Переводчик со всех языков

Трускиновская Далия

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Социально-философская фантастика  Фэнтези    2011 год   Автор: Трускиновская Далия   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Переводчик со всех языков ( Трускиновская Далия) Иллюстрация Сергея ШЕХОВА

Глава первая

Мы работаем в команде, потому что кладоискатель-одиночка рискует жизнью. После того как Андрея завалило в подвале заброшенного дома, а труп нашли две недели спустя, мы как-то вдруг сразу поумнели. Поодиночке больше никогда не ходим. Кладоискатель — тоже профессия, и не из худших. Конечно, если есть еще какое-то занятие. Зимой, скажем, бегать по оврагам, где ручьи вымывают из почвы самые неожиданные вещи, не с руки. Зимой нужно сидеть в тепле, делать что-то не слишком обременительное и готовиться к летним экспедициям.

Но вот с тем домом на Магистратской следовало поторопиться… Наши городские власти непредсказуемы. Вот они решили сносить четырехэтажное здание на углу, чтобы ставить там многоэтажную автостоянку — замечательно. Здание — не памятник старины, а стоянка в центре города необходима. Вот они отселили жильцов — тоже хорошо. Решили сносить старую рухлядь летом. И это прекрасно. Но вдруг начинается суета, кто-то сверху дает команду «немедленно!», и в самую холодрыгу затевают снос дома — рядом с ним и в летнюю пору по узким улицам не проехать, а тут еще сугробы в человеческий рост, а тут еще обязательное ограждение! И прощай, Магистратская улица, по меньшей мере до мая!

Мы собрались на военный совет. Мы — это Дед, Муха и я, Гость. Прозвали в соответствии с поговоркой про незваного гостя и татарина. Ну, внешность у меня такая: раньше бабка татаро-монгольским игом звала, когда я ей сильно надоедал.

— Надо брать, пока там Тимофей не побывал, — сказал Дед. — Домина довоенной постройки. На чердаке, может, и оружие найдется. И наше, и немецкое.

— Кто бы возражал! — ответил Муха. — Но сперва нужно узнать, не засели ли там бомжи.

— А чего узнавать — подойти туда вечером и посмотреть, не горит ли свет, — придумал я.

— Они и в потемках могут сидеть. А поди их оттуда выкури!

Довоенный дом в городе, который с сорок первого по сорок пятый пару раз переходил из рук в руки, — это сокровище. Хотя с сокровищем приходится повозиться. Металлоискатель там бесполезен — столько в стенах всякого железа. Простукивать по старинке — как раз, обнаружив пустоту и продолбившись, попадешь в дымоход, а там одно богатство — слой сажи в три сантиметра. Но умные люди знают, что лучшее место для тайника — это большой деревянный подоконник. Если снизу проковырять, то можно спрятать золото и камушки. А подоконников только в окнах, что глядят на улицу, сорок штук…

Мы решили провести первую разведку немедленно. Разбежались по домам и собрались часов около одиннадцати, одетые по-походному и при оружии. Нет, ни огнестрела, ни травматики мы не берем, шум ни к чему, а старые добрые нунчаки могут пригодиться. Шокер у нас тоже имеется. И перцовый баллончик — хотя он против собак, но и человеческий нос его не любит. А у нас в хозяйстве есть респираторы — на случай, когда приходится ворошить пыль на чердаках. Там слой может быть по колено! А под слоем что угодно. Тимофей однажды бриллиантовую сережку нашел. Как она попала на чердак — уму непостижимо. Сперва в левом ухе носил, потом надоело — продал.

Он вообще-то не Тимофей, а Райво. Почему латтонец взял себе русское имя, догадок не было, его так уже месяца два все называли. Чудак феерический и при этом умеет драться. Дед с ним как-то сцепился — вломил ему неплохо, но сам потом отлеживался с сотрясением мозга. Тимофей и его орлы — наши городские конкуренты, они на природу не рвутся. А вот есть еще «лесные братья», так с теми лучше в лесу не встречаться, как раз и останешься в безымянном овраге кормить червяков. Черные кладоискатели. Их еще называют «гробокопатели». Против них могут выступить только красные кладоискатели — эти большой командой работают, выезжают человек по двадцать. Им сила нужна: они то из колодца пулемет вытянут, то в лесу заваленный дот раскопают. А нас всего трое. Да нам никто больше и не нужен. Было четверо…

— Кажется, пусто, — сказал Дед. Он пришел первый, заглянул во двор, послушал тишину и посмотрел на темные окна.

Брать дом мы решили со двора, с черного хода. Там сквозной подъезд, по узкому коридору можно выйти на лестницу, но надо все время светить себе под ноги, чтобы не вляпаться в кучу. Бомжи где спят, там и гадят — принцип у них такой, что ли?

Потом мы зря извели кучу времени на подоконники — никто в них тайников не устраивал.

Парочку спящих бомжей мы обнаружили на третьем этаже. Трогать не стали.

Влезть на чердак оказалось непросто: был люк в потолке, а лестница к нему отсутствовала. Мы впотьмах, светя фонариками, разбрелись по четвертому этажу, нашли забытые табуретки и кухонный стол. К счастью, висячего замка на люке не было; мы поставили под ним стол, на стол — табурет и с двух сторон подпирали Деда, пока он выталкивал наверх крышку люка. Наконец она откинулась. Тогда мы подсадили Муху — самого легкого, и он пошел по чердаку, докладывая нам о находках и ругаясь: грязи было по щиколотку.

— Во! Ящики! — донеслось из дальнего угла. — Открытые! С книгами!..

— А что за книги? — спросил Дед.

— Хрен разберешь… Погоди… Готическим шрифтом. По-немецки или по-латтонски… Их тут штук сорок.

Книги в наше время — сомнительный товар, но мы однажды нашли немецкий молитвенник восемнадцатого века, тоже готическим шрифтом, и отдали его постоянному клиенту — немцу-посреднику. Он заплатил за книжку тридцать евро, а сам ее продал, мы так подозреваем, за триста. Но это было давно. С того времени мы научились искать покупателей через интернет и кое-что выставляли на сетевых аукционах.

— Гость, лезь к нему, — сказал Дед. — Разберитесь там, орлы. Если что стоящее — тащите, я приму.

Он подставил мне «замок», подтолкнул — и я влетел в люк.

Чердак был обыкновенный, в меру захламленный. В углу светился фонарик, подвешенный к стропилу. Муха стоял на корточках перед ящиком и выкладывал на другой ящик книги.

— Слушай, им по сто двадцать лет, — разглядев цифры, обрадовался я. — По крайней мере, возьмут в букинистическом.

— И простоят они там десять лет…

— Да ладно тебе. Раз ничего другого нет, давай хоть книги возьмем.

Еще мы нашли исписанные тетради (фиг чего в них разберешь), а на дне — плоскую деревянную коробку с чистой бумагой и какими-то пузырьками темного стекла.

Есть коллекционеры, которых хлебом не корми — дай такой аптечный пузырек с наклеенной бумажкой. Платят они не слишком много, но этот товар у нас не залежится. Мы взяли коробку, несколько книг потоньше, спровадили Деду в люк и пошли изучать остальные углы. Ноги вязли в рыхлом месиве на полу.

Добыча в итоге была такая: плоская коробка, пузырьки, книги, несколько запыленных бутылок, сумка с тряпьем. Все это мы, решив, что на сегодня хватит, завтра тоже будет день, потащили к Деду.

Дед живет с матерью и ее сестрой в деревянном двухэтажном доме. Они правильные тетки — понимают, что у мужика свои потребности. Поэтому они сделали Деду отдельный вход в его комнату с лестницы. Сами к нему заходят очень редко — страшно. От одного плаката с Мэрлином Мэнсоном непривычного человека может вывернуть наизнанку, а ведь в комнате еще ужасы имеются. Дед настолько силен, что однажды вкатил по лестнице и установил в своей комнате байк. Так этот байк простоял всю зиму: гаража-то у Деда нет, а держать такую дорогую вещь в дровяном сарае — лучше сразу оставить на ночь посреди улицы. Более того, он почти в одиночку (Муха только дверь держал) спустил этот байк весной вниз. Так что его мать и тетка не хотят портить себе нервную систему сюрпризами, которые водятся в логове у Деда.

Он и сам — сюрприз. Из рыжей шубы, которую мы нашли в одном чулане, он сделал себе такую безрукавку, что хоть в кино показывай, в фильме из средневековой жизни. Волосы — по пояс. Обычно он их заплетает в косу. Если коса мешает, укладывает ее узлом на затылке, как его собственная бабушка. Когда сзади узел, а спереди борода, это впечатляет. В ближайший маркет Дед ходит в меховой безрукавке и босиком. В трамвае ездит тоже босиком. Однажды сказал контролеру: «Разве я похож на человека, который способен купить билет?». И контролер отвязался. А лет ему сорок.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.