Гори, наш костёр!

Могилевская Софья Абрамовна

Серия: Школьная библиотека [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гори, наш костёр! (Могилевская Софья)

Неожиданная новость

Гриша и Вася жили рядом. Не только в одном и том же посёлке, но на одной и той же улице и даже в одном и том же доме. Но Вася жил на втором этаже, в комнате окнами на улицу, а Гриша — в первом, и окна их квартиры выходили во двор. Вот и вся разница.

И отцы их работали на одном и том же заводе. Когда раздавался гудок, возвещающий час обеденного перерыва, Васин папа и Гришин папа, оба приходили домой обедать, и мальчики их встречали.

Однажды вечером, это было в начале июня, оба отца. Васин и Гришин, вернувшись с работы, сказали каждый у себя дома, что в заводском пионерском лагере этим летом будет отряд семилеток и что Гришу и Васю уже приняли в этот отряд. Затем каждый из них сказал, что мальчиков надо скорее собирать в путь-дорогу, потому что отъезд предполагается через два-три дня.

Ни Гриша, ни Вася, конечно, никогда не помышляли о том, чтобы ехать в пионерский лагерь. Ведь они ещё не были пионерами. Они не были даже октябрятами. Им было только по семи лет, лишь осенью они должны были пойти в первый класс.

Васька, услыхав о том, что всё лето он проведёт в пионерском лагере, так обрадовался, что на весь дом закричал: «Ура!» — и тотчас кинулся сообщать эту неожиданную новость своему лучшему приятелю — Грише Бочарову. Прямо по перилам съехав на животе со второго этажа на первый, он ворвался в квартиру, где жил Гриша.

— Гришка!.. — крикнул он с порога.

— Знаю, — ответил Гриша, не дав Васе договорить.

Голос у него был не очень весёлый. По правде говоря, Гриша и сам хорошенько не знал, радоваться ему или нет предстоящему отъезду…

Мальчики собираются в путь-дорогу

На следующий день с раннего утра мальчиков стали собирать в путь-дорогу.

Кто из ребят не мечтал летом поехать в лагерь!

Кто не мечтал о далёких лесных походах и ночёвках под открытым небом!

Кто не мечтал о рыбной ловле и купании в прохладной реке!

А торжественная линейка в день открытия лагеря и вечер у пионерского костра! Ярко пылают дрова, трещат сухие еловые ветви, а искры, будто крылатые, взлетают вверх, выше деревьев, и гаснут, не долетев до высокого ночного неба…

Гриша и Вася, конечно, не могли обо всём этом мечтать, потому что ещё ни разу в жизни не были в пионерском лагере. Но слыхать-то они слыхали — и о походах, и о ночёвках в лесу, и о кострах, и о рыбной ловле… Об этом им рассказывал Ильюшка Чекрыжев, знакомый пионер, который жил с ними на одном дворе и не раз побывал в лагере.

И, хотя Гриша в первую минуту скорее испугался, чем обрадовался предстоящему отъезду, теперь он вместе с Васей принялся поспешно готовиться к своему первому лагерному лету.

В то время как обе мамы, Гришина и Васина, стирали, гладили своим сыновьям трусы, майки, рубашки, подштопывали носки и нашивали на каждую вещь метку с именами и фамилиями сыновей, мальчики тоже работали не покладая рук.

В чулане среди старого хлама они нашли плоскую бутылку, очень подходящую, чтобы из неё сделать хорошую походную флягу. Отмыли её. Оттёрли. Заткнули пробкой, а затем привязали к горлышку тесьму, чтобы носить через плечо. Они решили взять с собой и старый перочинный ножик. Пусть одно из лезвий сломано, зато другое в целости и сохранности, да ещё в придачу есть открывалка для консервов. Клубок очень крепкого шпагата они выпросили у соседки. Без таких бечёвок и носа нечего показывать в пионерский лагерь! Ещё Васька нашёл у отца старый ручной фонарик. Это была необыкновенно важная вещь для их будущих походов! Конечно, очень жаль, что фонарик оказался без батареи, но лампочка-то была совершенно цела…

За день до отъезда, когда все Васины вещи двумя аккуратными стопками лежали на диване, готовые вместе с ним отправиться в лагерь, а сам Васька стоял и обдумывал, чего бы ещё взять с собой, за его спиной раздался шёпот:

— Вась, а Вась! К вам можно?

Чуть приоткрыв дверь, к ним в комнату заглядывал Гриша. Он молча протягивал свою левую руку. А на руке — Вася глазам своим не поверил! — на Гришиной руке на широком кожаном ремешке он увидел самый настоящий компас. Вот чего им не хватало для лагеря компаса!

— Откуда достал? — спросил Вася, поедая глазами компас.

— Папа подарил. Это чтобы в лесу не потеряться. Хоть так кувыркай, хоть этак, — Гриша принялся вертеть и трясти руку, на которой был надет компас, — а всё равно белый кончик на стрелке будет глядеть вон туда. А там юг! Теперь мы с тобой нипочём не заблудимся! Как выйдем из лагеря, поставим стрелку куда надо и будем знать дорогу.

— А ночью? — спросил Вася. — Когда темно?

Тут Гриша велел Васе снять с постели плотное одеяло, и они вместе с компасом залезли под это одеяло. И Вася понял, что какая бы тёмная ночь ни застала их в дороге, они всё равно не заблудятся. Белый треугольник на стрелке компаса и чёрточки на его циферблате излучали слабый, но хорошо видный мерцающий свет.

До позднего вечера мальчики возились с компасом, пробуя его то на свету, то в темноте, то на Васиной руке, то на руке у Гриши.

Теперь всё было готово к отъезду! Они могли ехать хоть сию же минуту.

Вожатая пятого отряда

Их вещи уехали в лагерь ещё накануне, а сами они отправлялись туда лишь в воскресенье утром. На Васином вещевом мешке и на Гришином чемодане, когда их относили в заводской клуб, большими буквами было написано: «Пятый отряд». Это означало, что в лагере оба мальчика будут в пятом отряде, потому что именно пятый отряд состоял из самых младших ребят.

К заводскому клубу, откуда был назначен отъезд, они шли все вместе: Гриша со своим папой и своей мамой и Вася со своими родителями.

Дорогой Васька всех торопил. Ему было невтерпёж идти таким тихим и степенным шагом. Он без конца приговаривал:

— Вот уедут без нас, вот тогда будете знать, вот тогда пешком придётся! — и тянул за руку то отца, то мать, чтобы те шли быстрее.

А Гриша наоборот — старался идти как можно медленнее. У него тревожно замирало сердце, когда он думал, что очень скоро, может быть через несколько минут, придётся расстаться с папой, с мамой и ехать среди чужих (Васька, конечно, был не в счёт) куда-то очень далеко, в таинственное и незнакомое место, которое называется — пионерский лагерь.

Едва они вошли во двор заводского клуба, как в ворота, покачиваясь, будто пароходы на волнах, въехало несколько автобусов. Один из них, голубой и очень красивый, был с большими, широкими окошками.

— Дизельный? — спросил у отца Гриша, показывая на этот автобус.

Отец, такой же тихим и немногословный, как сын, кивнул: да, дизельный.

А Васька принялся восторгаться:

— Вот это автобус! Самый лучший! Вот увидишь, мы на нём поедем… А давай занимать места у окошка, а? Ты у одного, я у другого. Всё увидим!

— А если нельзя будет около окошек? — спросил Гриша.

Васька возмутился:

— Как это — нельзя? Почему это нельзя, если я хочу!

Людей на клубном дворе собралось много. Вожатые с красными пионерскими галстуками и с красными повязками на рукавах, проверяя по спискам, вызывали пионеров своих отрядов. Особенно деловито распоряжалась небольшая черноволосая девочка, тоже в пионерском галстуке и с повязкой на рукаве. Она стояла на самой верхней ступеньке лестницы, ведущей в клуб. Звонко и едва ли не громче всех она выкрикивала одну фамилию за другой. При этом вид у неё был не только очень старательный и деловитый, но даже несколько сердитый. Ладонью она сердито отбрасывала со лба прядь волос, падавшую ей на глаза. Сердито хмурила брови, когда выкликала фамилии. И сердито черкала карандашом на листке бумаги, которую держала в руке.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.