. Он бросил телефон на заднее сидение, TomTom полетел туда же, но упал на пол. Грэф закурил и вновь посмотрел на дорогу. Оттуда на него таращился самый крупный олень из всех, что он когда-либо видел.

Вскрикнув и резко повернув руль, чтобы не задеть животное, Грэф съехал на обочину. Неподалеку за высокой травой виднелась канава. Угоди он туда — и вся спецпокраска будет испорчена, не говоря уже о неоновой подсветке. Этого нельзя было допустить. Машину занесло на гравийной насыпи, когда он вильнул, попытавшись вернуться на дорогу. Взяв автомобиль под контроль, Грэф резко затормозил.

Очень немногие вещи вызывали у него такой приток адреналина, как угроза его машине. Грэф навалился на руль с выпрыгивающим из груди сердцем, которое обычно не билось.

— Господи, — пробормотал он, успокоившись и включив первую передачу. Ладно, может, София права. Пора проглотить гордость, попросить о помощи и следить уже за дорогой.

"Проблема в том", — рассуждал Грэф, медленно двигаясь по дороге и озираясь по сторонам, высматривая других чертовых оленей, — "что здесь негде остановиться". Он проехал мимо множества ферм, ранчо с домами, верандами и бассейнами. Там не было ни единого дерева, отбрасывающего тень на лужайку и ни единого намека на то, что где-то неподалеку находился город. Грэф миновал заброшенное зернохранилище и попытался вспомнить, когда в последний раз видел хоть что-то, напоминающее о цивилизации: около час назад. Времени оставалось все меньше. И если ему предстоит блуждать по дороге всю ночь, то стоит найти отель, где можно остановиться. Ведь если он не сделает этого до восхода солнца…

Сглотнув ком в горле, Грэф заставил себя собраться с мыслями. Без паники. Однажды рассвет застал его врасплох. Воспоминания о вспыхнувшей острой и невыносимой боли, адской агонии, скользнули по рукам огненным предупреждением. На лбу выступил холодный пот с кровью, и он вытер его, приказывая себе справиться со страхом. Да, поджариться на солнце было мучительно больно. И, да, пришлось долго восстанавливаться. Но тогда он был моложе, и регенерация была послабее. Всего этого можно избежать, сохраняя спокойствие.

Чтобы отвлечься, Грэф представил, какое веселье ждет его в конце пути. О вечеринках Софии на 4 июля ходили легенды. Много-много лет назад она жила в Англии, когда до нее дошли слухи о возможном восстании в колониях короля Георга. Как всегда, не желая пропустить все самое интересное, София запрыгнула на корабль и переехала. Вот так она стала свидетелем самого первого Дня независимости и самой революции, последовавшей за ним.

— Дорогой, — сказала она однажды. — Это могло либо стать настоящим событием, либо превратиться в хаос. Как я могла такое пропустить? Лежащие повсюду тела. Деревни, оставшиеся без защиты, после ухода мужчин на войну. Восхитительно.

Грэф улыбнулся воспоминаниям. Его родитель была… Ну, она была шикарна. Единственное, что ему не нравилось — приходилось делить ее с другими юнцами. Через три года после обращения она отправляла их в свободное плавание. София была как чёртова фабрика по производству вампиров, но все же давала каждому из них почувствовать себя особенным и любимым. То, что она отдавала кровь, уже было актом любви… Вы могли бы подарить что-то большее, чем вечная жизнь?

Краем глаза он заметил свет, недостаточно яркий, чтобы его увидел человек, но зрение вампира было превосходным. Перемещающийся луч света в темноте. Фонарик. Внутри какого-то здания. Грэф ударил по тормозам и остановился, изучая источник света. Заправка была закрыта на ночь — на Среднем Западе все закрывалось после десяти.

Там могла быть карта. И если сейчас на заправке воришка, он может получить ее бесплатно и заодно перекусить.

Грэф подъехал чуть ближе и, заглушив двигатель, позволил машине медленно катится по гравию дальше. Он вылез и не захлопнул дверцу: эффект неожиданности делал людей вкуснее, кроме того, если они вооружены, не хотелось бы, чтобы его подстрелили. Это не убьет его, но будет чертовски больно.

Подойдя к зданию, Грэф понял, что это место не просто закрыто — оно заброшено.

Некоторые окна были разбиты, и никто даже не потрудился забить их. Цены на сигареты, написанные на выцветшей табличке в одном из уцелевших окон, заставили бы Грэфа плакать от радости, если бы он мог. Он толкнул незапертую дверь, и зазвенел колокольчик. Неожиданно.

Полки пусты, нет сомнений, что тут все разграбили. Тогда зачем кому-то понадобилось сюда вламываться?

— Привет! — бодро позвал он. — Есть кто?

Кто-то двигался в дальнем углу магазина возле пустых стеклянных кулеров.

— Слушай, я знаю, что ты здесь. Видел свет от твоего фонарика.

Грэф подумал, что это похоже на начало фильма ужасов. Уверенный в себе парень идет в жуткое место, считая себя самым крутым, но тут что-то жуткое выпрыгивает из тени… Но в отличие от парня, Грэф знал, что самое ужасное здесь — это он сам, так что мысль о фильме ужасов заставила его улыбнуться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.