Рай милостью Божией. Обретение

Лаймен-Рисивер Бетти

Жанр: Исторические любовные романы  Любовные романы    1997 год   Автор: Лаймен-Рисивер Бетти   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рай милостью Божией. Обретение ( Лаймен-Рисивер Бетти)

Пролог

Осень 1778 года

Еще до наступления ночи в форт Бунсборо округа Кентукки (штат Виргиния) курьер доставил сообщение о том, что Франция подписала договор с американцами, направленный против англичан… Месяц назад маркиз де Лафайет вместе с генералом Джорджем Вашингтоном принимал парад своих армий на зеленом поле в Пенсильвании. И когда поджарый красивый маркиз от имени короля заверил американцев в полной поддержке Франции, от оглушительного «ура!», по свидетельству очевидцев, могли лопнуть барабанные перепонки…

Бунсборо праздновал вместе со всеми: распахнулись настежь двери, во дворце горели факелы, и под звуки скрипки Изекиэла Тернера поселенцы веселились и танцевали до утра.

Радость предвкушения грядущих побед над англичанами и их краснокожими союзниками-дикарями, жестоко преследовавшими кентуккийцев (первые — за неповиновение указу английского короля, запретившего селиться к западу от Аллеганов, вторые — за посягательство на свои родовые земли), была тем более огромна, что прошлой зимой по их вине форт осиротел: на соляных копях у Голубых ручьев исчез отряд соледобытчиков…

Чудом уцелевшие разведчик-следопыт Роман Джентри и молодой поселенец Фландерс Кэллоувэй, вернувшись к месту солеразработок, обнаружили лишь следы индейского погрома да в подтаявшем от разбросанной соли снегу — пороховницу основателя и командира форта Дэниэла Буна. И больше ничего — ни свидетельств кровавой схватки, ни трупов.

Горестная весть потрясла Бунсборо, переживший недавно индейскую осаду с попытками поджога стен форта. Но даже в ней поселенцы потеряли только одного человека, а теперь несчастье настигло многие семьи…

1

Лето 1779 года

Зеленый огород с буйными всходами заливало жаркое летнее солнце. Пчелы с жужжанием опускались на цветки бобов и, взмывая, уносились прочь — к маисовому полю, на котором между рядами стеблей с початками надутыми свиными мочевыми пузырями лежали желто-зеленые тыквы. Ветер стих, и Китти чувствовала, как по ложбинке между грудей стекает ручеек пота. Она шла к роднику в низине, а на переброшенном через плечо коромысле болтались ведра.

Система обеспечения безопасности форта теперь была не такой уж строгой: со времени захвата прошлой зимой соледобытчиков индейцы не доставляли им особого беспокойства. Правда, женщины и до сих пор ходили за водой группами, но Китти, опустошив весь свой запас, — на годовалого Майкла уходила уйма воды! — отважилась пойти в одиночку. Часовой у ворот, махнув рукой, пропустил ее, пообещав не спускать с нее глаз.

Как ей нравилось бывать здесь, за стенами форта! В памяти сразу воскресали деньки, проведенные на Выдряном ручье в родной хижине… Муж обещал ей, что когда станет еще безопаснее, когда немного подрастет Майкл, он обязательно отвезет их туда. Китти очень хотела, чтобы Майкл знал, где его родной дом, в котором они в один прекрасный день поселятся снова… Может, она даже покажет ему свое любимое местечко — участок Романа в устье ручья. Пусть полюбуется!

Пара ворон при ее приближении подняла невероятный гвалт, снялась и тяжело замахала крыльями. От жары перед глазами стояло дрожащее марево, закрывавшее словно пленкой тумана все небо. Наполняя ведра, она чувствовала, как болят мышцы на спине и руках. Теперь, с появлением на свет младенца, у нее прибавилась куча дел, и приходилось все время работать — ни минуты отдыха и покоя… Но Майкл этого вполне достоин! Жена Романа Сара помогала присматривать за ним — как-никак троюродная невестка и лучшая подруга.

Прицепив к крюкам ведра, она подняла на плечи коромысло, вода расплескалась и потекла на землю. «Какой толк таскать воду, если половину расплескиваешь по дороге?» — с ленивой досадой подумала Китти. Посмотрев на плотную стену деревьев возле реки, она вдруг почувствовала, как оборвалось сердце: из чащи выходил какой-то человек. Боже, спаси и помоги! Она видела его обнаженную темную грудь, сияющую, почти лысую голову, на которой болталась единственная прядь… Индеец шоуни…

Она на мгновение замерла, но заметив, что индеец с ружьем стремглав бежит к ней, с трудом схватила глоток воздуха и, сбросив с плеча коромысло, помчалась к форту. Споткнувшись, она растянулась во весь рост в высокой мяте. Теперь этот пряный запах навсегда будет связан в памяти с охватившим ее ужасом. «Майкл… Майкл…» — стучало в голове, когда она неуклюже пыталась встать на ноги. Она должна добежать до ребенка…

Но когда Китти все-таки поднялась, она почувствовала, что ее башмак запутался в подоле юбки, услышала треск рвущейся материи и снова оказалась на одном колене. Тяжело, прерывисто дыша, она рискнула оглянуться — и сердце ее почти остановилось, когда она увидела, с какой скоростью индеец сокращает разрыв между ними. Он вприпрыжку бежал за ней, судорожно жестикулируя.

Кто-то заорал со стены форта, и этот шоуни тоже что-то выкрикнул — слово, похожее на ее имя. Но разве может быть такое? Просто невероятно!

Теперь она уже устойчиво стояла на ногах, но что-то побудило ее оглянуться вновь: может, то, как он махал руками… может, эта индейская прядь, вернее… ее цвет! Что-то в ней было не то, она была не такого темного цвета, какой положен индейцу…

— Китти… Китти Клеборн! — теперь уже ясно расслышала она и, оглянувшись, увидела светлые глаза на темном изможденном лице. Она настороженно застыла, внимательно всматриваясь…

И вдруг узнала его! Словно кто-то сильно ударил ее в грудь. Но тут со стороны форта раздался выстрел, и пуля вырвала кусок дерна всего в трех метрах от цели.

Она как ветер рванулась к форту, судорожно размахивая руками:

— Не стреляйте! Не стреляйте! Это Дэниэл! — Китти попятилась, стараясь занять позицию на одной линии с приближавшейся к ней фигурой. Широко расставив руки, она пыталась превратить себя в еще более заметное препятствие на пути смертоносных пуль.

— Китти… — Дэниэл, этот вылитый воин племени шоуни, подошел к ней.

Высоко подняв над головой ружье, он дал понять часовым, что не причинит молодой женщине никакого вреда.

— Дэниэл, неужели это вы? — Она разглядывала его высохшую поджарую фигуру, лоснящуюся голову — на ней болталась одна-единственная прядь, которую индейцы, как известно, оставляли для устрашения врагов.

— Так вы живы!.. Боже мой! Вы живы!

Губы его расплылись в широкой доброй улыбке.

— Как видишь… — Он крикнул в сторону форта: — Эй, ребятки, потише! Мне совсем не светит быть подстреленным, когда я уже добрался до дома, засохший словно одуванчик в книжке.

Из форта доносились громкие крики, потом ворота распахнулись и крадучись вышел Сквайр Бун с ружьем на изготовку.

Пройдя приблизительно половину расстояния до них, щурясь от солнца, он вдруг отбросил ружье в сторону и галопом помчался к ним.

— Дэниэл… Господи… Дэниэл! — заорал он словно обезумев. Братья крепко обнялись, и слезы потекли по изуродованным шрамами щекам Сквайра.

Теперь уже из ворот высыпали все мужчины во главе с полковником Кэллоувэем и Джоном Холдером, Сэмом Гендерсоном, кузнецом Уинфредом Бурдеттом и другими.

— Я бы обязательно пристрелил его, если бы не госпожа Клеборн! — возбужденно рассказывал всем часовой.

Полковник Кэллоувэй обменялся с Дэниэлом торжественным рукопожатием.

— Никогда не думал, что снова увидимся, — признался старик. — Тем более в таком дикарском обличье!

Дружный хохот несколько разрядил напряжение, и все проводили Дэниэла до форта. Фландерс с Уинфредом, снова наполнив ведра Китти водой, принесли их к ее хижине.

Во дворе форта тем временем собиралась толпа. Люди все еще стояли молча, пораженные до глубины души этим «воскрешением Лазаря».

К отцу подбежала Джемина Бун-Кэллоувэй с бледным как полотно лицом. Дэниэл крепко прижал ее к груди — и она зарыдала от радости, не в силах говорить.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.