Соглашение с дьяволом. Германо-российские взаимоотношения от Первой до Второй мировой войны

Хаффнер Себастьян

Жанр: История  Научно-образовательная    Автор: Хаффнер Себастьян   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Соглашение с дьяволом. Германо-российские взаимоотношения от Первой до Второй мировой войны ( Хаффнер Себастьян) Себастьян Хаффнер

Себастьян Хаффнер, родившийся в 1907 году в Берлине, в 1938 году эмигрировал в Англию и в 1954 году вернулся в Германию. Получивший докторскую степень юрист сначала работал для «Observer», позже для «Welt» и «Stern». Начиная с 1964 года, он написал ряд книг по истории и о современности, которые привлекли широкое внимание. После его смерти в 1999 году появилось автобиографическое произведение «История одного немца. Воспоминания 1914–1933 годов», которое стало одним из самых больших успехов автора.

Себастьян Хаффнер

Соглашение с дьяволом

Германо-российские взаимоотношения от Первой до Второй мировой войны

1. Германия и русская революция

Каждый знает, что большевистская Октябрьская революция была произведением Ленина, и так же почти каждый знает, что за полгода до этого Ленин в апреле 1917 года проезжал через Германию из своего швейцарского изгнания в Россию — в разгар войны между Германией и Россией.

Что уже не каждый знает, так это то, что это путешествие было предпринято по инициативе немецкой стороны, и были это самые высокие германские лица — рейхсканцлер, верховное командование вооруженных сил, министерство иностранных дел, различные немецкие посольства, — которые совместно осуществили решение «послать» Ленина в Россию. Но каким образом они пришли к этому поразительному решению — это все еще скрыто в полумраке.

Как самые консервативные государственные деятели кайзеровской Германии пришли к тому, чтобы связаться с наиболее радикальным революционером своего времени, прямо таки вступить с ним в союз? Каким образом они вообще «открыли» Ленина? Ведь это так и следует назвать — «открытие».

Ленин в марте 1917 года ни в коем случае не был фигурой мирового значения, какой он стал через полгода. Для европейских правительственных кругов он был сомнительной личностью, периферийным явлением даже среди объявленных вне закона и преследуемых революционеров, выживших после потерпевшей крах русской революции 1905 года. Уже перед этой революцией, а затем окончательно с момента её поражения он жил в эмиграции, перед войной напоследок в Кракове, принадлежавшем тогда Австрии, где его при начале войны схватили как вражеского иностранца. По ходатайству австрийского социал-демократа Виктора Адлера, сказавшему министру внутренних дел барону фон Хайнольду: «Этот человек более злейший враг царя, чем Ваше превосходительство», Ленина отпустили при том условии, что он немедленно покинет страну. Со многими усилиями ему удалось добиться того, что его пустили в Швейцарию (при въезде требовалось внести залог в 100 франков, которых у него не было; в конце концов некий швейцарский социал-демократ поручился за него). И там он с тех пор жил более чем скромной жизнью эмигранта и никого он не интересовал, кроме как полицию по делам иностранцев. Окна его цюрихской квартиры выходили на колбасную фабрику; по причине запаха Ленин с женой вынуждены были все время жить при закрытых окнах. Поэтому дни он предпочитал проводить в публичной библиотеке, где лысого, небольшого роста русского знали за завсегдатая. Там он запоем читал газеты, писал статьи для малоизвестных социалистических газеток и сочинял книги и брошюры, позже ставшие всемирно известными, но которые тогда он тщетно пытался издать через друзей в России в каком-нибудь захудалом издательстве.

Осенью 1916 года Ленин находился в отчаянном положении. Он писал своему товарищу по партии Шляпникову, который находился в Петербурге на свободе и пытался там напечатать книги Ленина: «О себе лично я должен сказать, что должен хоть что-то заработать. В противном случае я попросту подохну с голоду, правда! Цены просто адские, и я не знаю, на что мне жить» [1] . Шляпников должен был «с применением насилия» вытребовать деньги из издателей. «Если этого не произойдет, то я правда не смогу больше выживать, это я говорю совершенно искренне, поверь мне».

Через полгода после этого самые высшие инстанции Германской Империи занялись этим наполовину умирающим с голоду русским эмигрантом, и он вел переговоры с ними на равных. Спустя еще полгода он должен был дать мировой истории крутой поворот. Но как вообще немцы вышли на него?

Имя Ленина появляется в немецких документах в первый раз 30 ноября 1914 года. Несколько леворадикальных депутатов русского парламента, Думы, были арестованы, и авторитет по русским делам в германском Министерстве иностранных дел объяснил, что эти депутаты являются последователями некоего господина Ленина, который в настоящее время проживает в Швейцарии. Этот специалист, известный Кескюла, молодой эстонец немецких кровей, который сам был немного замешан в русской левой политике, сообщал тогда по запросу подробности о Ленине, и то, что он сообщил, звучало интересным. Если рассматривать под увеличительным стеклом, этот русский эмигрант Ленин выглядел немаловажной фигурой в масштабах его диковинного мира.

Немцы узнали, что он более десяти лет возглавлял экстремистскую группу русских социал-демократов, так называемых большевиков, и что он держит её железной хваткой и готовит к будущей революции; что с русскими социал-демократами умеренной ориентации, меньшевиками, он находится в непримиримой длительной вражде. Но прежде всего — и теперь это становится интересным, — что он с самого начала совершенно жестко и бескомпромиссно выступил против патриотического Единого фронта, в который вошли меньшевики и даже некоторые из его собственных последователей при начале войны, и что он был безусловно за «поражение царизма» в текущей войне.

Кескюла перевел статьи Ленина, и их прочитали в немецких министерствах, качая в недоумении головой, но с большим вниманием. У этого человека были неслыханные идеи, и он излагал их с определенной дикой логикой и невероятной деловитостью: речь шла о том, чтобы повсюду противопоставить народы их правительствам, привести их к тому, чтобы они повернули оружие против них, а мировую войну следовало превратить в мировую гражданскую войну.

И у этого человека действительно есть влияние в России? Действительно существует партия, которая более или менее следует за ним? Это интересно; следует это взять на заметку, этот человек может стать полезным. Ленин был открыт.

Уже вскоре после начала войны германское руководство рейха приняло решение «революционизировать» Россию. При этом прежде всего имелись в виду инородцы российской империи — поляки, финны, балтийские народы, — которых хотели подстрекнуть к тому, чтобы перетащить их из сферы влияния России в германскую. Но при этом вспомнили и о том, что Россия сама менее чем за десять лет до этого пережила революцию, что царская империя в течение года сотрясалась до самых основ. Из этого должно же еще что-то остаться… Ковырялись, так сказать, в золе, ища искры. Что при этом в конце концов действительно нашли, так это Ленина и его большевиков.

В сентябре 1915 года немецкое министерство иностранных дел определило с несомненностью: если стремиться революционизировать Россию, перевернуть вверх дном Россию изнутри, то тогда большевики были тем рычагом, который следовало применить. Все прочие экс-революционеры стали теперь, точно так же как и немецкие социал-демократы, военными патриотами. Некоторые все же хотели свергнуть царя, но по той причине, что он плохо вёл войну. В этом для Германии естественно нечего было искать. Только большевики были абсолютно против войны, готовы и во время войны сделать революцию, да — как там этот Ленин писал? — превратить войну в войну гражданскую. Таким образом, единственно только их можно было использовать как союзников, если они действительно смогут чего-то добиться, что выглядело сомнительным.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.