Здравствуй, бессмертие!

Лукин Евгений Юрьевич

Жанр: Ироническая фантастика  Фантастика  Мистика    2011 год   Автор: Лукин Евгений Юрьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Здравствуй, бессмертие! ( Лукин Евгений Юрьевич)

Дьявол был в штатском. Или, как еще принято выражаться, в гражданке. Ни рогов, ни копыт — чиновник чиновником: строгий костюм, темно-красный галстук, даже какой-то значок на лацкане привинчен. Там, где у многих граждан располагается физиономия, имело место нечто утомленно-политкорректное, без каких бы то ни было индивидуальных черт. Чувствовалось, однако, что дьявольское терпение на исходе.

— Имейте совесть! — не выдержал гость из преисподней. — Душу еще не продали, а ведете себя как… Кроме вас, между прочим, тоже люди есть и тоже не прочь договор оформить.

Торговались вот уже пятый час. В окне высотной кухоньки занимался рассвет. Из промозглой заволжской мглы всплывало алое пушистое солнце.

— Подождут, — скрипуче отвечал клиент. Не в пример дьяволу, глаза его были красны. Сказывалась бессонная ночь. — Я свои права знаю. Пока не уточним все до последнего пункта — ничего не подпишу.

Гость исторг негромкий страдальческий рык.

— Как же вы ссуды брали? — подивился он.

— Так и брал! — огрызнулся клиент. — А то подмахнешь не глядя, а потом…

— Хорошо. Что вас конкретно не устраивает в данном пункте?

— Оговорки! Вот: физическое бессмертие. Почему только физическое?

— А какое же еще? Душа-то уже будет принадлежать мне, а не вам!

— Ладно. Допустим. А почему только до конца света? Что за ограничения? Бессмертие — оно и в Африке бессмертие…

— И Африка не вечна, — напомнил дьявол.

— В смысле?

— В прямом. Рано или поздно Африка перестанет существовать. Как и любой другой материк. Поймите, я просто не имею права сохранять вас в телесном состоянии после конца света!

Клиент колебался. Чиновничий облик гостя не успокаивал его нисколько. Скорее, смущал. Не исключено, что с копытами, рогами и хвостом дьявол внушал бы ему больше доверия.

Князь мира сего вздернул обшлаг рукава и демонстративно взглянул на циферблат наручных часов.

— Опаздываете куда? — желчно осведомился душеобладатель, залпом допивая остывший крепкий кофе.

— Как всегда, — ворчливо отозвался душепреемник. — Но на этот раз, имейте в виду, опоздания мне не простят…

— Ваши проблемы!

Солнце помаленьку вознеслось, обрело четкие очертания, изменило цвет с алого на золотистый. Там, где Волга была свободна ото льда, стлался белый мохнатый туман, из которого вставали прозрачно-косматые дракончики. Все это напоминало вид из самолета, когда поднимешься выше облаков.

— Ну хватит! — Дьявол щелкнул перстами.

Что-то изменилось. Тени пролетавших ворон мазнули вкось по стене кухоньки — и замерли, не достигнув двери.

— Что это вы сделали? — Клиент поднялся с табурета, встревоженно выглянул в окно. Три растрепанные вороны неподвижно и как попало зависли в воздухе. Остановись, мгновенье, ты прекрасно!

— Тайм-аут, — объявил гость. — Вообще-то так не положено, но я из-за вас и впрямь рискую опоздать… Как только договоримся, пущу часы снова. Присаживайтесь, продолжим…

Клиент присел.

— Врете ведь, как всегда! — тоскливо молвил он. — Только вот в чем?..

— Всегда? — переспросил позабавленный дьявол. — Когда это — всегда?

— Начиная с грехопадения! — Хозяин кухоньки решил блеснуть эрудицией. — Когда Адама с Евой искушали… Под видом змея.

— Искушать — искушал… — не стал отпираться нечистый. — А соврал-то где?

— Библию принести? — угрожающе спросил клиент.

— Несите, — сказал дьявол. Время стояло — и он чувствовал себя вполне комфортно.

Хозяин не поленился — сходил в комнату, принес Библию, плюхнул на стол, едва не опрокинув чашку.

— Книга Бытия, — любезно подсказал ему гость. — В самом начале. Глава третья, стих второй.

Клиент бросил на него враждебный взгляд, открыл, листнул.

— И сказала… жена… змею, — прочел он чуть ли не по складам. — Плоды с дерев… мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая… сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним… чтобы вам не умереть…

— Ну-ну! — подбодрил дьявол. — Дальше.

— И сказал змей жене… нет, не умрете… но знает Бог, что в день, в который вы… вкусите их… откроются глаза ваши, и вы будете… как боги, знающие добро и зло…

Дьявол кивал с ностальгической улыбкой на устах.

— Так, — молвил он, очнувшись от сладких воспоминаний. — А теперь та же глава, стих двадцать второй.

— И сказал Господь Бог… — с запинкой продолжил клиент, отыскав указанный текст, — …вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло… и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно…

— Почти слово в слово, — бодро заметил гость. — Уж вы поосторожнее давайте: если я соврал, то получается, что и Он соврал…

— Но ведь умерли же в конце концов!

— Кто?

— Адам с Евой!

— Ну-у… — укоризненно протянул дьявол. — Я-то тут при чем? Конечно, если не подпускать к древу жизни, рано или поздно помрешь…

— Вот так вы нас и накалываете! — в сердцах сказал клиент, захлопывая Библию и отправляя на стол, чем уже только не заваленный. Присутствовали тут и удлинявшийся с прибавлением новых пунктов пергамент (пункты возникали сами собой, стоило какой обговорить), и зубочистка (должно быть, взамен стального перышка — где его нынче найдешь?), и закатанная в пластик стерильная железочка для прокалывания пальца. Ватный томпон, пузырек спирта, кофейник, чашка, «Фауст» Гете в переводе Пастернака…

— Ну-с? — благодушно произнес дьявол.

Если раньше время работало на клиента, то теперь оно не работало вообще. Тянуть было нечего. Две с половиной вороньи тени, размазанные по кухонной стене, являлись прямым тому подтверждением.

Душепродавец засопел, нахмурился, пододвинул поближе пергамент и принялся, бормоча, елозить пальцем по всем пунктам.

— Так… так… Любую материальную ценность по первому требованию… Так… Женщины — понятно… Здоровье, молодость, силу… Бессмертие… Хм… Бессмертие… — покряхтел, посомневался. — Ладно, допустим… А это что? «Душепреемник обязуется приступить к исполнению желаний клиента через пять минут с момента подписания договора…» Почему через пять минут? Почему не сразу? Душу-то — сразу…

— Потому что пергамент сперва надлежит завизировать, подшить, присвоить номер… Я — лицо подотчетное. Пока документ не оформлен, поймите, я просто не имею права…

— Подотчетное… — сердито фыркнул души своей погубитель, не зная уже, к чему бы еще прицепиться.

— Время включать? — спросил дьявол. — Мне кажется, чем быстрее начнутся эти пять минут, тем быстрее они кончатся.

— Включайте, — буркнул клиент, освобождая от пластиковой оболочки стерильную медицинскую железочку.

Дьявол щелкнул перстами. Тени ворон метнулись по стене и исчезли. За окном шевельнулись развеваемые ветром прозрачно-косматые дракончики над мохнатой от тумана Волгой. Клиент поднес металлическое жало к подушечке указательного пальца и засомневался вновь.

— Ну вот конец света… — недовольно предположил он, кладя руки на стол. — Страшный суд. То есть получается, нынешний ад — это как бы предварительное заключение, если суда еще не было… Так?

— Вы что, нарочно? — взвыл дьявол. — Время пошло!..

— А раз я живу до конца света, то в ад не попадаю… — не слыша вопля, прикидывал вслух клиент.

— Не попадаете… — еле сдерживаясь, пробурлил дьявол.

— А после конца света?

— Что «после конца света»?!

— Ну вот конец света. Тела исчезли. А что с душами?

— Смотря с какими, — в остервенении отвечал враг рода человеческого. — Грешные души, в том числе и ваша, просто исчезнут. Истребятся! Если не верите, вот Библия — проверьте… Только время я снова остановлю!

— Ага, — удовлетворенно пробормотал хозяин кухоньки. — То есть потом меня просто не станет…

Болезненно ойкнув, проколол подушечку пальца, выдавил капельку крови и, обмакнув в нее зубочистку, вывел под договором нарочито неразборчивую подпись.

— Знаете… — доверительно молвил он дьяволу, прикладывая к ранке смоченную спиртом ватку. — Не обижайтесь, но, по-моему, я вас все-таки обул. Зря вы так легко на все соглашались…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.