Огненный Подвиг. часть I

Уранов Николай Александрович

Жанр: Эзотерика  Религия и эзотерика  Философия  Научно-образовательная    1995 год   Автор: Уранов Николай Александрович   
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мы живем в суровое и грозное время — на рубеже двух важнейших эпох эволюции нашей планеты. Наступает Эра Огня, когда тонкие, "огненные" энергии изливаются на Землю из Космоса. Время, о котором предупреждали Пророки, Философы и Учителя человечества. Наступает Эра сотрудничества с Дальними Мирами.

Волны Огня, достигающие Землю, могут быть как созидательными, так и разрушительными. Все зависит от того, как люди их используют. Человечество, как Высший Принцип планеты, должно выполнять определенные космические функции, оно должно воспринимать энергии высших миров и отдавать свои энергии мирам нижележащим. В этом космическом метаболизме должно участвовать все человечество. Но пока он доступен только немногим избранным — тем, кто благодаря напряженной, самоотверженной духовной работе сумел возжечь свои высшие огненные центры. Эти светочи духа под руководством Великих Учителей ежедневно и ежечасно творят огненный подвиг служения человечеству.

"Огненный подвиг" — так называется книга философских очерков и эссе Николая Уранова. Кто он такой? Николай Уранов — литературный псевдоним Николая Александровича Зубчинского, принадлежащего к дальневосточной или азиатской когорте учеников и последователей Н.К.Рериха. В небольшой заметке "Жизнь — подвиг", написанной на смерть Николая Александровича Уранова, один из ближайших учеников Н.К.Рериха — А.П.Хейдок писал:

"В 1981 году, 6 июня <…> великий дух, известный в то время под именем Николая Александровича Зубчинского — завершил свой земной подвиг и ушел в сферы надземные. <…> Скажут — не знаем такого, не слыхали — и будут правы, ибо подвиг его творился в молчании, и это подвиг такого рода, что только великое сознание способно его оценить. При нашем последнем свидании с Николаем Александровичем, который был мне Другом и Братом, я сказал ему: — Ты Прометей, приносящий огонь с Неба на Землю! И это не было ни метафорой, ни преувеличением. <…> Для будущего, для человечества Нового Мира работал Николай Александрович, для того человечества, которое грядет — способное вместить и претворить в жизнь это Великое Учение <Агни Йогу>. Поэтому он не стремился к известности, к рекламе, а, наоборот, всеми мерами уклонялся от них, стремился к уединению, видя свое назначение в том, чтобы больше небесного огня (мудрости) принести на Землю. Тем не менее, о нем узнавали, и потянулись к нему ищущие Истину, со всех концов засыпали письмами, просили разрешения приехать. <…> Хочется отметить его высокую одаренность: он написал несколько прекрасных музыкальных пьес, которые сам же исполнял на пианино, живописал, сочинял стихи, проявлял большие астрологические познания, давал глубоко философски обоснованные советы многочисленным вопрошателям…

На его долю выпало немало жизненных испытаний, которые он переносил с твердостью и мужеством. Истинно, о нем можно сказать, что он прошел жизнь, как по струне бездну — красиво, бережно и стремительно."

Учитель творит через своих учеников. Много замечательных людей, откликнувшись на зов сердца, сплотились вокруг Великой Семьи Рерихов, продолжая и развивая начатое им дело обновления человечества. Настало время рассказать об этих людях, познакомиться с их творчеством.

Николай Александрович Уранов родился в 1914 году на станции Вэйшахе, близ Харбина (в Манчжурии). В юные годы, когда перед человеком со всей остротой встает вопрос о смысле жизни, он встретился с Борисом Николаевичем Абрамовым. В этот период в Харбин приезжает Николай Константинович Рерих, и Борис Николаевич Абрамов становится его Учеником. По поручению Н.К.Рериха, он создал и возглавил группу последователей Учения "Живой этики". В эту группу он привлек и Н.Уранова, став его Наставником. Современному читателю Борис Николаевич Абрамов хорошо известен как автор многотомного труда "Грани Агни-Йоги".

Во время пребывания Николая Константиновича Рериха в Харбине Уранов был совсем еще молодым человеком. Он присутствовал на публичных выступлениях Николая Константиновича, но природная скромность не позволила ему подойти и представиться Великому Мастеру. Однако неизгладимое впечатление этих встреч Николай Александрович сохранил на всю жизнь.

Окончив юридический факультет, Николай Александрович, в поисках заработка, вынужден был перепробовать разные работы. Но чем бы он ни занимался, главным делом его жизни всегда оставалось изучение и следование Учению Живой Этики, претворение Учения в жизни каждого дня. Напряженная внутренняя духовная работа продолжалась изо дня в день, каковы бы ни были внешние обстоятельства жизни. Этот опыт, очень ценный для начинающих, нашел отражение в ранних очерках Н.Уранова и в его работе "О качествах и свойствах" (человека).

"Около каждого качества, — писал он в этой работе, — есть его майя, которая часто принимается за качество. Так, например, — осторожность и боязливость, сострадание и жаление. При недостаточном опыте работы над собой можно майю принять За действительность. Можно трусить и оправдываться осторожностью; можно скупиться и оправдываться бережливостью; можно раздражаться и оправдываться возмущением духа. Без способности четко разбираться в своих побуждениях можно полететь в бездну, считая себя восходящим."

Родившись за пределами России, Николай Александрович всегда ощущал духовную связь со всей исторической Родиной — Новой Страной Учения. Он остро переживал драматические, а порою трагические моменты ее истории. Когда начиналась Великая Отечественная Война, он пишет стихи, полные непоколебимой веры в победу советского народа, в славное будущее нашей Родины (стихотворение так и называется "Родина"):

Чуя зодчества рок небывалый, Из времен поднимался народ, Поднимался, как новые скалы На поверхность бушующих вод. Но идущий в пучины забвенья, Старый мир не однажды хотел Отобрать его знамя спасенья, Погубить его славный удел… ………………………….. И теперь мы увидим воочию, Как дерзнувший ступить на Восток, Разлетится разорванный в клочья Растоптавший Европу сапог! Обожженная огненной лавой, Обагренная кровью святой, Ты пойдешь, озаренная славой, И народы пойдут за тобой. 22 июня 1941 года

В 1944 году произошла встреча Николая Александровича Зубчинского с Лидией Ивановной Прокофьевой, их жизненный пути пересеклись и слились в один. В марте 1945 года они поженились. Николаю Александровичу был в ту пору 31 год, и он уже давно шел по пути Учения, а Лидии Ивановне не исполнилось еще двадцати, и она была начинающей ученицей. Их познакомил Борис Николаевич Абрамов, и он же благословил их брак.

Когда двое гармоничных духовно устремленных людей вступают в брак, это всегда большое счастье и большое эволюционное достижение. Ибо создается и начинает действовать творческая батарея из двух Начал. Плоды такого духовного творчества обычно значительны.

Лидия Ивановна и Николай Александрович прошли по жизни осененные Любовью, помогая и поддерживая друг друга. Мне не приходилось слышать от Николая Александровича слова, вроде "я думаю", "я считаю"; обычно он говорил: мы считаем. И в этом сказывалось глубокое понимание и уважение Закона Сотрудничества Начал.

Счастливые дни после женитьбы были прерваны самым неожиданным и грубым образом: 2 сентября 1945 года (ровно через полгода после свадьбы!) Николай Александрович, по ложному доносу, был арестован, осужден на 15 лет и сослан в сибирские лагеря. Он провел там 11 лет, был освобожден в 1956 году и полностью реабилитирован. Это было время не просто тяжких испытаний, сама жизнь Николая Александровна подвергалась опасности, не один раз стоял он на грани жизни и смерти, и всякий раз чудесным образом приходило спасение.

Но даже в тех условиях не прекращалась работа над Учением. Я видел записную книжку Н.А., куда он делал записи из книги "Сердце". На титульном листе надпись: Сердце, книга по восточной медицине и философии. В то время Николай Александрович работал при лагерной больнице, и видимо, лагерную цензуру такая запись вполне устраивала: заниматься медициной, даже восточной, в больнице не возбранялось. Удивительно содержание записной книжки. Это очень поучительный образец того, как надо работать над Учением. Каждая фраза, каждое слово подвергалось глубочайшему осмыслению.

Первое время после освобождения Николай Александрович и приехавшая к нему Лидия Ивановна продолжали жить в поселке Вихоревка Иркутской области. В 1971 г. они переехали в г. Усть-Каменогорск, осуществив свою давнишнюю мечту быть поближе к Алтаю. Здесь, на берегу реки Ульбы, в Рудном Алтае, они проводили летние месяцы в красивой горной местности, в маленьком домике, принимая приезжавших к ним друзей.

Мне посчастливилось познакомиться с Николаем Александровичем примерно за год до его Ухода. В течение этого времени я несколько раз приезжал и гостил у него и Лидии Ивановны. И теперь, спустя более 12 лет после этих встреч, я храню незабываемое ощущение соприкосновения с человеком большой светлой души. Никакой напыщенности самоявленных "адептов". Простой, очень сердечный, немного суровый человек. Он любил шутку и обладал тонким чувством юмора. Беседы с ним были весьма поучительны, а значение их часто раскрывалось спустя многое время. И конечно неоценимы были и остаются его письма.

Николай Александрович переписывался со многими людьми, отвечая на их вопросы и обращения. Вот как отзывается о его письмах один из старейших московских литераторов, поэт и пифагореец, большой знаток эзотерической философии Юлиан Иосифович Долгин:

"Его Письма, необычайно поучительные для меня, читались и перечитывались мною многократно… Не во всех случаях я до конца понимал их. Некоторые фразы ставили меня в тупик. С иными мыслями я сначала не соглашался и спешил, в меру умения корректно, возразить ему.

Алфавит

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.