Рус Четвертый - Этруск

Крабов Вадим

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2012 год   Автор: Крабов Вадим   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рус Четвертый - Этруск ( Крабов Вадим)

Пролог

Два года назад в Мире Гея случилось одно неприметное событие. Флорина, пытливая ученая, а по совместительству Верховная жрица Месхитинского ордена Родящих сумела создать такую далекую Звездную тропу, какая «хозяевам» Звездных троп, коими мнили себя Ищущие, даже не снилась. Не иначе без помощи Пресветлой Лоос, богини — покровительницы Родящих не обошлось. Зачем помогла и помогала ли вообще, до сих пор оставалось тайной — Богиня не отчитывалась перед посвященными. Как бы там ни было, но факт остается фактом: больше в такую даль Флорина забрести не смогла, хотя упорно не прекращала попыток выйти за пределы Геи. Цель — родной Мир Альганов и Каганов с неисчислимыми богатствами (судя по пятнам — «островкам» их Мира на теле Геи). Это вожделенная цель манила всех сильных магов, однако всегда коварно ускользала, будто надсмехаясь над «жалкими людишками». Вот и тогда, два года назад, Флорине послышалась эта насмешка, и она со злости забрала с собой варвара — жителя странного Мира без капли Силы, Мира забытого всеми Богами.

Он, грязный варвар посмел ударить её, дать пощечину как последней портовой шлюхе! Но она славно его наказала — обратила в рабство и почему-то никому не сказала в какой дали откопала того дикаря и самому рабу приказала говорить о загадочных «Северных Островах». Нет, не почему-то. Умышленно скрыла правду от интриганок-Родящих, надеясь первой пробить дорогу к доступным альганским богатствам, вознести свою власть еще выше, а заодно щелкнуть по носу остальные ордена, особенно Ищущих.

Жаль, раб погиб и еще более жаль, что не успела воочию насладиться его страданиями. По своей обычной рассеянности забыла о его существовании, а когда вспомнила, стало поздно — он как раз умирал в пятне, Флорина это прекрасно почувствовала, когда пожелала «вызвать» раба. Что ж, на все воля Пресветлой…

Глава 1

Месхитинский орден Родящих лихорадило. Верхушка ордена до сих пор не примкнувшая ни к одной из партий металась. Младшие жрицы сопели в тряпочку, стараялись не попадаться на глаза начальству. Служки, воспользовавшись растерянностью наставниц, занимались спустя рукава. Сплетничали наравне с остальными. Где это видано! Внутренняя жизнь сильнейшего ордена после, казалось бы, обычного летнего Ареопага сломалась в одночасье.

Неторопливое собрание Верховных жриц подходило к концу, когда хозяйка, Верховная жрица Сиракского Храма Лоос — «Главного» на всей Гее, «случайно» наткнулась на листок дорогой тростниковой бумаги.

— Прошу прощения, сестры. Понимаю, все устали и я в том числе, но придется немного задержаться. Чуть не забыла, но вовремя нашла записку из секретариата, — значительная часть «Генералов» (в понимании других орденов) замерла в ожидании и лишь с десяток Верховных, не посвященных в интригу, недоуменно переглянулись. Досадная задержка. Шел второй день скучных заседаний. Пора провести общую торжественную молитву, открыть праздник и по домам. У каждой жрицы куча дел в родных епархиях и остров Сиракия ждет начала ежегодного карнавала в честь «Великих Сестер — наместниц Пресветлой».

— Стандор и Приор Месхитинского ордена давно хотят сообщить нам что-то важное. Прошу выслушать, сестры, — на безмятежную Флорину, которая словно не понимала, зачем сюда прибыли её заместители, даже не посмотрела. Формально на время Ареопага все «сестры» равны, но в реальности появление Старшей и Срединных жриц — нонсенс.

Томила и Викария, поклявшись, сообщили, что Верховной жрицей Месхитинского ордена предпринималась попытка нарушения Главного Запрета (Верховным жрицам нельзя заниматься сексом, есть мясо и много еще чего). В качестве доказательства раскрыли Ареопагу содержание снов личного раба Флорины. Дело в том, что содержание рабских снов всегда отражает причину порабощения, поэтому рабу в первую очередь запрещают говорить о собственных сновидениях. Флорина забыла приказать эту элементарную вещь толи из-за рассеянности, о которой среди жриц ходили легенды, толи из-за сильнейшего потрясения. Неудивительно. Из четкого пересказа сна выходило, что встреченный где-то на Северных Островах варвар отверг попытку соблазнения. Оскорбление для любой лооски. Этим объяснялись и скорость порабощения на одной «голой Силе» и сам факт протаскивания варвара по Звездной тропе. К сожалению для противников Флорины, сны толковались исключительно как попытка, а не само нарушение. В этом случае следовало однозначное лишение Верховенства, прецеденты встречались, а при попытке… многое зависело от расклада внутри Высокого Собрания. На данный момент он явно не в пользу Флорины.

— … раб погиб в пятне. Этот факт подтвержден моими подчиненными, — Викария закончила по-военному лаконичный доклад. Образцовый служака. При любом решении ей ничего особенного не грозит. Томила — приблизит, Древо предпочтет другую Верховную — та отблагодарит, останется Флорина… самое худшее — ушлет на задворки. А вот Томила сильно рискует. Куда она гонит? Не понимала она Стандора. В последние месяцы как с цепи сорвалась. И теперь стоит рядом — в глазах бешенство. Свою речь говорила, чуть ли не сквозь зубы.

— Что ответит сестра Флорина? — ритуальный вопрос «Старшей Среди Равных» прозвучал в звенящей тишине. Верховная жрица Месхитинского ордена официально стала обвиняемой.

— Я!? — растерялась Флорина, — как все неожиданно… нет, это невозможно… — бормотала, как пойманная с поличным воровка.

«Вот это да!», — восхитилась Викария, — «не побеседовала бы я с ней один на один, то всерьез бы решила, что она напугана…».

Страх пережитый на той встрече окончательно подтолкнул её к Томиле. Оскорбительный страх от небрежного величия. Верховная знала об интригах Стандора и Приора, могла прихлопнуть в любой момент, но… относилась как к недостойной внимания пыли.

«Какая бы ты не была умная и сильная, Ареопаг сломает любую. Теперь не выкрутишься», — уверяла себя Викария и… не верила.

— Я… я… — Флорина металась, ища спасения, — я… требую Суд Пресветлой, — произнесла очень тихо и повторила уже решительней, — я пойду на Суд Пресветлой! — во взоре — отчаянная безысходность.

У Викарии ухнуло сердце. Ни на миг не сомневалась, что Верховная играет, но Суд Богини? Где они с Томилой ошиблись!?

По открытой беседке рядом с роскошным Храмом увенчанным Древом лишь немногим меньше Месхитинского пронесся облегченно-недоуменный вздох. Магистрам с бакалаврами не улыбалось связываться с сильнейшей из них. Хочет кары самой Богини? Пусть получает и отправляется к Тартару. Дура, жива бы осталась. Послужила бы в браслетах при отдаленном храме и скончалась своей смертью. Глядишь и Пресветлая простила бы душу, взяла в чертоги. С кем не бывает? А если обвинения — искусный заговор, то поклялась бы. Не клянется. Правильно говорят, не от мира сего. Не иначе ветвь легла к ней по ошибке, прости, Пресветлая!

Томила удивилась не меньше других. Даже привычная злость, с которой в последнее время почти не справлялась, на короткое время отступила. Она не обманулась отчаяньем Флорины, но по этой игре ожидала, что та станет каяться. Шанс был. Все-таки до нарушения Запрета дело не дошло, могли ограничиться порицанием, но в реальности шанса не было. Подкуплено большинство Верховных. Чего это стоило Томиле, лучше не вспоминать. Как и кредиторам не стоило знать, куда направлены их деньги.

Суд Богини отличался от клятвы не только непосредственной мольбой к ней, но и всей совокупностью грехов. Богиня оценит все, а не исключительно словоблудие. В клятве можно завуалировать истину, пред Судом — никогда.

Флорина встала под Древом. Буквально в локте от глубокой коры, трещинами и разводами сильно напоминающей дубовую и в то же время безумно далекую от дуба или любого другого геянского дерева. Жрицы Ареопага застыли в отдалении. Благо, огромный алтарный зал позволял. Верховная вскинула руки и зашептала молитву.

— …отдаю душу на твой Суд, Пресветлая! — закончила мольбу и без колебаний коснулась Древа.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.