Маленький МИФОзаклад

Асприн Роберт Линн

Серия: Мифология [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маленький МИФОзаклад (Асприн Роберт)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Разница между умным и дураком определяется по последней ставке.

Б. Мейврик

– Поддерживаю!

– Гну [1] .

– Опять гну.

– Кого ты пытаешься обмануть? У тебя же барахло, онеры-эльфы!

– А ты проверь!

– Ладно! Подымаю тебя до предела.

– Поддерживаю.

– Поддерживаю.

– Мое барахло, онеры-эльфы, гнет тебя обратно до предела.

– Пас.

– Поддерживаю.

Для тех из вас, кто взялся за эту книгу с начала (молодцы! Терпеть не могу, когда читатели жульничают, забегая вперед!), все это может показаться несколько запутанным. Выше приведен диалог во время игры в драконий покер. Вы спросите, что такое драконий покер? Ну, эта игра считается самой сложной из всех когда-либо изобретенных карточных игр… а здесь, на Базаре Девы, понимают толк в карточных играх.

Базар-на-Деве – самый большой лабиринт лавок и самая крупная торговая площадь во всех измерениях, и поэтому через него проходит множество путешественников – демонстраторов разных измерений (демонов). Вдобавок к лавкам, ларькам и ресторанам (перечисленное вообще-то не охватывает всего там имеющегося ни по широте, ни по разнообразию) на Базаре располагается еще и процветающая игорная община. Там всегда высматривают новую игру, особенно связанную со ставками, и чем сложней, тем лучше. Основная философия состоит в том, что сложную игру легче выиграть тем, кто отдал все свое время ее изучению, а не туристам-любителям или пытающимся освоить игру на ходу. Так или иначе, когда девол-букмекер говорит мне, что драконий покер – самая сложная игра из всех, я склонен ему верить.

– Пас.

– Поддерживаю.

– Ладно, господин Скив Развеликий. Посмотрим, побьете ли вы вот это! Полный дракон!

И с рисовкой, граничащей с вызовом, он открыл свои темные карты. Вообще-то я надеялся, что он выйдет из игры. Этот конкретный индивид (по-моему, его звали Гмыком) был на добрых две головы выше меня и обладал ярко-красными глазами, клыками длиной чуть ли не с мой локоть и скверным характером. Говорить он предпочитал гневно крича, и постоянный проигрыш нисколечко не смягчал его нрав.

– Ну? Давай! Что там у тебя?

Я перевернул свои четыре темные карты, разложил их рядом с пятью уже открытыми, откинулся на спинку стула и улыбнулся.

– Что это? – вытянул шею Гмык, хмуро глядя в мои карты. – Но тут же только…

– Минутку, – вмешался игрок слева от него. – Сегодня вторник. Выходит, его единороги дикие.

– Но в названии месяца есть М! – вставил еще кто-то. – Значит, его великан идет за половину номинальной стоимости.

– Но у нас четное число игроков…

Я уже говорил, что игра эта сложная. Те из вас, кто знает меня по прежним моим приключениям (наглая реклама!), могут удивиться, как это я не плаваю в такой сложной системе. Очень просто. Никак! Я просто ставлю, а потом открываю карты и предоставляю другим игрокам разбираться, кто выиграл.

Вы, возможно, гадаете, какого же рожна я сел за такую отчаянную игру, как драконий покер, если даже правил-то не знал. Ну, на сей раз у меня есть ответ. Для разнообразия. Я просто развлекался.

Видите ли, с тех самых пор, как Дон Брюс, крестный отец Синдиката, предположительно нанял меня присматривать на Базаре за интересами Синдиката и приставил ко мне двух телохранителей, Гвидо и Нунцио, мне редко удавалось хотя бы минуту побыть без их опеки. Однако на эти выходные мои сторожевые псы отправились в Центральное управление Синдиката для ежегодного доклада, предоставив мне заботиться о себе самому. Ясное дело, прежде чем отправиться, они заставили меня торжественно поклясться быть осторожным. И опять-таки, ясное дело, как только они отбыли, я сделал прямо противоположное.

Даже без учета нашей доли от доходов Синдиката на Базаре наш магический бизнес переживал бум, и поэтому с деньгами затруднений не возникало.

Я взял из кассы с мелкой наличностью пару тысяч золотом и уже было настроился гульнуть как следует, когда пришло приглашение сыграть в драконий покер у Живоглота, в клубе «Равные шансы».

Как уже сказано, я абсолютно ничего не знаю о драконьем покере, кроме того, что в конце партии у тебя пять открытых карт и четыре темных. Как ни старался я уговорить своего партнера Ааза рассказать мне об этой игре побольше, старания мои всегда заканчивались лекциями на темы «Играй только в те игры, которые знаешь…» и «Не нарывайся…». Поскольку я и так уже вознамерился понарываться, шанс одновременно пренебречь указаниями и телохранителей, и партнера показался мне чересчур соблазнительным, и я не устоял перед таким искушением. Я хочу сказать, что, по моим представлениям, я мог в худшем случае всего лишь проиграть пару тысяч золотом. Верно?

– Вы все кое-что упускаете. Эта партия – сорок третья, а Скив сидит на стуле лицом к северу!

Приняв стоны и выражение явного отвращения на лицах за указание, я сгреб банк.

– Слушай, Живоглот, – сверкнул сквозь полуопущенные веки красными глазами Гмык, глядя на меня, – ты уверен, что этот Скив не применяет магию?

– Гарантирую, – отозвался девол, собирая карты и тасуя их для следующей партии. – Все игры, которые я устраиваю здесь, в «Равных шансах», контролируются на магию и телепатию.

– Ну-у, я обычно не играю в карты с магами, а Скив, как я слышал, считается великим мастером по этой части. Может быть, он настолько великий маг, что ты просто не можешь поймать его с поличным.

Я начинал немного нервничать. Честно сказать, к магии я не прибегал… и даже если бы захотел прибегнуть, то понятия не имел, как применить ее для жульничества в карточной игре. Беда в том, что этот Гмык выглядел вполне способным оторвать мне руки, если сочтет меня шулером. И я принялся ломать голову, чтобы подыскать какой-нибудь способ убедить его в обратном, не признаваясь всем сидящим за столом, как мало я смыслю в магии.

– Успокойся, Гмык. Господин Скив – хороший игрок, вот и все. Одно лишь то, что он выигрывает, еще не означает, что он шулер.

Это сказал Бол, единственный, помимо меня, игрок, похожий на человека. Я благодарно улыбнулся ему.

– Я не против, когда кто-то выигрывает, – пробормотал Гмык, защищаясь, – но он же выигрывает весь вечер.

– Я проиграл побольше твоего, – напомнил ему Бол, – и, как видишь, не жалуюсь. Говорю тебе: господин Скив – хороший игрок. Уж я-то знаю в этом толк – как-никак доводилось играть с Малышом.

– С Малышом? Ты играл с ним? – Сказанное Болом произвело на Гмыка заметное впечатление.

– И проиграл по ходу дела все, вплоть до носков, – скривившись, признался Бол. – Однако, на мой взгляд, господин Скив вполне способен заставить Малыша попотеть ради выигрыша.

– Господа! Мы собрались здесь болтать или играть в карты? – перебил эту дискуссию Живоглот, многозначительно постукивая колодой.

– Я выхожу из игры, – поднялся на ноги Бол. – Я способен понять, когда мой противник сильнее меня, даже если мне приходится продуться в пух, прежде чем до меня это дойдет. Мой заклад все еще годится, Живоглот?

– Годится, если никто не возражает.

Гмык шумно бухнул кулаком по столу, заставив упасть несколько фишек из моей стопки.

– Что это за разговор о закладах? – рявкнул он. – Я думал, эта игра идет только на наличные! Никто ничего не говорил об игре на расписки.

– Бол – исключение, – объяснил Живоглот. – Он всегда прежде выкупал свой заклад. Кроме того, тебе об этом незачем беспокоиться, Гмык. Ты не вернешь себе даже своих денег.

– Да. Но спустил-то я их, играя против того, кто ставит вместо наличных заклады. Мне кажется…

– Я покрою его заклад, – высокомерно заявил я. – Пусть это будет нашим личным делом и не касается всех прочих за этим столом. Верно, Живоглот?

– Совершенно верно. А теперь, Гмык, заткнись и играй. Или ты хочешь выйти из игры?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.