Стальная: наследие авантюристки (Гордость черного дракона) (Часть 1)

Волкова Альвина Николаевна

Серия: Стальная [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Стальная: наследие авантюристки (Гордость черного дракона) (Часть 1) (Волкова Альвина)

Глава 1

— Когда ты улыбаешься — звезды меркнут! — на одном дыхании, трепетно произнес он, прижимая ее хрупкую ладонь к груди.

На кончиках ресниц, точно бриллианты засверкали две крупные слезинки. Лилиан смущенно отвела взгляд, но яркий румянец выдал волнение и сердечный трепет.

— Не может быть, — одними губами прошептала она, — Я так счастлива.

— Выходи за меня, Лилиан, — предложил он, с замиранием сердца ожидая ее ответа.

Девушка, недолго думая, радостно воскликнула:

— Конечно, Джордж!…

Тяжко вздохнув, я откинулась на спинку кресла, и бросила на стол последний листок слезливой эпопеи о любовных похождениях Лилиан. Боже, какая муть! Не будь автор этого «шедевра» моей лучшей подругой, тут же предложила бы закидать свою Музу тухлыми помидорами. А так, придется найти помимо критики, что-нибудь положительное в трехсотстраничной эпопее о мечущейся от одного белокурого возлюбленного к другому, безмозглой барышне семнадцати лет. Ох, мама-мия, стоило отказаться от этой затеи еще тогда, когда Надя только начала намекать, что что-то пишет.

И откуда, скажите мне, у моей до крайности меркантильной подруги взялось столько розовых соплей?! Что-то раньше я за ней подобного не замечала! Видимо она хорошо маскируется. Или же моя бизнес-вумен в тайне мечтает о несбыточном. Я, конечно, люблю романы, но не такие, после прочтения, которых мозги превращаются в сахарную вату. Лучше бы она не фантазировала, а взяла и написала бы о своих рабочих буднях. Из жизни, так сказать, менеджера по продажам. Вышла бы изумительная вещь. Я даже название придумала: «Как закадрить клиента за десять секунд».

В коридоре зазвонил телефон. Кого это, ни свет, ни заря? Я кинула мутный от недосыпа взгляд на будильник. Неоновые стрелки показывали шесть утра. Опять засиделась. А через два часа на работу. Блин!

— Да, иду я, иду, — раздосадовано буркнула надрывающемуся аппарату, — Алло. Слушаю.

— Нина Валентиновна? — поинтересовался смущенный девичий голос.

— Да, я.

— Доброе утро.

Ну, это смотря с какой точки зрения посмотреть. Для меня, например, оно не доброе. И причину я уже назвала. Но в трубку пришлось промямлить то, что хотят услышать:

— Доброе.

— Я звоню вам, чтобы сообщить тяжкую для вас новость. Несколько дней назад скончалась ваша бабушка Мария Олеговна Тверёва.

— …н-да, — тихо пробормотала я, присев на табурет возле столика с телефоном, так как коленки предательски задрожали.

— Мы отправили на ваш адрес все уцелевшее имущество Марии Васильевны.

— …а…А что произошло? — смущенно поинтересовалась я.

— Пожар, — коротко и маловразумительно ответили на том конце.

— Понятно.

— Ждите вещи сегодня в час дня.

— Сп-пасибо.

— Соболезную, — наконец, почти шепотом, произнесла девушка.

— Да… конечно… спасибо.

Руки безвольно опали. Тишина в квартире показалась чудовищно громкой.

Чтобы придти в себя понадобилось несколько часов пешей прогулки и три порций шоколадного мороженного. На работу не пошла. Не было ни сил, ни желания. Я бродила по улицам города, не видя, ни куда иду, ни кто идет рядом со мной. Иногда на пути встречались знакомые лица, но я обходила всех стороной. Не хотелось никого слышать. Я шла и шла, пока не заболели ноги, и не захотелось домой.

Когда вернулась, часы пропикали двенадцать часов пополудни. Сварила крепкий кофе и сразу села за компьютер, где все еще висела незаконченная работа. Она отвлекла от печальных мыслей. В час ровно позвонили в дверь.

— Кто? — крикнула я, разглядывая в глазок мужчину крепкого телосложения в спец-костюме лаконично строгой расцветки синего с черным.

— Курьер.

Нехотя открыла дверь и выглянула в коридор. Стоящие деревянные коробки впечатлили размерами.

— Сколько с меня?

— Уже оплачено. Распишитесь.

Чирикнув роспись в графе «получено», возвратила квитанцию мужчине. Он оказался весьма любезным и помог внести коробки в квартиру. Они заняли практически всю прихожую.

— Спасибо, — пробормотала я.

— До свидания.

— До свидания.

Покопаться в вещах не дал очередной телефонный звонок. После прогулки уже четвертый. Странно: с работы я отпросилась, Надя занята. Кто бы это мог быть? Мне никого не хотелось слышать, и я просто игнорировала звонки.

Однако в этот раз звонили долго и упорно. Решили, наверное, взять на измор. В голову пришла запоздалая мысль, что это может быть та девушка, которая сообщила о смерти родственницы, звонит уточнить, получила ли я посылку. Я подняла трубку, и устало пробормотала привычное: «Да, я вас слушаю».

На другом конце провода дышали хрипло и тяжело точно пробежали марафонскую дистанцию. Я тоскливо посмотрела на аппарат.

— Слушаю вас, — милостиво повторилась, не отягощая голову лишними размышлениями.

— Ты, — просипели в трубку, — не смей открывать сундук.

— Кто вы? — тут же поинтересовалась, ощутив, как по спине побежали мурашки.

— Ты хорошо меня слышишь?!! — рявкнул незнакомец.

— Кто вы? — раздраженно вскрикнула, нервно дернув за ни чем не повинный провод.

— Не задавай глупых вопросов, — голос незнакомца так и сочился злобой, — Узнаю, что открыла…

Повелительный тон заставил непроизвольно сжать кулаки. Что он себе позволяет?!!

— Да пошли вы, — недослушав, презрительно фыркнула и бросила трубку.

«Ничего себе», — успела еще подумать, прежде чем телефон снова ожил. Отвечать не хотелось, но рука потянулась сама по себе.

— Слушаю.

— Не смей! Слышишь!

Пальцы, сжимающие телефон, побелели. Что этому типу от меня нужно? О каком сундуке идет речь?

— Не смейте больше сюда звонить, — процедила сквозь зубы, — или я вызову милицию.

— Откроешь — умрешь.

В трубке раздались гудки. Что за…Черте что. Руки мелко дрожали, и очень хотелось швырнуть об стену это надоедливое средство современной коммуникации. Не решилась. Зря. Очередной звонок заставил подскочить на месте.

— Не смейте мне угрожать! — крикнула в трубку, отметив, что голос приобрел истеричные нотки.

— Нина Валентиновна?

Это был явно кто-то другой. Не тот мерзкий тип. Голос говорившего отличался необычайной приятностью, и было в нем что-то, заставившее сразу успокоиться и слушать.

— Да, это я.

— Мы с вами не знакомы. Но нам обязательно нужно встретиться…. Это по поводу вашего наследства.

— Какого наследства? — нахмурилась я.

— Того, что оставила вам ваша бабушка.

— Кто вы?

— Я хороший знакомый Марии Олеговны. Меня зовут Станислав.

Подобная трактовка насторожила. Ни адвокат, ни доверенное лицо, а некий знакомый. Странно. Очень странно.

Увы, я не так хорошо знала Марию Олеговну, хоть и провела большую часть детства в ее доме в деревне. Баба Маша всегда была добра ко мне, но лет с одиннадцати, родители перестали отпускать меня к ней, каждый раз находя самые нелепые отговорки, лишь бы я оставалась дома. Боялись ли они за меня, или их пугало что-то другое? — не знаю. Скорее всего, перессорились из-за чего-то и просто не хотели впутывать ребенка в семейные дрязги. Бабушка она мне не родная, а двоюродная, но не менее любимая. И хотя мы столько лет не виделись, весть о ее смерти стала для меня серьезным ударом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.