Цензор II: сейва не будет

Тропов Иван

Жанр: Киберпанк  Фантастика    2005 год   Автор: Тропов Иван   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цензор II: сейва не будет ( Тропов Иван)4

— Ты окружен! Сдавайся!

Медленно, стараясь не ступать в кровь, я шагнул назад.

— Ты окружен! — ревел мегафон.

Звук без препятствий раскатывался по парку. Его разбили совсем недавно. Деревьев еще нет, лишь газоны и широкие дорожки…

Но здесь не так громко, — газетный ларек прикрыл от грохота.

— Сдавайся! Тебе не уйти! Сдавайся…

Я сделал еще шаг назад.

Спецназовец валялся на асфальте изломанной куклой.

На шее сбоку длинный разрез. Глубокий, но не смертельный. Это был первый удар. Всего лишь начало…

Выдавленные глаза уставились в небо кровавыми дырками. Обе щеки распороты до ушей, нижняя челюсть отвалилась к самой ключице, открыв оба ряда зубов. Вывалившийся язык, темный зев глотки…

Из-под тела расползлась огромная лужа крови, ручейками разбежалась по неровному асфальту. Форменная серая рубашка стала черной и тяжелой от крови — на руках. А на груди и не разобрать, где рубашка, где тело… Там клочья ткани мешались с лоскутьями кожи и мяса. В двух местах белеют ребра… Его не просто кололи, а шинковали. Кусок колотого фарша с костями…

И уж поверьте мне, он еще дышал, когда его рубили. Уж я-то знаю.

— Сдавайся! Ты окружен! Это уже не игра! — ревел мегафон по ту сторону ларька. — Это уже не игра! Это реал! Слышишь, ублюдок?! Это уже не игра, мразь! Сдавайся!

Хуже всего, что этот парень с мегафоном не врет. Черт бы его побрал, но это правда не игра…

Я закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. Звук мегафона продирался в голову, путая мысли. Я зажал уши кулаками.

Что делать… Что же делать-то теперь…

— Это уже не игра!.. Не игра!.. — пробивалось даже сквозь кулаки.

Господи, как же это случилось-то?!

Когда это началось? Где я сделал ошибку?..

1

…Начинался день спокойно, ничто не предвещало проблем. Ну, почти. Было у меня нехорошее предчувствие… Только я старался не замечать его.

День как день. Рутинные дела, мелкие проблемы…

К тем проблемам, что покрупнее, я добрался уже после обеда.

Надо было делать выбор. Я оттягивал решение, но больше тянуть некуда. Все сроки вышли.

Два личных дела были открыты у меня на экране, и два человека сидели перед моим столом.

Человека… Настоящих цензора!

Профессиональные потрошители игр. Выпотрошат и всех персонажей игры, до которых дотянутся, — и кошельки разработчиков и прокатчиков этой игры, если кровожадностей там окажется слишком много.

Ух каких зверей воспитал! Любо-дорого поглядеть. Краса и гордость Агентства по борьбе с пропагандой насилия и жестокости. Лучшие из моих игровых цензоров.

Вот только место директора в открывающемся новосибирском филиале — всего одно.

По левую руку — Андрей. По правую — Стас. И оба чертовски хороши.

Пока сидят на стульях, в своих аккуратных черных костюмчиках, скромненько потупив глаза, сложив ручки на коленях, — ну просто пай-мальчики. Маменькины сынки, которые мухи не обидят. Вид словно бы задумчивый, отстраненный…

Пока не наткнешься на их взгляд. Ох какой огонек горит в глубине их глаз…

Люблю, когда ребята работают с огоньком. Но вот сейчас именно этот-то огонек, если честно, меня и беспокоил.

У Андрея статистика замечательная, и все-таки чуть хуже, — если сравнивать со Стасом. У того — просто потрясающая. Не уверен, что я сам бы так смог. Выжимать столько лембед из таких не кровожадных, в общем-то, игр… Не знаю, не знаю. Просматривал я демки его прохождений. У Стаса просто чудовищное внимание к мелочам. И еще он на лету просчитывает ситуацию на много ходов вперед — словно между ушей у него не человеческий мозг, а вычислительный блок японского центра метеорологии.

Если есть хоть малейший шанс — Стас его заметит. И выжмет до последней капли в свою пользу.

Горит, горит у него огонек в глазах…

Вот только не слишком ли ярким стал этот огонек в последнее время?

Я вздохнул и покосился на монитор. На ту половинку, где личное дело Стаса. Пробежал глазами заключение нашего главного психолога. В который уже раз… Неприятное заключение, прямо скажем, — если психолог ничего не напутал. Н-да…

Но как играет! Как игры заваливает!

Андрей и Стас скромно пялились себе в колени, изредка косясь на меня самым краешком глаз.

Да, пора что-то решать.

Я крутил колесико мышки, пытаясь подтолкнуть свою мысль едва слышными щелчками.

— А вы уверены, уважаемые коллеги, что сможете все бросить здесь, и на несколько лет перебраться в Новосибирск? — попытал я последний шанс.

Последнюю возможность избежать решения по существу…

— Совершенно, — кивнул Андрей.

— Никаких проблем, — сказал Стас.

Облегчать мне задачу никто не собирался…

Я вздохнул.

А может быть, дет-матч между ними устроить? Или заставить пройти одну и ту же игрушку — и сравнить, кто наберет больше лембед?

Да только и так ясно, кто. Стас. Девять против одного.

На столе ожил интерком:

— Константин Сергеевич, — защебетала Лидочка из приемной. — Пришла Ксюша. Из пятого отдела…

А-а… Девочка Само Зло.

Она же Гроза Хромых Собачек. Все, хватит ей на проверке детских игрушек сидеть. Пора серьезными делами заняться. Но перед этим предстоит пройти урок. Жестокий — но необходимый.

— Скажи, что пока занят, — сказал я и перебросил интерком на другой канал. На наш психологический отдел. — Семен? Готовы? Тогда начинайте…

Я отключил интерком и посмотрел на моих ребяток.

— Вот что, мои милые. Идите-ка работать.

Ребятки не выдержали. Две пары глаз уставились на меня — прямо и требовательно, в упор. Что решил-то?

— Идите, идите… — сказал я, покручивая колесико мышки.

Вывел на экран вид с камеры, установленной в приемной. Включил звук. Вот она, наша Девочка Само Зло. В кожаном жакете и в кепочке, откровенно смахивающей на нацистскую фуражку. Любит эпатировать.

Но сейчас она сама — хромая собачка в паутине чужой игры. Довольно жесткой игры, надо признать. Можно даже сказать, жестокой. Но это необходимо.

Сделаем-ка ее лицо покрупнее, вот так…

А ребятки перед моим столом все глядели на меня. Наконец Андрей вздохнул, но поднялся и вышел.

Стас остался сидеть. Глядел на меня, почти не скрывая ухмылочки.

Но я старательно не замечал его, сосредоточившись на картинке из приемной.

Девочка Само Зло оглянулась, — где-то сбоку скрипнула дверь. Тихое «Здрасьте… А шеф…» голосом Семена, «Сейчас занят, подождите…» голосом Лидочки. По экрану прошла тень, затем скрип кожи. Кто-то присел на диванчик рядом с нашей милой Грозой Хромых Собачек.

Она смотрит в сторону, и на ее лице удивление — все верно, этого парня она видит в первый раз. Так и должно быть. С нашим вторым психологом она и должна столкнуться впервые только сейчас.

— Привет. Какие красавицы здесь работают, оказывается… — сразу берез быка за рога Семен. — Не то что у нас, в питерском филиале…

— Привет… — Девочка Само Зло, кажется, оправилась от удивления. — Так ты из Питера?

— Ага. Михаил…

Я вполуха слушал, как Семен обрабатывает ее. Больше следил за ее лицом.

За ее недоверием — под которым медленно, но уверенно появляется тревога. Ухом отмечал лишь ключевые фразы: у америкосов случилось… один цензор… проверял фэновский самопал… специально сделана под обстановку реального клуба… цензор запутался… думал, что еще в игре, а сам уже…

А Стас все сидел, не уходил. И улыбка все шире.

Картинку на экране не видит, но ему достаточно и обрывков разговора, чтобы все понять.

Он сам когда-то через это проходил. Был тогда еще совсем сопливым щенком, — от каждого щелчка мышки вздрагивал! А теперь-то заматерел. И самым лучшим цензором стал, и вообще…

— Константин Сергеич, — сказал Стас. — Иногда мне кажется, что вам это нравится…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.