Вернись, а то убью!

Чиркова Вера А.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

— Не уходи! — Темира отчаянно вцепилась в полу дорожного плаща, но мужчина резким рывком вырвал ткань из тонких пальцев и оттолкнул её прочь.

— Я тебя умоляю… — женский голос прерывался от рыданий, — умоля-аю… ты же говорил… ты клялся… как ты можешь теперь…

— Только не говори, что всерьез верила в те романтичные бредни, которые каждый мужчина твердит женщинам с вечера, — с холодным презрением бросил он, застегивая на торсе пояс с оружием — тебе же давно не пятнадцать, да и я далеко не первый, кто грел твою постель.

Все это было правдой… и про возраст и про мужчин… она уже была замужем и успела овдоветь к моменту их встречи… вот только одно казалось ложью, его нынешний ледяной взгляд. Она же помнит… она точно знает, это не могло быть притворством… эти раскаленные от страсти прикосновения и полный глубокой нежности взгляд…

— Неправда… зачем ты наговариваешь на себя… — она еще и защитить любимого пыталась от его собственных признаний, но он только оскорбительно расхохотался в ответ.

— Нет… ты еще глупее, чем я считал… когда выбирал место, чтоб перезимовать… но ты была очень… ласкова… и я хочу дать на прощанье совет — выходи за этого остолопа Шарта и радуйся жизни.

По правилам, установленным им же самим, следовало не советы ей давать, а сунуть кинжал под лопатку, но она действительно, была очень нежна с ним… да и уходил он так далеко, что был абсолютно уверен, больше их пути не пересекутся никогда.

Темира неверяще смотрела на резко захлопнувшуюся дверь, потом вскочила и ринулась к окну. Чтобы успеть разглядеть несколько всадников, выезжающих из распахнутых ворот. Все они были в плащах, у каждого за седлом горбились туго набитые дорожные мешки.

Значит и правда, ушел навсегда… а она даже не успела сказать ему главного…

И невдомек было рухнувшей на пол женщине, что её молчание спасло ей жизнь, иначе никакие нежные воспоминания не остановили бы твердую руку от прощального удара.

Как не догадывался и всадник, скакавший во главе маленького отряда к достижению заветной цели, что чем сильнее женская любовь, тем легче она переходит в лютую ненависть.

Глава 1

— Нет! Не может этого быть… — еще шептал я растерянно, еще хотел всей душой вернуться на час, на день назад, чтоб избежать этой боли, чтоб исправить, помочь…

А разумом точно знал, ничего исправить уже нельзя, и помощь запоздала, по меньшей мере, на сутки, а горькая, неизбывная боль потери теперь останется со мною навсегда. Со всеми нами.

Норен Ганетти был одним из самых неприметных моих коллег, и я мог бы никогда не познакомиться с ним поближе, если бы несколько лет назад наши расследования случайно не пересеклись. По-собачьи добрые, чуть застенчивые глаза, немного скованные движенья и тихий голос немолодого, полноватого мужчины показались мне вначале совершенно не подходящими для нашей работы, и я немного раздраженно задал ему интересующий меня в тот момент вопрос. А уже через полчаса был совершенно очарован его мягким, спокойным голосом, дающим точные и развернутые ответы, его тактичными замечаниями и ненавязчивыми советами.

Уже после первой встречи я начал считать его другом, и навещал каждый раз, когда имел возможность, или когда дела забрасывали меня в маленький городок, где он жил постоянно. Я искренне уважал его за то, что он всегда брался за те самые дела, от которых всеми силами старался отлынивать я сам. А он с той же доброй и терпеливой смущенной улыбкой вникал в запутанные соседские тяжбы, знал все семейные тайны простых жителей своего городка и соседних деревень и решал непростые дела о наследовании и супружеских изменах.

И вот теперь его нет… и эта несправедливость засела в сердце такой острой и жгучей занозой, что больно даже поглубже вздохнуть.

И многократно больнее от того, что мой коллега не погиб во время шторма или обвала, не умер от старости и не убит в честном бою.

Норена нашли случайно. Когда его наставник не дождался вестника о ходе расследования, то не сразу начал волноваться, решил подождать еще денек и только тогда организовывать поиски. И вдруг получил весомое подтверждение беды. Никто из непосвященных не знает, что не так давно ковен внес в наши опознавательные медальоны целый ряд улучшений и изменений. Теперь если око снимет или потеряет свой знак, ковен мгновенно получит магического вестника. А вот если амулет уничтожен или украден, магам поступает тревожный сигнал.

Сыскари прибыли на место, откуда пришел сигнал, уже через пару часов, и обнаружили жестоко искромсанное тело, а рядом, на камне, обломки разбитого булыжником амулета. И это говорило о многом, человек, совершивший преступление не просто знал, кого убивает, а затаил какое-то зло именно на нашу организацию.

— Выпей… успокойся… — осунувшаяся Клара сунула мне в руки кубок с каким-то напитком, и я решительно влил себе в рот её зелье.

Несмотря на то, что обычно предпочитаю собственные живые эмоции искусственному спокойствию, в этот раз намеренно изменил своему собственному правилу. Сейчас мне просто необходимо иметь возможность спокойно выслушать все выясненные сыскарями обстоятельства трагедии, чтоб потом, дома, в спокойной обстановке попробовать здраво разобраться в произошедшем.

— Успокоился? Идем, — тронула меня за плечо Кларисса, — Торрель собрал всех в зале для заседаний.

— Идем, — хмуро кивнул я, прекрасно понимая, что без этого заседания сейчас обойтись просто невозможно.

Королю тоже тяжело, а обсуждать печальную новость проще один раз, чем с каждой службой по отдельности.

Зал заседаний по форме похож на чашу, на дне которой стоит кафедра для докладчика, а выше, как круги по воде, расходятся ряды столов и приставленных к ним удобных кресел. Неширокие лестницы лучами прорезают эти круги в шести направлениях, и возле каждого сектора стоит табличка, где указано, кому тут принадлежат места.

Очам достался самый первый от входа сектор, с нами соседствует сектор ковена. Потом идут два сектора сыскарей и армии, и сектор для представителей знатных родов и высших чиновников. Последний сектор обычно занимают главы разных гильдий.

Но сегодня тут нет ни высокомерных отпрысков старинных семей, ни самоуверенных чиновников. Да и хитроватых гильдийцев тоже не пригласили. Зал заполнен сыскарями, очами и магами, и даже я сделал для себя несколько неожиданных открытий. Оказывается, старичок библиотекарь, которого я знаю чуть ли не двадцать лет, тоже принадлежит ковену магов, а улыбчивая владелица модной шляпной, где предпочитают покупать роскошные головные уборы все знатные дамы королевства — моя коллега.

— Его величество король, Торрель Дортеон Этавир, — еще не успел высокопарно объявить стоящий в дверях зала лакей, один из старших учеников ковена, а король уже стремительно пронесся мимо него и устроился за первым столом нижнего яруса.

Я в первый раз вижу его величество после свадебной церемонии, и потому не смог удержаться от чуть более пристального изучения его особы. Похоже, женитьба и в самом деле очень благоприятно отразилась на его внешности, и хотя я уже не раз слышал об этом от друзей и Хена, всегда лучше убедиться собственными глазами. А глаза мои видят посвежевшее и помолодевшее лицо, в уголках губ которого больше не таится застарелая боль. Да и счастливый блеск глаз, прорывающийся сквозь свежую печаль, очень красит и молодит его благородные черты.

Крепость, носящая гордое имя Элессит, сдалась через два месяца осады, после того, как стало ясно — усилия магов увенчались успехом, и горб с плеч принцессы исчез бесследно. А еще через месяц мы с Зией присутствовали на пышной свадебной церемонии, во время которой ковен выпотрошил магические резервы своих коллег подчистую. Зато водопады эфемерных цветов, бабочек и звезд, падающие на новобрачных, золотистые струи холодного огня, вылетающие из-под их ног, и осыпающие присутствующих разноцветными шариками, ленточками и цветочными лепестками, никого не оставили равнодушными.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.