Заговор красных генералов

Хлыстов Вадим

Серия: Заговор красных генералов [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заговор красных генералов (Хлыстов Вадим)

Глава 1

Жаркий южный день догорал над разграбленным храмом. Солнце, яростное в зените, сейчас просто ласково грело, а не давило беспощадным потоком своих лучей. Его розовато-золотистый тяжелый шар задумчиво висел над горизонтом, приветствуя бледную луну на другом краю пустыни, такую же огромную, но воздушно-невесомую и обещавшую желанную прохладу. Мягкий, еле ощутимый вечерний ветерок задумчиво перекатывал песчинки, сплетая их шорох в вечную, заунывно-тягучую песню Азии, песню и музыку бесконечных дорог, песню-обещание, которое никогда не сбудется…

Я сидел на вершине бархана и прощался с пустыней. Она безропотно отдала мне то, что долго хранила в секрете от людей. Отдала спокойно и безразлично, как отдает тот, кто уверен, что отданное к нему все равно вернется. И не имеет значения, когда, через тысячу лет или завтра. У пустыни свой отсчет времени…

Прямо передо мной виднелись полузасыпанные древние руины. Если не вглядываться и не знать, что здесь когда-то стояло святилище, то можно спокойно пройти мимо и не обратить внимания на несколько рыже-красных камней, прокаленных солнцем. Мало ли таких камней в пустыне, то появляющихся, то заносимых песком под неудержимым напором ветра. Но храм был. На вопрос, кто и когда его построил, пустыня промолчит. Затерялись в песках и во времени следы тех, кто пришел сюда еще за тысячи лет до фаланг Александра Двурогого. Никто теперь не объяснит и не расскажет, зачем построили древние строители на краю их ойкумены этот небольшой храм Индры-разящего. Уже никто. Кроме меня. Но и я буду молчать.

Грабили мы спокойно, методично и по науке, если к ограблению храма можно подходить с организационной и научной точки зрения. Для защиты от нежелательных посетителей развернули аппаратуру внешнего наблюдения, установили сканеры и датчики движения, выставили скрытые посты в узловых точках периметра охраны, оборудовали центр связи. В расчёте на длительную работу я назначил график дежурств, выдал охране документы, что они охраняют раскопки с ограниченным правом доступа на охраняемый объект, и, взяв с собой всё необходимое, со свободной частью моей группы двинулся откапывать песок в том месте, где должны быть ворота в храм. Копия рисунка внешнего вида храма у меня была, и ворота мы нашли почти сразу. К моему удивлению (и радости), неприятных сюрпризов в храме не было, и закончили мы за два дня. Вернее, закончили мои люди. Мне после первого дня делать было нечего, да и получил я свое. Ни ловушек, ни уводящих в лабиринт ходов. Сразу за входом располагалась анфилада из трех больших комнат, которая заканчивалась круглым залом. В зале — вырезанные прямо в камне четыре ниши, расположенные по сторонам света, и алтарь в центре с изваянием четырехрукого бога. Все из красного гранита. Гранита цвета крови, цвета Индры. И золото. Много золота. Но вся эта золотая мишура меня не интересовала. Моей целью была небольшая, покрытая патиной времени серебряная шкатулка, которая лежала у ног статуи грозно хмурящегося древнего божества.

Сейчас эта шкатулка находилась рядом со мной. Я в который раз взял её в руки и начал рассматривать. Простота завершённости, изящество простоты. И надпись санскритом на крышке — «Бойся». Рядом с надписью — вырезанное углубление в виде ладони человека. Шкатулка манила, звала, предлагала положить руку на крышку. Она искушала. Но все после. Сейчас пора уезжать. Все оборудование уже разобрано и погружено во внедорожники. Добытое неправедным трудом надежно спрятано от нескромных взглядов, график движения для таких ситуаций давно разработан. Ждут только меня. Впрочем, народ я подобрал терпеливый и молчаливый. Видавший виды народ. Мальчики-гвозди. У многих руки по локоть в… гм. В общем, народ битый-перебитый. Отбирал я их в свою команду долго и тщательно. Для них есть такое понятие, как «честный авантюрист с куражом». Они будут щепетильны в своей порядочности и честности даже в самых незначительных мелочах, пока ты будешь с ними так же щепетилен и честен. Такие жили по принципу: «Веру — царю, жизнь — Отечеству, честь — никому». Но как только ты перейдешь грань порядочности, то их отношение к тебе станет самым беспринципным и беспощадным. Принадлежность к команде для них зачастую важнее принадлежности к семье. Все когда-то служили, но стали ненужными после распада некогда великого государства. Да и плачу я им хорошо. Очень хорошо. После этой экспедиции многие из них могут уйти на покой и жить безбедно, доживая отпущенные годы, путешествуя по миру и мало в чём себе отказывая. Зато уверен я в них на сто процентов.

Мои размышления нарушил Фарид Искандеров, отвечавший за сборы. Он тихо подошел сзади и встал за спиной.

— Прощаетесь с пустыней, Андрей Егорович?

— Да, Фарид, прощаюсь. Красиво здесь… Даже уезжать жалко.

— Понимаю, но у нас все готово, ждем только вас.

— Еще пара минут, и я иду.

— Не буду мешать.

И он так же тихо исчез, как и появился. А я вспомнил, как мы первый раз с ним встретились.

Мне надо было решить важный вопрос, и я добился встречи с одним малодоступным чиновником. Прихожу в назначенное время, приемная у чиновника — как холл хорошей гостиницы. Две холёные секретарши, просители возле стен сидят тихо, как мыши под метлой. Промурыжили меня в приёмной часа полтора, потом пригласили. Захожу в кабинет, а там эдакий надутый индюк восседает за громадным столом и делает вид, что меня не замечает. Заняты они. Важными государственными делами заняты. Ну, я здороваюсь и начинаю ждать, когда меня заметят и соизволят предложить присесть. Вдруг дверь в кабинет резко открывается, и, сопровождаемый криками секретарш: «Туда нельзя, туда нельзя!!», входит подтянутый мужчина с восточным типом лица и, не обращая ни на кого внимания, начинает обстукивать стены, отодвигать стулья, заглядывать за шторы на окнах, явно что-то ища. Я с интересом наблюдаю, а чинуша побагровел и как заорет:

— Вы кто такой?! Что здесь происходит!!?

Тут вошедший, не оборачиваясь и продолжая свое непонятно дело, цедит так небрежно:

— Не мешайте. Я пароли ищу. Потерялись, заразы.

— Ка-а-а-а-кие такие пароли?? — растерянный голос чиновника.

— Да от баз данных нашей бухгалтерии и экономического отдела, господин советник первого ранга, — говорит мужчина и садится в кресло напротив чиновника, — от той бухгалтерии, которая мне, системному администратору, зарплату уже третий месяц не начисляет. Денег у них нет, в соответствии с вашим приказом об экономии финансовых средств. Пойду, пожалуй, дома еще поищу. Может, через пару недель найду. А бухгалтера пусть пока в отпуск идут, они все равно работать не смогут без паролей-то…

Свой вопрос я так и не решил, так как из кабинета с хохотом ретировался, но вспомнил о лихом админе, когда надо было проконсультироваться по компьютерным вопросам. Он мне помог, а я, пробив его данные по закрытым (не для меня) базам, узнал, что инженер он не простой и что его знания на этом не заканчивались, а были просто дополнением к основной колюще-режущей специальности. Я в то время уже набирал команду, и Фарид по всем своим параметрам мне подходил. Мы побеседовали, он согласился с моим предложением, и я в результате получил в свое распоряжение не только инженера высокой квалификации, но и специалиста по антитеррору.

Но что-то я отвлекся. Пожалуй, действительно пора ехать. Последний раз сверху взглянул на развалины храма, мысленно прося у него прощения. Неожиданно в голове зашумело, и перед глазами всплыла непонятная картина. Я как будто переместился вниз и теперь, весь в черных, похожих на дым латах, во главе отряда всадников в блестящих серебристых доспехах, с копьями наперевес, сидел на боевом слоне и смотрел на себя же самого, стоящего на бархане. В руках у меня была шкатулка, которую я должен положить к ногам Индры в его храме. Рядом со мной сидела красивая, грустно улыбающаяся молодая женщина.

Но тут подул ветерок, и видение исчезло. А внизу опять лежали просто камни.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.