Единственный мой

Хокинс Карен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Единственный мой (Хокинс Карен)

Глава 1

«Трудно не заметить, что одной из самых неразлучных парочек в обществе являются леди Истерли и мистер Риддлтон. Они могли бы стать отличной супружеской четой, поскольку оба хороши собой и понимают друг друга с полуслова, если бы… (как бы это деликатней выразиться) леди Истерли уже не состояла в браке. Впрочем, можно ли это назвать браком?

Да, она действительно двенадцать лет назад вышла замуж за виконта Истерли, и их супружеский союз признают легитимным в любой церкви или суде. Однако через несколько месяцев после свадьбы виконт оставил супругу и сбежал на континент из-за страшного скандала, причиной которого стала карточная игра.

Оставшись одна, леди Истерли вела безупречный образ жизни. У нее прекрасная репутация и в высшей степени похвальное поведение… Но что, если вдруг эта дама влюбится?»

«Светские заметки леди Уислдаун» 23 мая 1816 года

— Я предвижу, что дело закончится убийством, — промолвила леди София Трокмортон-Хэмптон, виконтесса Истерли, озираясь по сторонам, чтобы удостовериться, что остальные гости леди Нили не слышат ее. К счастью, большинство из них столпились в другом конце комнаты, восхищаясь новым браслетом хозяйки дома. — Я насажу его как на вертел, проткнув грудь кочергой, а ты поджаришь его на огне свечи.

Брат Софии, Джон Трокмортон, граф Станик, с сомнением посмотрел на предполагаемую жертву:

— Долго же мне придется жарить эту птичку над пламенем свечи.

— Тебе потребуется всего лишь несколько минут. Мне кажется, что питомец леди Нили не из крупных особей.

— Это правда. Попугай лорда Эфтона вдвое больше. Жаль, что мы не можем поджарить его. Держу пари, что на вкус попугай такой же, как цыпленок.

София схватилась за живот.

— Леди Нили пора уже пригласить нас к ужину, — простонала она. — Мы ждем битый час. Если нам немедленно не дадут поесть, кто-нибудь из гостей не выдержит и действительно поужинает ее попугаем.

— Ричард именно так и поступил бы, — заметил Джон с задумчивым видом.

Ричард — очаровательный светский повеса — был их младшим братом. В прошлом году, будучи в сильном подпитии, он вскочил на норовистую лошадь и пустил ее во весь опор. Пытаясь с ходу перемахнуть через забор, он упал и получил смертельные травмы, а на следующий день скончался.

София сдержанно кашлянула.

— Ричард был кладезем бесполезных знаний.

Джон печально улыбнулся:

— Хотя прошел уже год, мне постоянно кажется, что сейчас откроется дверь и он войдет в комнату. Если бы я смог удержать его тогда, он был бы сейчас жив…

София коснулась руки брата:

— Ричард все равно не послушал бы тебя. Возможно, он был не самым добропорядочным человеком, но вот братом он был прекрасным.

Джон внимательно посмотрел на сестру.

— И все же за один поступок он заслуживает упрека, — мягко заметил Джон.

У Софии стеснило грудь. Хотя гибель Ричарда опечалила всех, никто не удивился, что его постигла такая участь. В течение многих лет он подвергал свою жизнь опасности. И лишь лежа на смертном одре признался, что сознательно стремился к смерти — его терзали муки совести за то, что много лет назад он смухлевал в карточной игре, а весь позор за это пал на мужа Софии.

Та карточная игра разрушила ее семейную жизнь. София старалась не вспоминать о месяцах горя и унижения, которые она пережила после отъезда Макса из Англии. Это были ужасные, черные дни, сменявшиеся бесконечными бессонными ночами. Она тонула в мутных потоках сплетен, слухов и притворной жалости.

София тряхнула головой, чтобы отогнать тяжелые мысли:

— Все это было так давно.

— Не говори только, что ты забыла о тех печальных событиях! Ричард продал свою честь и вбил клин между тобой и мужем. Я никогда не смогу оправдать такое поведение.

— Ты попросила его в письме дать согласие на аннулирование брака. Думаю, ему это вряд ли понравится…

— А я считаю, что он с радостью меня отпустит. Я хочу покончить с этим позорным браком и уверена, что Макс стремится к тому же. Он не любит тратить время и энергию впустую и надеяться на невозможное.

— Он мог измениться, София. Ты же изменилась.

— Надеюсь, к лучшему. Да, наверное, Макс тоже стал другим, ведь прошло двенадцать лет. — София на минуту задумалась: — Интересно, продолжает ли он заниматься живописью? У него был талант и… — София осеклась.

Что она делает? Зачем говорит о бывшем муже? Какое ей дело до его занятий?

— Я видел всего лишь одну его картину, — сказал Джон, — но я слышал положительные отзывы о его работах.

— Видел? Где?

Джон на мгновение растерялся.

— О, не помню. Это было, по-моему, сразу после вашей свадьбы, — сказал он и поспешно перевел разговор на другую тему: — Когда, по твоим расчетам, Макс получит письмо?

— Со дня на день. Думаю, недели через две придет его ответ, и к концу лета я стану снова свободной женщиной.

Если, конечно, ее план сработает. За то время, что она жила без Макса, у нее было достаточно времени, чтобы подумать о своей судьбе и все взвесить. Лежа долгими ночами без сна, она размышляла о характере мужа и постепенно пришла к выводу, что Максвеллом Хэмптоном двигали не эмоции, а гордость. Порой эта гордость перерастала во всепоглощающую гордыню. Именно эта черта характера заставит Макса дать согласие на аннулирование брака, когда он прочитает ее письмо.

София улыбнулась своим мыслям.

— София, — нахмурился Джон, — мне не нравится твоя улыбочка. Что ты еще успела натворить?

— Ничего. Я просто написала Максу, что если он немедленно не даст согласие на аннулирование брака, то я выставлю дневник его дядюшки Теодора на публичный аукцион.

Джон был поражен ее словами.

— Макс оставил дневник у тебя?

— В спешке он забыл его. Все это время я хранила дневнику себя, полагая, что когда-нибудь он мне пригодится. И вот это время настало.

— Нет! Неужели ты не понимаешь, какой грандиозный скандал разразится в обществе, если дневник попадет в чужие руки? Теодор переспал чуть ли не с каждой второй светской дамой.

София самодовольно улыбнулась:

— Но по крайней мере всем станет ясно, почему граф Бессингтон внешне так разительно похож на представителей семейства Истерли.

— Черт подери, Софи! Макс придет в ярость!

— Да, его гордость будет уязвлена, — согласилась София, стараясь говорить спокойно, хотя в душе у нее бушевала буря эмоций.

— Но… — пробормотал Джон и провел рукой по волосам, забыв о том, что может испортить прическу. — Раньше Макс никогда не отвечал на твои письма.

— Это так. Однако на сей раз он вынужден будет ответить сам. Я больше не приму отписок его поверенного.

Это правда, муж общался с Софией только через поверенного. Она писала ему всякий раз, когда возникали проблемы с их совместной собственностью — продажей земли, получением дивидендов, вложением капитала. Но Макс не отвечал ей. И когда она уже была готова взять дела в свои руки, неожиданно приходило короткое послание от мистера Причарда с извещением, что проблема успешно решена и ей не следует беспокоиться.

В животе у Софии снова заурчало.

— Где же хозяйка дома? Я умираю с голоду.

Джон осмотрелся по сторонам.

— Леди Нили стоит у двери и разговаривает с леди Матильдой, — сообщил он. — А рядом с ними…

Джон замолчал, потеряв дар речи от изумления, и глаза у него полезли на лоб.

— В чем дело? Что ты там такое увидел? — спросила София.

Оправившись от потрясения, Джон взглянул на сестру:

— Черт возьми, твое письмо произвело небывалый эффект. Он здесь, София. Макс вернулся.

София несколько раз беззвучно открыла и закрыла рот. Сердце ее пустилось вскачь, и она тяжело задышала.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.