Синайское дело

Варлей Вика

Серия: Отдел «Т.О.Р.» [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Синайское дело (Варлей Вика)

— Этого не должно случиться, — произнес Учитель, глядя прямо перед собой. Его взгляд словно пронзал вершины гор, и его собеседник на мгновение почувствовал себя оторвавшимся от земли. И не было уже ничего вокруг: ни стен храма, украшенного цветами, ни запахов благовоний, ни двух человек в легких одеждах, восседавших в молитвенных позах на скромных подстилках…

— И не случится! — прозвучало еще более категорично.

— Какие будут распоряжения, Учитель? — почтительно спросил святой отец и склонил голову еще ниже.

— Святыня должна вернуться на святыню. Отправьте с миссией двоих: Мастера и одного из новичков. Пусть для последнего это будет посвящением…

— Да будет так!

Святой отец встал с колен и бесшумно удалился.

Глава 1

Марина сделала несколько шагов и остановилась возле огромного стеллажа. Она медленно обвела взглядом ровный ряд разноцветных корешков. Затем попыталась принюхаться. Книги в твердых бумажных, в мягких, в кожаных переплетах издавали ни с чем несравнимый аромат. При этом они разговаривали, а шептались между собой, пытаясь что-то донести до новой посетительницы Российской национальной библиотеки. Но, к сожалению, Марина не понимала их языка, лишь иногда улавливала настроение.

Молодая женщина нервно дернула плечом и стала озираться по сторонам. Разве кто-то поверит, если она расскажет, что все вокруг живое? Да и зачем рассказывать? Скорее всего, ее снова отправят на консультацию к психиатру… Марина сделала еще несколько неуверенных шагов. Вот, снова один из темных, старинных фолиантов вздрогнул при ее приближении, словно просыпаясь от многолетнего сна, и с готовностью распахнул свои кладовые: «Не проходи мимо! Во мне масса интересного и необычного! Я отведу тебя в другой мир, полный тайн, прекрасных героев и таких событий в их жизни, что твое воображение останется покоренным надолго…»

Марина Лещинская была здесь не впервые. Она вылетела в Санкт-Петербург еще неделю назад и теперь наведывалась сюда каждый день, как на работу. И пока ей так и не удалось договориться с администрацией библиотеки о доступе в хранилище, «святую святых». Сегодня же она дожидалась своего шефа, который грозился вот-вот появиться. Марина нетерпеливо взглянула на часики. Уже двадцать минут одиннадцатого, а он обещал быть к десяти… Неужели не придет? Что-то случилось? Не успела она подумать об этом, как сзади ее тронули за плечо. Это был Ярослав Олегович Краснов собственной персоной.

— Здрасьте! — бодро произнес он. — Давно ждете? Извините, что задержался, был важный звонок.

Ее руку немедленно сжали в горячей ручище, и потянули в сторону одного из кабинетов. Марина с некоторой робостью устремилась следом за Ярославом.

Обнаружив на двери деревянную табличку с надписью «Директор Левашов С.А.», Ярослав заглянул в кабинет, что-то спросил у его обитателя, а затем жестом дал Марине понять, что можно войти.

Они очутились в большой, уютной комнате. Первым прошел к столу и присел на стул Ярослав. Марина же выжидающе застыла возле двери, не забыв при этом женским взглядом оценить помещение. На окнах висели пестрые занавески, на подоконниках красовались фиалки, мебель была старая, но ухоженная. Вообще, все вокруг свидетельствовало о чистоте, порядке и относительном благополучии. И это в точности соответствовало облику хозяина кабинета — седовласого мужчины лет пятидесяти. Круглолицый и розовощекий Левашов сидел за своим рабочим столом, и уже начал было беседу с Ярославом, но при виде Марины оторопел, нахмурился.

— Опять вы? — недовольно буркнул он, повернувшись к Лещинской. И, не обращая внимания на присутствие Ярослава, прикрикнул: — Сколько можно отвлекать людей от работы? Не надоело? В следующий раз вас отсюда выведут силой! Полицию мне что ли вызвать…

— А мы они самые и есть… — медленно проговорил Ярослав и бросил на говорившего многозначительный взгляд. — Из Следственного комитета. Мы этот факт не всегда афишируем, но сейчас приходится. Марина Лещинская одна из моих коллег…

Левашов почувствовал, что ему становится не по себе от нацеленных на него глаз прибывшего. Но, тем не менее, хмыкнул и недоверчиво протянул:

— Да? Очень интересно! Что ж вы мне раньше свои «корочки» не продемонстрировали? И вообще, есть ли они у вас?

Краснов протянул удостоверение, и Левашов бегло прочитал: «Консультант по правовым вопросам…» И тут же презрительная улыбка появилась на его гладко выбритой физиономии.

— То, что вы предъявляете, а также то, что демонстрировала ваша коллега, не вызывает у меня особого доверия…

С каждым его словом взгляд Ярослава тяжелел и становился странно рассеянным, словно он сам проваливался в какую-то пустоту. Атмосфера в кабинете заметно изменилась — у всех присутствующих на плечах и на груди будто бы повисли свинцовые плиты. Стало трудно дышать. На лбу оппонента Ярослава выступил пот, а колени судорожно задрожали, подогнулись. Было видно, что он едва справляется с тошнотой.

Марина автоматически выбросила защитный щит: царившее напряжение доставило ей внутренний дискомфорт. Она даже испугалась за упрямого Левашова. Все-таки хотелось договориться мирным путем…

— Вы кто-о? — еле сумел выдавить из себя Левашов, судорожно сглатывая.

— Мы, Сергей Алексеевич, повторюсь, из отдела «Т.О.Р.» при Следственном комитете. И нас специально направили к вам, чтобы помочь в расследовании дела о пропавшей рукописи. Причем, направили из таких структур, спорить с которыми я сам бы поостерегся. Моя коллега Марина Лещинская не раз подъезжала к вам по моему распоряжению. Она была откомандирована сюда из Москвы, хотя у нас и без того масса срочных и не менее важных дел, чем у вас. Но вы почему-то не оказываете нам никакого содействия. И более того, препятствуете расследованию.

— Я? — пролепетал Левашов.

— Да, вы, — жестко отвечал Ярослав. — Не провели Лещинскую, как она просила, на место кражи. Откровенно выгоняете ее отсюда, чему я только что был свидетелем. Интересно знать, почему вы так себя ведете? Вам ведь предварительный звонок из областной прокуратуры был?

— Был…

Сглотнув слюну, Сергей Алексеевич для пущей убедительности кивнул. Краснов же продолжал допрос с пристрастием:

— Что приедет человек, и ему нужно оказать всяческую помощь, слышали?

— Да…

— И это вы просили о помощи?

— Да…

— И это вы объявили о начале международной конференции и созвали гостей из разных стран? И если вы ко времени не предоставите Синайский кодекс, то спровоцируете международный скандал?

Директор библиотеки развел беспомощно руками и пояснил:

— Хотели как лучше, а получается, как всегда. Идея, конечно превосходная — объединить части в единое целое. Сделать секретное достоянием масс. Для участников и гостей конференции в старинных помещениях отдела рукописей идет полным ходом подготовка выставки рукописных раритетов… И вот они приедут. И что? Это же просто катастрофа! Мы уж куда только не звонили, чтобы ускорить процесс…

Краснов не выдержал:

— Тогда какого же хрена вы моего человека в сотый раз выгоняете без информации и без объяснений?

Ярослав, заметив, как съежился Левашов, перевел взгляд на Марину. Та уже улыбалась. Краснов продолжил уже чуть спокойнее:

— Марина сюда только ради вас примчалась из Москвы и торчит в гостинице уже целую неделю! И мне из-за такого вот болвана, как вы, пришлось сорваться из Москвы и бросить все свои дела!

— Извините… — пробормотал директор. — Я подумал было, что она… э… не совсем нормальная. А как же? Попросила потрогать вещи, на которых рукопись лежала. Бред! Чем это, интересно, поможет?

— А это уж не вашего ума дело! — отрезал Краснов и сердито блеснул глазами. — Ведите нас, куда сказано! И поскорее!

Они миновали длинный коридор, и очутились в небольшом, тускло освещаемом помещении. Кругом были расставлены стеклянные шкафы с поблескивающими внутри сокровищами человеческой мысли. В углу суетились рабочие, прикручивая дверцу к одному из шкафов. Марина вошла последней и тут же спросила:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.