Шпионаж

Берндорф Ганс Рудольф

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Об авторе

Ганс Рудольф Берндорф (1895–1963) был немецким писателем, журналистом и киносценаристом. Участник Первой мировой войны, затем боец фрайкора. В 20–е годы работал актером, учился на режиссера, с 1925 года главный репортер издательства «Ульштайн», прославился сериями репортажей на темы криминалистики, путешествий, происшествий и т. д. В 1933 году вступил в СС. Пользовался большой популярностью в Третьем Рейхе, опубликовал с 1933 по 1940 год под своим именем и под псевдонимами Рудольф Ван Верт и Ганс Рудольф 19 романов и документальных книг, во время Второй мировой войны активный сотрудник министерства пропаганды у Геббельса, пользовался его поддержкой как писатель и киносценарист. После падения нацизма Берндорф спокойно продолжил свою журналистскую и писательскую карьеру, трудясь сначала на англичан (Немецкая служба новостей), а в 50–е годы написал как «писатель–призрак» псевдоавтобиографии выдающегося хирурга д–ра Фердинанда Зауербруха и немецкого банкира Хьяльмара Шахта.

До конца жизни Берндорф оставался самым популярным автором издательской группы «H"OR ZU», книги его переиздаются в Германии и в 2000–е годы.

«Шпионаж» был первой книгой Берндорфа, выдержавшей только в первые несколько лет более тридцати переизданий, несмотря на ужасающее множество содержащихся в ней ошибок и неточностей.

ВСТУПЛЕНИЕ

Год 1913–й… По стальным путям Европы мчатся железнодорожные составы, груженные углем, железом, лесом, нарядные экспрессы с роскошными салонами международных вагонов. Из Парижа через Варшаву в Петербург. Из Копенгагена через Берлин в Мюнхен. Из Амстердама через Базель в Италию…

Поезда минуют границы, проносятся мимо городов и селений, где люди рождаются, любят, работают, умирают…

Многое связывает этих людей, эти народы. Общий труд, общие заботы о существовании.

Кинотеатры европейских столиц показывали удивленным зрителям бешеные автомобильные гонки, строительство морских колоссов на верфях, торжественные парады армий разных стран.

Народы Европы были хорошо знакомы с этими армиями, их обмундированием, вооружением.

Но главного они не знали. Главное происходило за закрытыми дверьми генеральных штабов и военных министерств. Там тщательно изучались карты и секретные планы соседних стран, туда стекались сведения, полученные с помощью тайных шифров.

Так было в Германии, Англии, Франции, России…

До начала мировой войны оставался год…

В мае 1913 года по Унтер ден Линден в Берлине шел молодой человек в форме майора генерального штаба.

Два офицера, шагавшие навстречу, дружески ему кивнули:

— Поздравляем.

То был Вальтер Николаи, только что назначенный начальником военной разведки.

Вступив в исполнение своих обязанностей, он подобрал группу умелых, надежных людей. Благодаря им деятельность германской разведки, работавшей до того без всякой системы, стала более организованной.

Да, агентов у Николаи немного, но зато они прекрасно подготовлены и умеют собирать лишь самые существенные сведения.

Огромные трудности представляет их работа. Особенно во Франции. Это страна классического недоверия к малейшим попыткам проникнуть в ее тайны. Забронированы они необычайно крепко. Секреты французской армии хранятся столь тщательно, что выведать их можно лишь с помощью исключительно ловкого маневра.

Другие сложности — в России. Конечно, среди гражданского населения приграничной полосы можно найти людей, поставляющих за германские марки необходимые сведения. Но бесконечные пространства этой страны, удаленность ее гарнизонов друг от друга не дают возможности развернуть шпионаж с полной силой. Поэтому германской разведке волей–неволей приходится ограничить свою деятельность зоной, близкой к границам.

А в Англии? Здесь вообще много неясностей.

За год до начала войны, когда положение этой страны в политической коалиции было весьма неопределенным, германская разведка содержала там лишь нескольких агентов. Николаи настаивал на расширении агентуры в Англии, но убедить в этом высшее командование ему так и не удалось.

Так обстоит дело с германской разведкой.

Франция относится к этому делу иначе.

Достаточно сказать, что в 1913 году по подозрению в шпионаже германскими властями было арестовано 345 человек, и большинство из них работало на Францию.

Сама эта цифра внушительно свидетельствует о размахе шпионской деятельности французов.

Вот, к примеру, история с французским разведчиком Томсом.

Он был родом из Мюнхена, где его отец торговал винами — главным образом бургундским и бордоским. Томс постоянно ездил во Францию, и никому это не казалось подозрительным: все думали, что он привозит оттуда вино.

В действительности же все обстояло не так.

В Мюнхене у Томса был целый штат подруг, во всем ему преданных. То были по большей части скромные танцовщицы, хористки, воспитанницы театральных школ. Он рассылал их по всей Германии с определенными заданиями.

Обязанностью этих девиц было заводить знакомства с молодыми офицерами и стараться выведать от них как можно больше.

Полученную информацию Томс аккуратно вывозил во Францию.

Методы, которыми действовал Томс, вообще были характерны для работы французской разведки. Не случайно на службе у нее состояло так много женщин.

Шпионская деятельность французов отличалась еще и тем, что свои разведывательные бюро они перед войной разбросали по многим странам Европы. Так в Женеве, в Швейцарии, устроился полковник–лейтенант Паршет, со штатом в 90 человек. Бюро Паршета работало под вывеской какой-то торговой фирмы, и его служащие свободно шныряли по всей германской территории. Отделение этой «фирмы» было открыто и в Базеле для наблюдения исключительно за баварской армией.

Так работала французская разведка.

Что касается англичан, то они проявляли порой чудеса изобретательности.

Всем известно, к примеру, что в Бельгии широко используется голубиная почта.

Английская разведка, одна из штаб–квартир которой располагалась в Брюсселе, в начале 1914 года усовершенствовала эту почту оригинальным нововведением.

Англичане выяснили, что почтовые голуби летят обычно либо вдоль Рейна, либо над большими железнодорожными линиями от Амстердама до Торна. И им пришла в голову смелая мысль: что, если снабдить голубей микроскопическими фотокамерами?

Камеры эти имели часовой механизм, приводящий в движение катушку с пленкой. Так как голуби обычно выпускались целыми стаями, то на крохотных снимках, которые потом увеличивали, получался целый ряд изображений тех мест, над которыми пролетали птицы.

Это было похоже на фильмовую ленту.

В случае войны такие съемки становились бесценными: они позволяли иметь полную картину передвижения войсковых частей и обозов.

Главное руководство российской разведкой было сосредоточено в руках офицера генерального штаба Батюшкова (Н. Батюшина, разумеется, – прим. В. К.) и находилось в Варшаве.

Основное свое внимание разведка обращала на германские военные силы в приграничных районах. В распоряжении Батюшкова были сотни тысяч рублей, предназначавшихся на подкуп добровольных шпионов из местного населения. То были по преимуществу мелкие торговцы, согласно пограничным обычаям, имевшие право беспрепятственного перехода границы. Многие из них состояли на постоянном жалованьи у разведки.

Интересные сведения о работе российской разведки накануне первой мировой войны приводит в своей книге «Разведка и контрразведка» Макс Роте, офицер австрийского генерального штаба, занимавший тогда пост начальника разведбюро.

Ронге пишет, что варшавский центр работал с массой людей — вербовщиков, руководителей групп, рядовых агентов. Среди них было немало женщин.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.