Мастерская Бога

Соколов Виктор Тимофеевич

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература  Фэнтези  Фантастика    Автор: Соколов Виктор Тимофеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мастерская Бога ( Соколов Виктор Тимофеевич)

После выхода книги писателю было написано письмо внуком Сталина, Евгением Яковлевичем Джугашвили.

Ваша мастерская бога прекрасный путеводитель нашему народу в эти кошмарные годы перестроек. Вы блестяще своим поэтическим языком раскрываете глаза тем, которые ещё бродят в потемках водимые СМИ. Наша страна уже стала колонией и стремительно превращается сионистами в сырьевой придаток кап. стран . Вы хорошо показали, что русский человек уже не хозяин в своем государстве. Я думаю, что Россия попала в страшный капкан. После смерти И.В. Сталина сионисты заняли почти все ключевые позиции – посты нашей страны. Дорогой Виктор, гражданственность, Вашего труда, патриотизм книги (Мастерская бога) и конечно почти музыкальный стих делают её особенно ценной. Пожелаем ей счастливого пути в подготовке сознания нашего прекрасного народа. Спасибо Вам за добрую память о товарище Сталине.

Крепко обнимаю!

Ваш Евгений Джугашвили.

Тбилиси. 21 ноября 1998 год.

Виктор Соколов

МАСТЕРСКАЯ БОГА

РОМАН-ПОЭМА

Выпущено совместно с издательством журнала «Сибирь»

Автор благодарит

администрацию и мэра города Шолохова Владислава Викторовича Поздняка

за помощь в издании этой книги.

Великий Бог,

Создав и рыб, и гадов,

Скотов и птиц,

Их расселил повсюду.

Но понял вдруг: чего-то

Иль кого-то

Не достает,-

И Он присел в раздумье...

Им нужен добрый пастырь.

Повелитель.

Им нужен... человек.

И Бог над речкой

Между камней

Нашел сырую землю

И стал творить

Хозяина природы.

Он начал с головы,

Ногами кончил.

Он мышцы враз

Наполнил щедрой мощью.

Что стойким быть должно,

Он стойким сделал,

И было существо

Его подобьем.

И Бог подумал:

«Царь-то одинокий.

Здесь надобна ему

Жена царица –

Поддерживать в пути,

Подчас нелегком,

Оказывать Малейшие услуги».

Бог вынул из поделки

Часть основы

И вылепил лицо...

И следом шею...

Он вывел грудь - две

Равных полусферы,

Налитых соком

Спелым и тяжелым.

И матовый живот,

Овальным клином

Упавший вниз, взметнул

Две складки кожи.

И две ноги,

Две полных и упругих

Раскинулись,

Как реки в час разлива.

Она лежала,

Словно на ладони.

Она влекла

Невинностью доступной.

На дело рук

Ваятель засмотрелся.

И было дело рук Его

Прекрасно.

Тогда к их лицам –

Бог Свое приблизил,

В открытость губ

Вдохнул живые души.

И в райский сад

Им приоткрыл калитку,

Поскольку был хозяином

Эдема.

А в том саду зеленом

При долине,

Где соловей

О чем-то пел заветном,

Добра и зла

Произрастало древо,

Собой питая

Яблоки тугие.

В листве его

Таился бес холодный.

Жену царя

Он совратил речами.

Она, познав свой стыд,

Познала мужа.

И в гневе Бог

Их выдворил из рая.

Засим,

Перед содеянным Смирился.

Зараз простил им

Грех сей первородный.

И Бог сказал:

«Живите,

Размножайтесь,

Но здесь вас ждет

Возмездие Отныне...»

* * *

Во мгле

Скрывается дорога.

И Мастерская – Русь

Во мгле...

И мы себя,

Вождя и Бога

Все ищем, ищем на земле

На русской

Праведной земле.

Пролог

1

Я снова в детство ухожу,

Вокруг забытых лет-вращаюсь.

К себе в таежье возвращаюсь,

Лучами-тропами брожу.

Лучи от жухлых трав рябы.

Над речкой,

Вскормленной урманом,

Растут навстречу из тумана

Не избы - россыпью грибы...

Тех изб старинных нет давно:

Поросших мхом,

Погнивших,

Старых -

Они лишь в памяти остались...

Но я их вижу все равно.

Они с их милой добротой,

С их верою в вождей

И в Бога.

Исчезли заодно с эпохой

За смертной, видимой чертой,

Что делит жизнь...

И наяву

Я окружен давнишним бытом.

Я воздухом дышу забытым,

В трех измерениях живу.

Коснулось прошлое крылом.

Я по привычке, молча, сжался.

День нынешний

С былым смешался —

Я в настоящем...

Я в былом...

Его кострами озарён –

Я знаю –

Мне от них не деться.

Неужто

Г розной «тройкой» к детству

Пожизненно приговорен?!

В каком, неведомо, году –

Измученный,

Голодный

Мокрый

Этапом под конвойный окрик

По памяти живой иду…

Я прибавлял и вычитал –

В работу

Тщательно включился.

В четвертом классе я учился

И взрослым сам себя считал.

Уроки давние храня,

Спокойный,

Невелеречивый,

Живу –

Знать, в детстве научили

Жить просто взрослые меня.

Я стал с годами чуть умней,

Бездумно в небе не летаю.

Порою в круговерти дней

Себя мальчишкою считаю.

Учителя тех первых лет...

О!..

Им я должен поклониться!

Открыв души моей страницы,

Они оставили в ней след.

След мне

Маячил впереди...

Он в настоящее уперся.

Плохой бы след

С годами стерся,

Оставив горечи в груди.

Так Сталин

В жизнь вошел мою

Портретом,

Бюстом,

Делом,

Словом...

Я это слово слышу снова

В хранимом памятью краю.

Пластинки с ящичком туда

Привез отец весной однажды.

Собрались жители,

И каждый

Внимал, как раньше - никогда…

Казалось, край,

И глух и дик,

Притих, сжимая птичье горло.

Вождя раскручивая голос,

Планетою

Вращался диск.

Молчали все

Друг другу в лад.

Я из избы,

Спеша, к ним вышел.

Я голос Сталина услышал –

О Конституции доклад.

Не торопясь, он говорил

О жизни,

Что в стране Советов

Полна отныне вешним светом.

И я легко

В мечтах парил.

Я слепо был готов идти

К земле,

Расцвеченной сияньем.

Но я не ведал

Расстоянья.

До цели я не знал пути.

А путь?
-

Он кровью стыл в снегах.

На нем

Не знал я прибавлений.

Я шел. Не поджимал коленей,

Но дрожь подчас

Была в ногах.

И пусть то самое оно

Со мной,

С другим ли кем-то было,

Там ничего

Не позабылось,

Хоть это было так давно.

2

И был

Восток из света соткан.

И ночь была и не была.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.