Рыжий

Данливи Джеймс Патрик

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Данливи Джеймс Патрик   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рыжий ( Данливи Джеймс Патрик)

Джеймс Патрик Донливи «Рыжий»

1

Скудное весеннее солнце. По дороге в порт с грохотом тащатся телеги. Кричат бледные босоногие дети.

Входит О’Кифи и взбирается на высокий табурет. Рюкзак он забрасывает за спину и поворачивается к Себастьяну Дэнджерфилду.

— Ванны здесь чудовищных размеров. Впервые за два месяца я искупался. С каждым днем я все больше становлюсь похожим на ирландца. Подобно тому, как в Штатах при входе в метро всякий раз проходишь сквозь турникет.

— Ты ехал в первом или третьем классе, Кеннет?

— Первым. Мне осточертело стирать белье, а в этих убогих комнатушках в Тринити оно совершенно не сохнет. В конце концов я стал отдавать свое полотенце в прачечную. А ведь в Гарварде я мог зайти в аккуратненькую, выложенную кафелем душевую, а затем быстренько натянуть на себя чистое исподнее.

— Что ты будешь пить, Кеннет?

— А кто платит?

— Я только что отнес в ломбард электрокамин.

— Тогда закажи мне сидра. А Мэрион знает, что ты его заложил?

— Она уехала в гости к родителям и взяла Фелисити с собой на эти шотландские торфяники. Думаю, Балскадун ее совершенно доконал. Шорохи на крыше и стоны под полом.

— Ну и как ты там устроился? Зад себе еще не отморозил?

— А ты приезжай. Останься на выходные. Еды у меня немного, но я охотно поделюсь с тобой тем, что имею.

— То есть ничем.

— Я бы так не сказал.

— А я бы сказал. С тех пор, как я притащился сюда, все идет наперекосяк, а мои однокашники по Тринити убеждены, что мне деньги некуда девать. Они уверены, что если я получаю пособие по демобилизации, то карманы у меня битком набиты купюрами. Кстати, ты получил перевод?

— В понедельник проверю, пришел он уже или нет.

— Если мой не пришел — я погиб. А ты к тому же должен обеспечивать жену и ребенка. Черт! Но зато ты живешь регулярно, а я еще вообще не познал, что это такое. Не найдется ли здесь для меня какой-нибудь дамы не слишком строгих правил?

— Я поищу.

— Ну ладно. Мне пора идти, чтобы найти моего научного руководителя. Заодно проверю, смогу ли я отыскать аудиторию, где буду учить греческий. Никто ни черта не знает. Все держат в тайне. Нет, пить я больше не буду. Приеду на выходные.

— Кто знает, Кеннет, может быть твоя первая женщина уже будет тебя ждать.

— Что ж, посмотрим.

2

Крутой подъем к Балскадуну. Дорога петляет среди домов, прижимается к ним. Внимательные взгляды соседей. Туман над застывшей водой. Человек карабкается вверх по дороге. На самой вершине она упирается в зеленую дверь в бетонной стене.

Он в дверном проеме, улыбается; на нем белые туфли для гольфа и коричневые, в рыжую искорку, брюки; подтяжки скручены из обрывков проводов.

— Входи же, Кеннет.

— Ну и местечко. На чем только оно держится?

— На вере.

О’Кифи шныряет по дому. Открывает двери, кладовки, выдвигает ящики столов, спускает воду в унитазе, поднимает крышку бачка и спускает ее еще раз. Заглядывает в холл.

— Эта штуковина и в самом деле работает. Если бы у нас была жратва, она могла бы нам пригодиться. Внизу, в городе, находится один из этих гигантских продуктовых магазинов. Почему бы тебе не спуститься туда, чтобы продемонстрировать свой английский акцент и получить кредит. Я люблю твое общество, Дэнджерфилд, но предпочитаю наслаждаться им не натощак.

— Я уже и сам подумывал об этом.

— Одежонка у тебя, однако, не та.

О’Кифи выбежал в гостиную. Распахнул настежь стеклянную дверь, сорвал несколько листиков с почти засохшего растения и вышел в сад. Он постоял на неаккуратно подстриженном газоне, а затем пронзительно свистнул, увидев далеко внизу отвесные скалы над морской зыбью. Он обошел весь дом, заглянул во все окна. В спальне он обнаружил Дэнджерфилда — стоя на коленях, тот рубил топором голубое одеяло. О’Кифи поспешил вернуться в дом.

— Ради Бога, Дэнджерфилд, что ты творишь? Ты свихнулся?

— Терпение, Кеннет.

— Но это же отличное одеяло. Если ты хочешь его изрубить, лучше отдай его мне.

— А вот теперь, Кеннет, посмотри на меня. Ты видишь? Я обмотал им шею, подоткнул бахрому и — готово! Ну чем не голубой шарф команды гребцов из Тринити? Без утонченной дерзости невозможно воспользоваться неравенством классов. А вот теперь посмотрим, откроют ли нам кредит.

— Хитрюга. Но должен признать, что выглядит эта штука отлично.

— Разведи огонь. Я скоро вернусь.

— Раздобудь цыпленка.

— Постараюсь.

Дэнджерфилд вышел на пустынную Балскадунскую улицу.

Прилавок был сплошь завален аппетитными окороками и заставлен плетеными корзинами с яйцами. За длинным прилавком — продавцы в белых фартуках. С потолка свешиваются грозди зеленых бананов, привезенных с Канарских островов. Дэнджерфилд остановился перед седовласым продавцом, услужливо бросившимся ему навстречу.

— Добрый день, сэр. Чем могу служить?

Дэнджерфилд, поджав губы, выдерживает паузу.

— О да. Добрый день. Я бы хотел открыть у вас кредит.

— Вот и прекрасно, сэр. Будьте любезны, пройдите сюда.

Продавец распахивает гигантский гроссбух, лежащий на прилавке. Уточняет имя посетителя и его адрес.

— Посылать вам счета помесячно или поквартально, сэр?

— Думаю, поквартально.

— Возьмете ли что-нибудь сегодня, сэр?

Сцепив зубы, Дэнджерфилд шарит глазами по прилавкам.

— Имеется ли у вас «Пробковый Джин»?

— Разумеется, сэр. Вам большую бутылку или маленькую?

— Пожалуй, большую.

— Чем мы еще можем быть вам полезны, сэр?

— А есть ли у вас «Хейг энд Хейг»?

Продавец кричит через весь магазин. Мальчишка скрывается за дверью и вскоре появляется с бутылкой в руке. Дэнджерфилд поглядывает на ветчину.

— Сколько фунтов, сэр?

— Я возьму весь этот кусок. И еще два фунта сыра и цыпленка.

Улыбающийся продавец рассыпается в любезностях.

— Ну и погода. Ужасный туман. Не позавидуешь тем, кто в море.

Он хлопает в ладоши, подзывает мальчишку.

— Иди сюда, помоги отнести покупки джентльмену. Удачного вам дня, сэр.

Вверх на гору. О’Кифи вырывает у него свертки с покупками и раскладывает их на кухонном столе.

— Не знаю, как это у тебя получается, Дэнджерфилд. Когда я однажды попытался открыть кредит, мне сказали, чтобы я не появлялся без гарантийного письма из банка, в котором я держу деньги.

— Все дело в голубой крови, Кеннет. А теперь я отрежу кусочек сыру и дам его мальчугану.

Дэнджерфилд возвратился на кухню, улыбаясь и потирая

руки.

— Зачем ты накупил столько выпивки?

— Чтобы согреться. Думаю, со стороны Арктики скоро подует ледяной ветер.

— А что скажет Мэрион, когда вернется?

— Ни слова не скажет. Английские жены — просто чудо. Знают свое место. Ты и сам должен жениться на англичанке.

— Самое главное для меня — впервые отведать запретный плод. И семейное гнездо с женой и ребятишками, на которое медленно падает снег. Налей мне немного виски и не путайся под ногами, пока я буду готовить жратву. Иногда мне кажется, что приготовление еды — единственное занятие, для которого я гожусь. В то лето, когда я работал в Ньюпорте, я подумывал о том, чтобы вообще бросить Гарвард. Шеф-поваром там был грек, который был обо мне весьма высокого мнения, потому что я мог изъясняться на чистейшем литературном греческом. Но они все равно выперли меня оттуда, потому что я пригласил ребят из Гарварда выпить со мной в клубе. К нам подошел метрдотель и уволил меня на месте. Он сказал, что персонал не должен фамильярничать с посетителями.

— Вполне справедливо.

— А теперь, когда я уже стал дипломированным специалистом по классической филологии, мне все равно приходится готовить.

— Благородное призвание.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.