Навлекая беду

Скоттолайн Лайза

Жанр: Триллеры  Детективы    2006 год   Автор: Скоттолайн Лайза   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Навлекая беду (Скоттолайн Лайза)

1

Ее золотистые волосы развеваются на бегу. Энн Мерфи кое-что придумала. Все просто обалдеют! Скорей бы уж добраться доверху…

В здании Федерального суда имени Уильяма Грина царит суматоха. Энн станет героем дня, если выиграет дело. И сядет в тюрьму, если проиграет. Она особо не задумывается о проигрыше (рыжая — это блондинка, у которой плохо с самоконтролем).

— Мисс Мерфи! Мисс Мерфи! Всего один вопрос! — наступает ей на пятки репортер.

Энн старается затеряться в толпе.

Федеральные служащие, юристы и присяжные со всех сторон стремятся к выходу. Они спешат домой. Их ждут выходные: впереди 4 июля. [1] И все смотрят на нее. А выглядит она сногсшибательно! У нее широко расставленные зеленые глаза, усыпанный веснушками прямой нос, умело подведенные губы. Она пользуется темно-красной блестящей помадой. Рот довольно большой. Кремовый шелковый костюм подчеркивает весьма женственные формы. А еще — длинные стройные ноги и восхитительные щиколотки. А еще — шпильки от Маноло Бланика. [2] Модель! Однако жизнь сложилась так, что ей и в голову не приходит считать себя хорошенькой. Каждый из нас в душе остается ребенком, внимательно всматривающимся в свое отражение в зеркале ванной комнаты.

Энн подошла к металлоискателям, вокруг которых сгрудились люди в темных форменных пиджаках.

— Ну все, теперь забот не оберешься! — воскликнул при виде ее один из охранников. Их было пятеро. Все — вышедшие на пенсию филадельфийские полицейские, все сверкали приветственными улыбками. К Энн обратился самый разговорчивый. Он не утерял спортивной формы, и волосы у него были черные-пречерные. Надпись на табличке гласила: «САЛЬВАТОРЕ БОНАННО».

— Дорогу, парни! Рыжая вышла на тропу войны!

— Опять угадал, Сэл!

Энн швырнула кожаный портфель и сумку вроде курьерской на ленту транспортера.

— Пожелай мне удачи.

— Что-то новенькое?

— Все как обычно. Борюсь за справедливость. И втридорога плачу за туфли.

Энн стремительно прошла сквозь рамку, а ее сумки скользнули в просвечивающее устройство.

— Какие планы на выходные, джентльмены?

— Собираюсь пригласить тебя потанцевать!

Бонанно показал искусственные зубы, остальные загоготали. Их голоса охрипли за время бесчисленных перекуров. Бонанно не обиделся на приятелей.

— Научу-ка я тебя танцевать джиттербаг, [3] а, рыжая?

— Ха! — ухмыльнулся офицер Син Фини. — Ты и наша очаровательная мисс Мерфи? Сны наяву, да и только!

Фини было лет шестьдесят пять. Краснолицый, крепко сбитый, с кустистыми, словно гусеницы, бровями.

— Энн — ирландская девушка и ждет только меня! — Он повернулся к Энн: — Ты родом из Голуэя, правильно, Энни? Есть такое графство в Ирландии. У тебя замечательная кожа — как у большинства тамошних девушек!

— Они, наверное, все графини? — спросила Энн.

Охранники опять рассмеялись. Она никогда не знала, что ответить, когда говорили о ее внешности. Просвечивающее устройство вернуло ей вещи, но тут подоспели двое репортеров. Они бросили сумки на ленту и затараторили:

— Мисс Мерфи, пожалуйста, ваши соображения по поводу процесса на той неделе!

— Почему ваш клиент не уладит дело миром?

— Или «Чипстер» дышит на ладан, но все равно рассчитывает выйти на биржу?

Они постоянно перебивали друг друга.

— Энн, а сегодня что за ходатайство?

— Почему вы не хотите, чтобы присяжные услышали эти показания?

— Мне нечего вам сказать, господа!

Энн вырвалась на свободу, сгребла свое имущество и рванула прочь. Хотя в этом уже не было необходимости. На пути у репортеров встал Бонанно. Его взгляд не предвещал ничего хорошего (кстати, охранник носил бифокальные очки).

— Ну-ка, вы там! — рявкнул он как настоящий уроженец Филадельфии. — Правила забыли? В здании суда ничего такого не дозволено! Что это вы донимаете барышню?

Офицер Фини, нахмурившись, взглянул на первого репортера и поманил его:

— Подойдите-ка на минутку, сэр. Сдается мне, вы нуждаетесь в полном досмотре.

Он достал из-под стойки ручной металлоискатель.

— Впрочем… Оба идите сюда.

Фини помахал устройством второму репортеру, а все охранники выстроились эдакой стариковской фалангой.

— Да ведь я представитель прессы! — возмутился репортер. — Это моя тема! Вы меня каждый день здесь видите! Я Ален Коллинз, у меня есть удостоверение!

Конвейер с его холщовой сумкой неожиданно остановился. Дежуривший у монитора охранник уже забирал ее. Ничего не понимающий репортер обернулся:

— Эй, минутку!

Офицер Бонанно пропустил Энн к лифтам. В его поведении чувствовалось что-то новое, покровительственное.

— Ступайте, мисс!

— Спасибо! — сказала Энн, пряча улыбку. Она кинулась к открытому лифту и нажала кнопку девятого этажа. Энн не просила о помощи, но приняла ее и теперь чувствовала смутную вину.

Несколькими минутами позже она вошла в просторный, заново отделанный зал суда, в котором яблоку негде было упасть. Дело «Чипстера», возбужденное против Гила Мартина, самого известного в Филадельфии интернет-миллионера (речь шла о сексуальных домогательствах), сразу привлекло внимание прессы, так что скользкие деревянные скамейки были забиты репортерами, рисовальщиками и просто публикой. Энн широко шагала по центральному проходу, покрытому ковром. Все лица сразу повернулись в ее сторону.

Судебные приставы в одинаковых синих пиджаках перестали обсуждать выписки из дел, служащие поправили новые галстуки, а стенографистка бросила на Энн испепеляющий взгляд и снова уставилась на синюю стенографическую машину [4] с тоненькими металлическими ножками. Так было всегда: мужчины обожали ее, женщины — ненавидели. Это не помешало ей устроиться на работу в юридическую фирму «Росато и партнеры», в которой нет ни одного мужчины. Поворот в карьере, достойный ее рыжих волос. Впрочем, сейчас речь о другом.

Она добралась до своего стола, положила портфель и оглянулась. Молодой человек в легком плаще сидел, как и было условлено, в первом ряду у прохода, прямо за ней. Энн незаметно с ним поздоровалась, потом села, открыла портфель и вытащила копии документов по ходатайству. Это ходатайство и тот молодой человек были ее последней выдумкой. «Чипстер» — первый серьезный клиент за все время, что она работает у Росато. Они с Гилом Мартином вместе учились на юридическом, и он нанял именно ее. Энн никогда не вела столь больших дел и поначалу сомневалась, по зубам ли ей такое. Может, и не по зубам. Рассудив так, она успокоилась.

Тут ей на ухо прошептали:

— С праздником!..

Энн подняла глаза.

Рядом стоял Мэт Букер. Он был на год старше двадцативосьмилетней Энн. Темные волнистые волосы, светло-голубые глаза, а ресницы такие густые, что справедливее было бы подарить их женщине. Эх, не будь он адвокатом противоположной стороны… Впрочем, эта ария из другой оперы. Мэт представлял истцов: программистку Бет Дитс и ее мужа Билла, который возбудил против «Чипстера» вторичный иск. Хотя за год, который она провела в Филадельфии, Энн ни с кем не встречалась, Мэт Букер оказался первым, кто смог ее заинтересовать. Пусть увлечение было искренним, но защитник противоположной стороны — увы — запретный плод.

— Отстань! — сказала она, но Мэт наклонился еще ближе.

— Я что, уже успел тебя пригласить?

В его шепоте чувствовался запах зубной пасты.

— Ты отказывалась триста двадцать девять раз. Смахивает на традицию. Останови меня, пока я не спросил тебя опять.

Энн вспыхнула:

— Мэт, а тебе не приходило в голову, что ты занимаешься сексуальными домогательствами? И это во время слушания дела о сексуальных домогательствах!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.