Соло для любимого

Брейди Джилл

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Соло для любимого (Брейди Джилл)

1

— Я хотела бы, чтобы ты перевел на мое имя ресторан на Колумбус-стрит. Что ты об этом думаешь? — Бранда со скучающим видом полировала пилкой ноготь.

Грехэм Скотт, сильный мужчина с рыжими волосами и усами, отложил в сторону «Геральд трибюн».

— Я просто счастлив, что ты не потребовала от меня Белый дом. Однако зачем тебе этот старый ящик на Колумбус?

Бранда внимательно изучала свои руки.

— «Гурман» никогда не приносил большого дохода, папа. С самого начала это были напрасно вложенные деньги.

— Согласен. Именно поэтому мне любопытно, почему ты так живо им заинтересовалась.

Она посмотрела на отца и улыбнулась. У девушки была очаровательная улыбка, которая не раз наводила мужчин на определенные мысли.

— У Язона и Барта есть фантастическая идея.

Отец откашлялся.

— Меня удивляет, что у обоих твоих старинных поклонников появилась идея.

— Что, собственно, ты имеешь против них? Язон все-таки изучает архитектуру, а…

— От случая к случаю, — прервал он ее. — Когда не знает, куда ему деваться от скуки, и абсолютно ничего хорошего не может поделать со временем.

— Это не так, папа. Он серьезно относится к занятиям. А Барт, кстати, тоже вовсе не прохлаждается в гараже своего отца.

Грехэм Скотт посмотрел на дочь. Она была взволнована, и это ей очень шло. Бранда, собственно, не была красавицей. Однако в девушке было что-то привлекательное. Грива ярко-рыжих локонов, ясные зеленые глаза, многочисленные веснушки на носу, которые всегда ее раздражали. Однако веснушки придавали лицу характерное лукавое выражение, что так подходило к ее веселой натуре.

— Нет ли у тебя желания рассказать об идее, Бранда?

Она бросила пилку на стол, засунула руки в карманы кофты и улыбнулась отцу.

— Мы хотим полностью переделать «Гурман», папа. Он больше не будет закусочным рестораном. А превратится в бар в стиле сороковых годов, которые теперь снова возрождаются… со свечами и солистами. Ты понимаешь, что я задумала, папа?

— В конце концов, я же не вчера родился. — Грехэм почесал подбородок. — И ты полагаешь, это что-то даст?.. — В его вопросе улавливались скептические нотки.

— Это последний крик моды. В Нью-Йорке уже есть несколько таких заведений. Почему же не открыть их в Сан-Франциско? Норд-Бич как будто создан для этого. К тому же среди его многочисленных ресторанов и баров нет ни одного подобного. Мы будем первыми. И поэтому, папа, я нахожу эту идею превосходной.

Скотт усмехнулся:

— Ты действительно обладаешь силой убеждения.

Бранда нервно стукнула ногой о пол.

— Так я получаю «Гурман», папа? Ты даришь его мне? Тогда мы с Бартом и Язоном сможем сразу приступить к работам. Мы выметем хлам и обновим заведение полностью. Все должно быть на уровне. Новый бар должен стать просто великолепным!

— И когда все свершится, ты собираешься обслуживать гостей, как я погляжу? Поэтому изучаешь музыку и историю? — Он покачал головой.

— Ресторан лишь одна часть плана, папа. Возможно, я куда лучший бизнесмен, чем ты думаешь. И именно в этой сфере раскроются мои подлинные способности.

Отец недоверчиво посмотрел на дочь.

— Значит ли это, что ты недовольна своими занятиями и хочешь их прекратить? Я все же знаю тебя, Бранда.

— Об этом мы поговорим потом, папа. Дай мне сначала переоборудовать ресторан. Я хотела бы видеть, что из этого получится. И убедиться, смогу ли воплотить свои задумки. — Однако свои истинные замыслы Бранда пока не хотела раскрывать отцу. Иначе он был бы совершенно огорошен.

— О'кей, — ответил Грехэм. — Ты имеешь на это право. Я, собственно, и так предполагал отказаться от «Гурмана».

Бранда подошла к отцу, села к нему на колени и обняла его.

— Ты просто чудо, папа! У меня нет слов. Барт и Язон сделают большие глаза. Они как раз не были уверены, что ты согласишься с моим планом.

Грехэм Скотт мягко освободился от Бранды. Он снова внимательно посмотрел на нее.

— О ком же из своих почитателей ты все-таки печешься? Ты влюблена в Барта или твое сердце завоевал Язон?

— Завоевал? — Бранда рассмеялась. — Мы же не на войне. Однако если ты желаешь знать правду, то я ни в одного из них не влюблена. Оба милы и симпатичны. Но я не могла бы причинить боль Барту, влюбившись в Язона. И наоборот. В противном случае у кого-то разорвется сердце.

— Ну и как пойдут события дальше? — спросил Грехэм. — Ты же не можешь полностью отказаться от любви.

— И это говорит мне мой отец?! — удивленно воскликнула Бранда.

— Боже, девочка, в каком столетии мы живем? Тебе двадцать четыре года, и ты прекрасно выглядишь. Когда-нибудь появится тот, кто захочет тебя и кого захочешь ты. И это будет не просто легкий флирт в полумраке вагона.

Она возмутилась:

— Ну перестань, папа!

— Ты полагаешь, что я не знаю, как это происходит? В глубине души я рад, что ты отвергаешь и Барта, и Язона. Для своей дочери я хочу нечто особенное.

— Ты считаешь, что я оправдаю такие надежды? — съязвила Бранда.

— Я уверен в этом. Ты умная и красивая девушка, не говоря уж о скромном приданом, с которым ты вступишь в брак. — Грехэм ухмыльнулся.

— Я выбрала очень правильных родителей, — заметила Бранда. — Это что-то значит — иметь богатого отца. — Она снова поцеловала его в щеку. — Во всяком случае, я тебе очень благодарна за «Гурман». Обо всем остальном можешь не беспокоиться.

Грехэм Скотт поднялся и, подойдя к письменному столу, достал чековую книжку.

— Папа, я сказала, что мы сделаем все сами.

Он подписал чек и передал его Бранде.

— Купи себе красивую блузку к открытию ресторана.

Бранда бросила взгляд на чек. Затем снова обняла отца.

— Это будет самая шикарная блузка, которую я когда-либо имела. За пять тысяч долларов можно приобрести нечто неповторимое.

— Я все же знаю, что необходимо для постройки такого сарая. Постарайся как можно лучше, крошка. Возможно, ты осуществишь задуманное и достигнешь таких оборотов капитала, о которых другие только мечтают.

— Я на это твердо нацелена, папа, — ответила девушка.

Бранда стояла у забора рядом с Язоном и следила за Бартом Фленегэном, мужчиной среднего роста с темно-русыми волосами, который объезжал рыжую кобылу. В августе он намеревался принять участие в родео в городе Сан-Диего.

У него хватало мужества удерживаться в седле. Кобыла вовсе не желала, чтобы ее объезжали, это было заметно невооруженным глазом, и старалась сбросить всадника. Но Барт не был склонен сдаться так быстро. В конце концов, это была не первая лошадь, которую он укрощал.

Язон покусывал соломинку. Вечерний ветер теребил его пепельные волосы, которые спадали на лицо. Серо-голубые глаза насмешливо поблескивали.

— Еще пять минут, Барт, и она справится с тобой, — крикнул он другу.

— Если это пари, то я принимаю его, — сказала Бранда. — Я уверена, что Барт приструнит Молодую Леди.

Язон, усмехнувшись, посмотрел на нее.

— Ты знаешь, Бранда, я безумно втюрился в тебя.

Бранда рассмеялась.

— Да, я знаю это, Язон.

— Раз так, что ты мне ответишь?

— Давай поговорим о чем-нибудь другом, Язон. — Девушка так очаровательно улыбнулась, что Язон не смог рассердиться на нее. — У меня новость для вас обоих. Папа перевел на мое имя «Гурман».

— Ого! — Язон выплюнул соломинку. Он обнял Бранду и на секунду прижал ее к себе.

Она быстро освободилась от его объятия.

— Такого восторга я не ожидала, — призналась девушка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.