Краткий экскурс не в свое дело

Андреева Валентина Алексеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Краткий экскурс не в свое дело (Андреева Валентина)

Глава первая

Лошадь Пржевальского на партизанской тропе

Резкий порыв ветра по-разбойничьи рванул из рук зонт. Я не отдавала. Еще чего! Надвигалась гроза, и первые крупные капли дождя уже с громким шлепаньем расплющивались по асфальту. Спицы зонта пытались держать форму, но их легко перегнуло пополам, зонт вывернулся наизнанку и стал бесполезной вещью.

Преодолевая бандитские налеты ветра, я отчаянно пыталась вернуть зонт к жизни, и мне это удалось.

Порадоваться не успела. Зря расслабилась, торжествуя победу над стихией. Подхваченная очередным порывом ветра, моя фиолетового цвета крыша легко вспорхнула вверх и полетела на проезжую часть дороги, соревнуясь в скорости, дальности и высоте полета с пустым пластиковым пакетом, пылью и мелким мусором.

«Пятый зонт! Пятый подарок Димки за полгода! И, ясное дело, – последний», – мелькнула в голове печальная мысль.

Раздавшийся над ухом громовой раскат, как выстрел стартового пистолета, заставил меня рвануть следом за зонтом, не выдержавшим гонки с препятствиями и забившимся в кусты на другой стороне проезжей части. Существовала угроза, что ненадолго. Ветер активно доставал его и там.

Не отрывая глаз от места приземления зонта, я, в свою очередь, летела через дорогу, одержимая только одной страстью – любыми путями поймать беглеца.

Резкий визг тормозов заставил меня изменить траекторию полета. Я шарахнулась в сторону и, увидев прямо перед собой колеса другой машины, крепко зажмурилась и брякнулась на коленки, закрыв голову руками. Она, голова, при этом соображала четко и ясно – не хуже, чем на рабочем месте. Я подумала, что Димке не придется уже тратить деньги на покупку мне нового зонта, хотя старый так и не дождался спасения. Факт моего опоздания на работу выведет из себя шефа, Максима Максимовича, который сегодня в порядке исключения сам собирался прийти вовремя. Намечалась важная сделка, вчера ее обсудить не успели. Дети и муж сегодня голодными не останутся – ужин у меня есть. А вот завтра-а-а…

– Ты че, охренела, кочерга?! – Мужской голос, которым был задан вопрос, перекрыл очередной громовой раскат.

И я сразу поняла, что «завтра» будет завтра. Тогда с ужином и решу. Разом открыв оба глаза, ответила любопытствующему хаму правду:

– Нет!

– Совсем охренела! – высунувшись из приоткрытой дверцы, сделал окончательный вывод водитель «Форда». И это несмотря на мой отрицательный ответ! Зачем тогда спрашивал? – Куда под колеса лезешь!.. – Дальше пошли выражения, которые я оценила как явный поклеп на мою скромную натуру.

Но это было еще не все. Автор поклепа, безразмерных габаритов мужик, несмотря на усиливающийся дождь, вылез из машины и угрожающе двинулся в мою сторону. Картину ужаса, как в триллере, дополняли разряды молний и громовые раскаты.

– Мне не под колеса, мне – за зонтом, – не поднимаясь с места, громко пояснила я, щедро поливаемая ливнем. Очень хотелось изменить очевидные намерения гориллы – причинить мне легкие телесные повреждения, пусть даже без расстройства здоровья…

Проезжающие мимо автомобили (откуда они только взялись в этом глухом переулке?) притормаживали, водители и пассажиры с любопытством глазели в нашу сторону. А одна машина, «БМВ», вообще остановилась неподалеку, сзади от меня, и уезжать до окончания спектакля явно не собиралась.

Сквозь пелену дождя я мельком увидела, что мой зонт подняла некая женщина в синей блузке. Хотела крикнуть, чтобы она положила чужую вещь на место: сейчас, мол, получу по заслугам и через пару минут сама свой зонт подберу, но не успела. Меня отвлекла какая-то легкомысленная вишневая «девятка». Она выскочила на сторону встречного движения и тоже притормозила недалеко от меня – видимо, привлеченная бесплатным зрелищем.

Между тем ко мне уже почти вплотную приблизился огромный, мокрый и, к несчастью, одушевленный осколок скалы. Весь его облик ясно говорил о том, что легкие телесные повреждения у меня будут все-таки с расстройством здоровья. «Хорошо, если кратковременным», – мелькнула слабая надежда.

Что случилось дальше, я так и не поняла. Все произошло очень быстро. «Девятка» дала по газам, амбал же споткнулся на ровном месте, взмахнул руками, нелепо развернулся боком, шлепнулся на спину, да так и остался лежать под окончательно озверевшим ливнем.

Из его «Форда» выскочило два человека, из «БМВ», стоявшей сзади, – трое. Все кинулись к упавшему.

Я почувствовала себя лишней в этой толпе. Надо было удирать, пока верзила не поднялся. Мужик сам виноват. Следовало смотреть себе под ноги, а не метать из глаз молнии. Их и без него хватало.

Быстро вскочив, я метнулась к конечной цели и выхватила у женщины в синей блузке зонт, пояснив, что он мой. Из-за него жизнью рисковала. Спорить со мной она не решилась.

Несмотря на то что над ней не капало – прикрывалась собственным зонтом да еще стояла под навесом на автобусной остановке, лицо у нее было охвачено ужасом. Нервная какая-то… На всякий случай еще раз пояснила даме, что зонт, который я у нее отняла, принадлежит мне. На правах собственности. Кажется, женщину в блузке это еще больше напугало…

Только через пару секунд стала понятна истинная причина ее ужаса. Под руку меня подхватила крепкая мужская рука:

– Тихо! Прокатимся! – Попыталась вырваться, но хватка перешла в категорию «железных». – Я сказал, «тихо»! – повторил суровый мужской голос, и я как-то не решилась возразить.

Сумочку у меня изъяли, но почти тут же вернули. И действительно – в ней такой бардак, в котором я и сама ориентируюсь с трудом. Ну кому это понравится?…

Женщине в синей блузке вообще ничего не сказали. Второй мужчина, в мокром черном костюме, молча потащил ее к «БМВ».

Два человека все еще возились с лежащим на асфальте амбалом, никак не желавшим вставать. Третий, прикрываясь от дождя нахлобученным на голову пиджаком, разговаривал по мобильному телефону. Образовавшаяся под амбалом лужа была размытого красного цвета – хорошо разбавленная акварельная краска. Как следует я не рассмотрела, было некогда, но мне показалось, что бедняга даже не сменил позу.

Нас с дамой, у которой я реквизировала свой зонт, втолкнули в «БМВ», и тип, тащивший меня под руку, строго сказал:

– Сидеть и не рыпаться!

При экстренной посадке в машину женщина в блузке не успела закрыть собственный зонт, и он сломался. Тот гражданин, что пригласил меня в авто, уселся впереди, развернулся вполоборота и не спускал с нас глаз.

– Этот мужчина сам упал, и сам разбил себе голову, – попыталась я оправдаться перед соседкой, которую колотила нервная дрожь.

Она ничего не ответила, более того – очень сильно побледнела, закатила глаза и потеряла сознание.

Я оглянулась в поисках аптечки, но, не обнаружив таковой, вслух поинтересовалась ее местонахождением. Ответа не удостоилась, поэтому мигом выскочила из машины и, не обращая внимание на зверский окрик охранника и жуткий ливень, в несколько прыжков одолела расстояние до кучковавшихся вокруг упавшего амбала мужиков.

Те, непонятно отчего, взбудоражились, трое разом отступили на шаг и полезли куда-то под пиджаки. Неужели они приняли сумочку, которую я держала под мышкой, за базуку? Эта их неадекватная реакция несколько охладила мое стремление выяснить местонахождение аптечки. Вернее, я про нее напрочь забыла, поскольку в следующий момент в упор увидела амбала… Бывшего!

– Он что, умер? – жалобно пропищала я и опять брякнулась на коленки прямо в лужу на асфальте. Ноги сами подкосились…

На сей раз один человек со мной не справился. Пришлось подключаться второму. Они дотащили меня до машины и с трудом затолкали обратно на заднее сиденье. Я успела сказать «спасибо».

Пришедшая в сознание незнакомка расторопно лишилась его снова. Мне повезло меньше, но я тоже на всякий случай прикрыла глаза.

Более не обращая внимания на бессознательную соседку – один раз та уже оклемалась и теперь знает, как это делается, – я сквозь ресницы и плотную пелену дождя отрешенно наблюдала за происходящим снаружи. Четверо мужчин – потом, окинув нас пытливым оком, к ним присоединился и наш охранник – пытались загрузить бесчувственное тело на заднее сиденье «Форда», не очень при этом церемонясь. Впрочем, телу, судя по всему, было на такое невежливое обхождение уже наплевать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.