Власть. Элита, народ. Подсознание и управляемая демократия

Зыкин Дмитрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Власть. Элита, народ. Подсознание и управляемая демократия ( Зыкин Дмитрий)

Введение

В одном городе в местных СМИ прошло сообщение, что вскоре цены на сахар резко пойдут вверх, поскольку правительство собирается обложить производителей сахара дополнительным налогом. Население города разделилось на две основные группы. Первая группа состояла из тех, кто поверил и бросился покупать сахар, пока он не подорожал. Вторая группа — это те, кто решил, что сообщения о дополнительном налоге не имеют под собой никакой реальной почвы. Представители второй группы поняли, что торговцы сахара просто распустили выгодный им слух для того, чтобы подстегнуть спрос на их товар. Однако вторая группа в полном составе также рванула в магазин и точно так же, как и первая, взялась скупать сахар в ускоренном темпе. Разумеется, когда весь город начал гоняться за сахаром, цены на него поднялись и без всякого введения налога, что дало повод первой группе убедиться в своей «правоте», «мудрости» и «прозорливости». С первыми всё ясно — это внушаемые и доверчивые люди, которые попались на удочку аферистов. Но почему же поведение вторых, более умных и проницательных, в конечном итоге ничем не отличалось от поведения первых? Чтобы ответить на этот вопрос надо проанализировать, как в данном случае рассуждал умный человек. Да, он знал, что никаких новых налогов никто вводить не собирался, и цены на сахар расти не должны. Но он предполагал, что обязательно найдутся те, кто поверит заказным статьям в прессе и побежит покупать! Тогда цены всё-таки повысятся, и все болваны успеют закупить сахар по низкой цене, а он, такой весь из себя прожженный и проницательный, будет вынужден переплачивать.

Этот классический приём манипуляции, вошедший в учебники, показывает, что существуют способы управления значительными массами людей без применения к ним прямого насилия. Человек уверен, что поступает по собственной воле, а между тем его поступки предопределены чужой волей.

Многие совершенно убеждены, что всегда принимают решение самостоятельно. Сама мысль о том, что ими кто-то в это время исподтишка управляет, оказывается совершенно невыносимой и отвергается сознанием. На самом же деле, те, кто так считает, оказываются самой легкой добычей для всякого рода шарлатанов. Такие люди наиболее управляемы именно в силу того, что не верят в само существование манипуляции и не желают учиться защищаться от неё. Им кажется, что их разум, богатый жизненный опыт, практическая хватка гарантируют им независимость мышления. А между тем, приведенный выше пример показывает, что даже приемы из арсенала начинающего специалиста по превращению народа в толпу, лишенную собственной воли, оказываются эффективными. Что уж говорить о тех случаях, когда за дело берутся матерые волки!

Означает ли сказанное, что от манипуляции невозможно защититься? Нет, не означает. И вот почему. Сила манипулятора заключается именно в том, что большинство людей даже и не пытаются защищаться. Одних, как я уже говорил, просто подводит самоуверенность, другие не имеют никакого представления о том, как именно происходит промывка мозгов.

В этой книге речь пойдет об уязвимых сторонах человеческой психики, о техниках управления людьми, о наших слабостях, на которых играют те, кто ставит себе задачу подчинять нас своей воле.

Предупрежден — значит вооружен. Если видеть проблему, то можно нащупать пути её решения. Эта книга для мужественных людей, для тех, кто способен заглянуть правде в лицо, какой бы неприятной и страшной ни была эта правда. Остальные пусть и дальше выстраиваются в очередь за сахаром — им я помочь не в силах.

Часть первая: человек на веревочках

Что лучше для стада овец:

когда им управляет главный баран или

главный пастух?

Лучше не быть стадом.

1.1 Что такое манипуляция сознанием

Манипуляцию сознанием часто называют промывкой мозгов, программированием разума. Нередко в ход идут и более резкие слова, такие как «оболванивание», «дебилизация» и тому подобное. А что. же на самом деле представляет собой манипуляция? На этот вопрос не так-то просто дать краткий, ясный и вместе с тем исчерпывающий ответ. Проиллюстрировать манипуляцию на конкретных примерах несложно, гораздо труднее построить четкое определение. Где заканчивается убеждение и начинается манипуляция? И возможна ли манипуляция во благо? Для ответа на эти вопросы всё-таки придётся начать именно с примера.

Вот родители желают приучить своего ребенка мыть руки перед едой. Как донести до детей информацию о том, что несоблюдение правил гигиены может быть опасно для здоровья? Ребенок ещё слишком мал, чтобы понимать, что такое микробы и чем они могут навредить. Ему бесполезно об этом рассказывать, поэтому необходимо использовать тот понятийный аппарат, до которого малыш дорос. В этом случае взрослые нередко говорят, что, мол, к грязнулям приходит Баба-Яга (Кощей Бессмертный) и уволакивает в далекие края, а потому надо «всем хорошим мальчикам и девочкам держать руки в чистоте». Несомненно, здесь имеет место манипуляция сознанием. Причем во благо. Ребёнок делает выбор без понимания, испугавшись несуществующих персонажей. И это отличительный признак промывки мозгов. Родители к тому же пошли на прямую ложь, но это второстепенный момент. Манипуляция не сводится ко лжи, хотя в манипулятивных техниках ложь присутствует всегда в той или иной форме. Действие без понимания — вот ключевой момент, с которого начинается любая манипуляция. Убеждение, напротив, основано на предоставлении человеку полной и достоверной информации. Личность в этом случае делает свой выбор предельно осознанно, прекрасно понимая, о чем идёт речь.

Отметим, что манипулятор вкладывает в чужие головы то, чему сам заведомо не верит. Не верили родители в Бабу-Ягу, ворующую грязнуль. Знали продавцы сахара, что никакого дополнительного налога никто не планирует вводить. Распространив ложную информацию, они толкнули людей в очень узкий коридор возможных решений, каждое из которых вело к победе манипулятора. Ведь и те, кто поверил проплаченным байкам, и те, кто не поверил, в конце концов, поступили так, как заранее и хотелось заказчикам «сахарной» кампании промывки мозгов. Приняв чужие правила игры, все действия человека, совершённые по собственной его воле, обречены были стать лишь метаниями марионеток на веревочках. И даже те, кто понимал, что на самом деле происходит, оказались заложниками более глупых, наивных, доверчивых и некомпетентных. Как видим, стоит заставить лишь часть общества плясать под дудку, так в скором времени запляшут и все остальные. Старый принцип: «выигрывает не тот, кто хорошо играет, а тот, кто устанавливает правила», предстаёт здесь во всей красе. А ведь всё начиналось именно с непонимания и незнания. Думаю, приведённых примеров достаточно, чтобы дать, наконец, строгое определение.

Итак, манипуляция сознанием — процесс внушения заведомо ложной информации, предопределяющей дальнейшие поступки человека.

Чтобы определение стало более строгим, необходимо объяснить, что понимается под внушением.

В классических трудах Бехтерева приводится определение Больдвина, который под внушением понимал «большой класс явлений, типическим представителем которых служит внезапное вторжение в сознание извне идеи или образа, становящихся частью потока мысли и стремящихся вызвать мышечные и волевые усилия — свои обычные последствия». При этом внушение воспринимается человеком без критики и выполняется им почти автоматически, иными словами, рефлекторно.

Б. Сидис модифицировал данное определение следующим образом: «Под внушением понимается вторжение в ум какой-либо идеи; встреченная большим или меньшим сопротивлением личности она, наконец, принимается без критики и выполняется без осуждения, почти автоматично».

Бехтерев, в основном соглашаясь с Больдвиным и Сидисом, указывает на то, что в ряде случаев личность абсолютно не сопротивляется, и внушение происходит совершенно незаметно для человека.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.