Миллионолетняя война

Ибнейзер Эл

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Поражение было полным… Афари нанесли стратегически точный и ужасный по последствиям удар. Удар, который невозможно было ни пережить, ни выдержать. Можно было сколько угодно издеваться надо особенностями биологии афари, обзывать их ходячими инкубаторами, подшучивать над нелепыми выростами на их теле, свысока смотреть на недостаток у них чисто физической силы, роста и боевого духа, но совершенно невозможно было не признать за ними мощного и практичного ума, который, отвергая любые теории и абстракции, тем не менее точно и эффективно находил мощные и гарантированные решения, всегда приводящие к успеху.

Так случилось и сейчас. И что толку в превращении мира афари в жаркую радиоактивную пустыню, если твои собственные инкубаторы разрушены точным и жестоким ударом… Цивилизация была на коленях. С полным разрушением инкубаторов можно было продолжать войну, возможно, можно было даже ее выиграть, но совершенно невозможно было удержать победу. Каких-то несколько десятков лет, и во всей звездной системе больше не останется ни одного живого представителя когда-то могучей и сильной цивилизации. Мира людей, которые слагали прекрасные песни и умирали с ними на устах, людей, которые придумывали свои миры и умирали, строя их и зная, что новые поколения придут и продолжат их труд. Этот мир погиб. Мир прекрасный, стремящийся к Мечте, мир, презирающий бренное существование, похоже, стоял на грани окончательного расставания с ним…

Верховный атрарх Ариса держал в руках собранный за день генетический материал, который он по привычке поместил в кристаллический сосуд, готовый для отправки на родную планету. Однако отправляли его уже как дань традиции и только… Только афари были способны на такую подлость, которая никогда еще не встречалась в войнах, как бы жестоки они ни были. Теперь уже не было смысла отправлять его туда — планета была разрушена, равно как и инкубаторы, которые принимали генетический материал, воссоздавая новые и новые поколения… Теперь оставалось только одно — война на уничтожение. Неважно, сколько жизней унесет эта война, поскольку только она теперь имела смысл. Жизни цивилизации пришел конец, и этот конец по крайней мере может быть и концом тех, других… Что бы только ни дал он, чтобы восстановить инкубаторы! Но, поздно…

* * *

Поражение было полным… Арсини нанесли ужасный и ни с чем не сравнимый удар. Родная планета была превращена в жаркую пустыню, где ни одно живое существо не могло просуществовать без специальной защиты. Собственно, оставались еще другие планеты, вполне пригодные для существования, но по каким-то необъяснимым причинам, новая жизнь не хотела зарождаться на них внутри человеческого тела. Чего-то ей не хватало здесь для поддержания себя.

Можно было сколько угодно издеваться над арсини, над их нелепо раздутой грудной клеткой, привыкшей к разреженной атмосфере их родной планеты, большим ростом, делающим их заметными и уязвимыми, их нелепым идеализмом и тем более над их нелепым обычаем доверять свое потомство полубиологическим автоматам, которые они называют «инкубаторами», но нельзя отрицать очевидного: когда арсини считают что-то действительно необходимым, они этого достигают любой ценой. Теперь цивилизации пришел конец. Уходил мир людей, ценивших жизнь как высочайшую святыню и готовых заплатить любую цену, защищая ее. Последний раз цена оказалась слишком высокой…

Верховная жрица сидела в любимом кресле и вертела в руках пиалу с соком дерева Керис. Это уже не имело смысла, поскольку было хорошо известно, что на этой планете сок дерева Керис не способен стимулировать почкование и создание новой жизни. Тем не менее жрица привычно излила пиалу на себя, тем более, что это уже все равно не имело никакого значения, поскольку деревьев Керис больше не существовало. Все они погибли, превратились в золу и были разнесены ветром после атаки арсини.

* * *

Седобородый Верховный Медик вошел, согнувшись, к атрарху. Тот вопросительно поднял глаза. Медики не входили в число высоко уважаемых сословий, а в свете предстоящей неизбежной всеобщей гибели и вообще стали рассматриваться как бездельники, тратящие время, силы и ресурсы на пустое дело.

— Я принес альтернативу гибели цивилизации, — сказал жрец торопливо, пытаясь сразу же донести самое интересное, пока его не прогнали. И тут же поправился: — Хотя, может, и необычную альтернативу…

— Говори! — грубо, как и положено этикетом, приказал атрарх.

— Афари.

Верховный Медик поднял глаза на атрарха, выжидательно ожидая.

— Что, афари?

— Мы их называли ходячими инкубаторами…

— Ну?… — терпение атрарха начинало истекать. Может вообще казнить всех медиков к лешему? Чтобы не путались под ногами…

— Они действительно инкубаторы.

В первый момент атрарх просто не понял, что же было сказано. В пьяной компании подобное утверждение было бы вполне уместно, в качестве еще одного презрительного высказывания в адрес врагов, но это явно не стоило аудиенции… И тут до него медленно стало доходить, что же он услышал:

— Что? Объясни!

— Афари могут принимать наш генетический материал и выращивать новых арсини. Не так надежно, как наши инкубаторы, но все же…

— Что значит — «не так надежно»?

— Иногда они принимают материал и выращивают арсини, иногда он всего лишь стимулирует их собственное почкование, и получается еще один афари…

— Вон!

— Но, атрарх, это же последняя возможность!

— Знаю! Вон!

Верховный Медик испуганно шмыгнул в дверь, а атрарх, потрясенный новостью, сел в кресло и задумался. Вот оно, решение. Вот она — цель войны. Если не просто уничтожить, а поработить максимальное количество афари, то есть шанс… Тогда можно их использовать вместо потерянных инкубаторов. Вот только как сохранить побольше врагов? Атрарх недовольно поморщился и покрутил головой… Война, где думаешь, как сохранить побольше врагов, была весьма необычной войной… Ладно, придумаем… И тут он понял, как. Нажав кнопку коммуникатора, он немедленно вызвал начальника штаба и советников по коммуникациям и дипломатии.

Ультиматум будет жесткий и безоговорочный. Афари должны сдаться в плен, за что им гарантиуется жизнь и ничего больше. Они будут отстранены от войны и привилегии носить оружие, от общественных жизни и работ, от всего мира. Отныне их единственным предназначением будет принимать сок арсини и воспроизводить новых арсини, а также новых афари для этих новых арсини. Заодно пусть и заботятся о них первые годы. Атрарх задумался, и перед его мысленным взором начали открываться новые перспективы. Ведь так может даже случиться, что у каждого арсини будет свой персональный афари-инкубатор! Почему бы и нет? Они компактны, мобильны, экономичны, легко размножаются…. К тому же они сообразительны и могут заботиться о повседневных нуждах своих арсини — приготовление еды, одежда… Нет, цивилизация явно не погибла. А, возможно, даже и выиграла от подобной замены. Атрарх улыбнулся, он отлично понимал, что у противника положение тоже не сахар, а учитывая, что они беспокоятся исключительно о своих паршивых жизнях… Надо будет сразу им переслать акт о капитуляции, чтобы те могли сразу его подписать, не возясь лишний раз с переговорами…

* * *

Верховная жрица почувствовала что-то необычное в своем теле… Непривычное и давно забытое. Срочно вызванный медик подтвердил ее смутную надежду — почка начала развиваться…

— Откуда был тот сок на моем столе?! — взревела жрица, хватая щуплого медика за плечи.

— Какой сок? — удивленно спросил тот, явно действительно ничего не понимая.

— У меня на столе! Позавчера вечером!

— Но это был не сок, госпожа! Это был образец жидкости, перехваченной с одного из кораблей арсини. Предположительно, это их генетический материал… — пытался объяснить медик с обычной дотошностью ученого.

— Вон!

— Извините?

— Вон! — взревела жрица. — И ко мне начальника штаба, главного Медика и главного Дипломата! Немедленно!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.