Пираты южных морей

Пайл Говард

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пираты южных морей (Пайл Говард)

Предисловие

Меня давно занимает вопрос: почему крупица порочности придает столь восхитительный (и, прошу заметить, отнюдь не отталкивающий) привкус огромной массе той в общем-то весьма добропорядочной муки, из которой и замешивается тесто для пирога современной цивилизации? Вот взять хотя бы пиратов: почему им всегда была присуща некая зловещая и вместе с тем героическая притягательность? Быть может, глубоко под слоями культуры в каждом из нас таится фундамент древнего варварства? И даже самый респектабельный на вид джентльмен в глубине души — бунтарь и смутьян, который не прочь бросить вызов закону и порядку? Не сомневаюсь, что любого мальчика, даже самого воспитанного и послушного, гораздо больше привлекает карьера капитана пиратского судна, нежели члена парламента. Да и мы сами, разве не предпочтем мы какой-нибудь рассказ, повествующий, например, о захвате капитаном Эвери корабля с прекрасной принцессой и индийскими самоцветами (которые, как гласит предание, он продавал бристольскому купцу горстями), проповедям епископа Аттербери или нравоучительным романам сентименталистов? Боюсь, что мало кто устоит перед подобным соблазном.

Да, нам, привыкшим к уюту и комфорту современной жизни, рассказы о блистательных победах адмирала Нельсона тоже покажутся весьма захватывающими и романтическими, однако подозреваю, что гораздо больший отклик в сердцах читателей найдет повествование о том, как Фрэнсис Дрейк перехватил на Панамском перешейке испанский корабль «Серебряный галеон», на борту которого находилось около тридцати тонн серебра.

Мужество и отвага (даже если они поставлены на службу безумию и жестокости) всегда достаточно притягательны, чтобы соблазнить того низменного человечка, что живет в каждом из нас. Так стоит ли удивляться, что отчаянная храбрость пиратов, ведущих неравную борьбу с неимоверно превосходящим их по силам цивилизованным миром, миром закона и порядка, немало способствует превращению их в популярнейших героев, этаких романтиков под черным флагом. Мало того, все мы, в силу своей грешной природы, в глубине души мечтаем об обретении несметных богатств. И до чего же приятно прочесть, как пираты делили сокровища где-нибудь на уединенном острове, закапывали свою преступную добычу в песок на тропическом пляже, дабы сундук лежал там, пока не настанет время вновь выкопать денежки и начать по-королевски транжирить их в изысканном обществе. Лично мне это представляется не менее захватывающим, чем повествование о бегстве флибустьеров от погони по извилистым проливам среди коралловых рифов и их чудесном спасении.

А уж какая увлекательная, полная опасностей и невероятных приключений жизнь у пиратов! Эти вечные скитальцы и изгои беспрестанно странствуют: у них нет дома, и никто не ждет их на берегу. Они то пропадают месяцами в морских пучинах, то конопатят свой корабль на каком-нибудь богом забытом берегу, то вдруг появляются где-нибудь посреди океана и под грохот мушкетов, с криками и воплями нападают на мирное торговое судно, не щадя никого и ничего. Священники проклинают их с амвона, няньки пугают ими непослушных детей… Вот уж действительно герои! А какие декорации их окружают, а какие страсти кипят вокруг!

Пиратство, каким оно было в дни своего расцвета — то есть в начале восемнадцатого века, — возникло не внезапно. Оно прошло подлинную эволюцию: флибустьеры появились еще в шестнадцатом веке, и этому, надо отметить, немало способствовала политика Тюдоров, которые сквозь пальцы смотрели на творимые первыми пиратами беззакония.

Вспомним хотя бы знаменитого адмирала Фрэнсиса Дрейка, под командованием которого английский флот в 1588 году разгромил испанскую Непобедимую армаду. Ведь, несмотря на все свои бесспорные заслуги, этот выдающийся человек, да и не он один, был настоящим авантюристом и, чего уж греха таить, пиратом, то и дело нарушавшим нормы международного права. Тем не менее деяния сих правонарушителей официально не признавались британским правительством, и за нападения на испанские торговые суда, будь то вблизи родных берегов или в Вест-Индии, их не наказывали, им даже не делали внушения. Их скорее уж восхваляли, и в те славные времена отнюдь не считалось зазорным разбогатеть на добыче, захваченной на испанских галеонах. Многие наиболее уважаемые горожане и купцы Лондона, придя к заключению, что королева Елизавета недостаточно рьяно ведет борьбу с ненавистной католической державой, снаряжали за свой счет целые эскадры и отправляли их вести благочестивую протестантскую войну против папских помазанников. А, сами понимаете, где война, там и трофеи, и порой немалые.

Сокровища, награбленные в подобных авантюрах, порой достигали поразительных, просто невероятных размеров. Да еще и молва, как водится, всё приукрашивала. Вот, например, цитата из книги, написанной сто лет спустя после захвата Фрэнсисом Дрейком на Панамском перешейке «Серебряного галеона»: «Испанцы и по сей день утверждают, что тогда он взял двести сорок тонн серебра и по шестнадцати чаш монет на каждого члена команды (а она состояла из сорока пяти человек) — сокровищ оказалось столь много, что часть англичанам даже пришлось выбросить за борт, поскольку их корабль не мог все это увезти». Честно говоря, в подобное верится с трудом.

А теперь представьте, как кружили людям головы подобные рассказы о воистину гигантских барышах (их тогда называли «доходами»), которые можно было заграбастать, промышляя морским разбоем. И немало нашлось в те времена отважных мореплавателей, бороздивших на своих суденышках безбрежный океан: кто ради того, чтобы открыть новые моря и земли, а кто — и, пожалуй, таких было большинство — в погоне за испанским богатством: Фробишер, Дэвис, Дрейк и еще десятки других.

Бесспорно, многие из авантюристов, участвовавших в той лицемерной войне, которую протестантская Англия вела против католической Испании, вполне искренне разделяли идеи кальвинизма и пуританства, что делало этих людей беспощадными к своим врагам. Но в равной степени несомненно и то, что золото, серебро и прочие богатства «вавилонской блудницы», то бишь католической церкви, также в значительной степени питали ту неукротимую энергию, с которой отважные британские мореходы бросали вызов неведомым ужасам великого океана, простиравшегося до самого заката, чтобы там, в далеких водах, нападать на огромные, неуклюжие, груженные сокровищами испанские галеоны, курсировавшие по Карибскому морю и через Старый Багамский пролив.

Эта давняя война на религиозной почве была воистину отвратительной и ужасной. Сегодня с трудом верится в то, насколько бессердечными и жестокими были тогда люди. Как правило, для тех, кто попадал в плен, смерть была самым милосердным наказанием. Испанцы предавали пленных англичан в руки священной инквизиции: а что это означало, знает весь мир. Когда же англичане захватывали испанский корабль, пленников жестоко пытали: причем нередко это делалось не только в качестве мести, но и с целью выведать, где находятся тайники с сокровищами. Жестокость порождала жестокость, и трудно сказать, кто изобретал для своих жертв более изощренные пытки — протестанты или католики.

Вот один лишь пример. После захвата Эриком Кобхэмом испанского судна в Бискайском заливе, когда сопротивление врагов было подавлено и ярость сражения угасла, он приказал своим людям связать капитана и команду, вообще всех испанцев, находившихся на борту (неважно, вооруженных или нет), зашить их в грот-мачту и бросить за борт. Когда через несколько дней парус вынесло на берег, в нем было двадцать мертвецов.

Конечно же, подобные деяния, как того и следовало ожидать, не оставались неотомщенными, и в оплату долгов жестокого Кобхэма испанцы тоже загубили немало жизней.

Теперь вы и сами убедились, что в Англии во время войны с Испанией процветало самое настоящее пиратство. Причем власти, как уже упоминалось ранее, не только ему попустительствовали, но и одобряли: участие представителей знати в подобных, с позволения сказать, мероприятиях отнюдь не считалось зазорным. Постепенно смертельная некогда вражда между протестантством и католицизмом начала ослабевать. Религиозным войнам было еще далеко до завершения, однако, образно выражаясь, ножны теперь не отбрасывались, когда обнажался клинок. Настало время номинального мира, и в Англии выросло целое поколение, которое уже не считало приемлемым сражаться со страной, с которой их родина официально не находится в состоянии войны. Но, увы, брошенное семя дало всходы: стало понятно, что вполне возможно безнаказанно грабить испанские суда. Если жестокость и страсть к кровопролитию один раз получили прощение, остановить их дальнейшие проявления уже практически нельзя.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.