Стяжатели

Трофимова Стелла Александровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Стяжатели (Трофимова Стелла)

1.

Аглая постучала к соседке:

— Можно, Машенька?

— Входите, Аглая Федоровна. — Колесо машинки крутанулось несколько раз и остановилось. — Садитесь. Я сейчас… — Маша закрепила шов. — Занавеси новые купила. Подшиваю…

— У нас тут целая швейная мастерская, — сказала Анна Степановна, сдвинув очки на лоб. — К новоселью готовимся. Маша сама целый день шьет и меня, старуху, вынуждает.

— Ну что вы, мама, право, — лицо Маши залилось румянцем. — Вы же сами захотели…

— Ладно, ладно, шучу. Да ты садись, Аглаюшка.

Аглая присела на кончик стула. На минуту, чтобы не обидеть старуху. Ей казалось немыслимым долго пробыть в этой комнате, где свобода передвижения сковывалась острыми углами двух кроватей, стола, гардероба и сундука. Приходилось лавировать между ними с величайшей осторожностью, чтобы не набить синяк или шишку. А, между тем, здесь на девяти квадратных метрах жили пятеро — трое взрослых и двое детей.

Аглая с внезапным чувством острой жалости посмотрела на молодую женщину. «Как ухитряется Маша поддерживать порядок в этой клетушке?»

— Я к вам, Машенька, с просьбой, — Аглая развернула пакет. — Купила готовое платье. Красивое, правда? Сидит отлично, только надо немного укоротить. — И, боясь, что Маша откажет, быстро добавила. — У меня сегодня день рождения. Так хочется его надеть…

— А я-то запамятовала… Поздравляю, Аглаюшка! Чего бы тебе пожелать? Разве жениха хорошего. Засиделась ты в девках, хоть и красавица писаная. А платье оставь, Маша укоротит.

— Конечно, — поспешила согласиться Маша. Анна Степановна женщина властная и крутая. Никто в семье не осмеливается с ней спорить — ни сын, ни невестка, ни внуки. — Сейчас зайду к вам, Аглая Федоровна, примерим. У нас зеркала нет…

— Где его поставишь — зеркало? Тут себя не знаешь куда девать.

— Теперь недолго осталось ждать, мама. Нам, Аглая Федоровна, двухкомнатную квартиру дают! Такое счастье… Даже во сне не снилось!

— Плюнь через левое плечо! — сердито сказала Анна Степановна. — Сглазишь, пожалуй.

Маша, смеясь, поплевала три раза. «А ведь она прехорошенькая! — подумала Аглая, глядя на порозовевшее от радостного оживления лицо молодой женщины. — Никогда не замечала!»

— Теперь уже не сглажу, мама. Ваня сам видел в списке нашу фамилию.

— Фамилию как поставили, так и вычеркнуть могут! Пока своим ключом квартиру не отопру, до тех пор не поверю. Я бы на твоем месте эти портянки, — Анна Степановна кивнула на занавески, которые подшивала невестка, — и покупать заранее не стала.

Аглая увидела, как сникла и побледнела Маша. Подумала с досадой: «Вот вредная старуха!»

— Да будет вам, Анна Степановна! Ваш Ваня много лет работает в тресте. Вы очередники района. Живете в тяжелых условиях. Всякому дураку ясно, что так жить невозможно.

— Вот-вот, — насмешливо сказала Анна Степановна. — Дураку-то ясно. А умнику твоему как?

Аглая поморщилась. Была уверена, что ее роман с управляющим трестом никому в квартире не известен. Встречаются обычно у него на даче. Сюда Бережнов приезжал всего два раза. И все-таки пронюхали!

— Ладно, не криви губы. Ты женщина молодая, свободная. С кем хочешь, с тем и крути любовь. Хоть с самим чертом. Мне-то что! На дне рождения он у тебя будет?

— Обещал.

— Вот ты и скажи ему, чтобы наша фамилия как-нибудь случайно из списка не улетучилась.

— Мама!

— Что — мама? Ты, Маша, помалкивай, когда свекровь говорит!

— Не надо этого делать… — тихо сказала Маша. — Вы знаете, как Ваня не любит всякие обходные пути…

— Какие же это обходные? — рассердилась Анна Степановна. — Ты говори, да не заговаривайся! Ваню по закону на очередь поставили, по закону в список включили. Я и хочу, чтоб закон соблюден был. А чтоб беззакония не произошло, прошу Аглаю с самим переговорить. Мне Аглаюшка, небось, не чужая — двадцать семь лет в одной квартире прожили. Я ее в свое время нянчила. Вместе с Ванюшкой в школу водила…

— Я непременно скажу! — торопливо перебила разбушевавшуюся старуху Аглая. — Сегодня же скажу. А Ване и знать об этом незачем!

— Вот и ладно! — сразу успокоилась Анна Степановна. — А теперь иди, показывай Маше, что с твоей обновкой делать!

* * *

На свой день рождения Аглая решила пригласить человек десять, не больше. Из мужчин, кроме Бережнова, только сотрудников треста. Всегда хорошо, когда у людей есть общие интересы. Женщины? Гм… Тут следовало подумать. Они должны уметь танцевать, болтать, веселиться и не делать ханжеских мин, видя ее близость с Бережновым. Придирчиво перебирая в памяти своих приятельниц, Аглая остановилась, наконец, на четырех девушках из министерства, где сама работала стенографисткой.

Вечером, сияющая и оживленная, встречала Аглая гостей. Новое платье — яркие цветы на черном фоне, — выгодно оттеняло ее нежную бело-розовую кожу и пышные русые волосы.

— Ты сегодня прелестна, — шепнул Мещерский, склоняясь к ее руке. — Счастливец Бережнов! Везет человеку!

— От этого счастья ты сам отказался.

— Где уж нам с суконным рылом да в калашный ряд! — отшутился Мещерский.

Роман с Аглаей у него был в самом разгаре, когда «на сцене» появился Бережнов. Бережнов влюбился в Аглаю так, как может влюбиться человек, которому перевалило за пятьдесят, — слепо и бесповоротно. Ссориться с начальством из-за женщины, — если даже эта женщина так красива, как Аглая, — Мещерский не хотел. Он «уступил» Аглаю Бережнову и не жалел об этом — с тех пор началось его быстрое продвижение по служебной лестнице.

Не жалела и красавица Аглая. В Бережнове чувствовалась сила и та уверенность в себе, которую часто порождает многолетняя привычка повелевать. Аглае нравилась его властная манера держаться, огромная, несколько тучная фигура, седеющая грива волос, мохнатые темные брови. Был у нее и дальний прицел — жена Бережнова, пожилая, болезненная женщина, таяла как свеча. Рак легких. Долго она не протянет. Аглая уже чувствовала себя хозяйкой роскошной квартиры, машины и дачи и даже мысленно распоряжалась зарплатой Бережнова. Правда, Николай Николаевич почти вдвое старше ее. Но какое это имеет значение? Даже лучше, пожалуй. Старого мужа легче держать в руках. «В ежовых рукавичках», — смеясь говорил Мещерский.

Возможность держать «в ежовых рукавичках» такого человека, как Бережнов, льстила самолюбию Аглаи. Большой начальник, распоряжается множеством людей, а ее прихоти и желания для него закон.

Аглая с беспокойством посмотрела на часы: пора садиться за стол, а Бережнова все нет. Мещерский сказал, что из треста они уехали вместе… Позвонить ему домой? А если подойдет жена? Аглая, несмотря на легкомыслие, добра и отзывчива. Но сейчас ее охватывает, раздражение при мысли о женщине, которую она совершенно не знает и у которой фактически отняла мужа. Никто не любит тех, кому делают зло. Старая как мир истина.

«Умирала бы что ли скорее!» — думала Аглая, не решаясь поднять телефонную трубку.

В эту минуту раздается резкий звонок и Аглая бежит к двери, разом забыв о злых мыслях и даже с некоторым чувством презрительного сожаления думая о старой, больной, покинутой женщине. Она открывает дверь, и жена Бережнова вообще перестает для нее существовать. Существует только он, так уверенно, по-хозяйски вошедший в прихожую. За его спиной Аглая видит шофера с большим и тяжелым пакетом в руках.

— Поставь здесь, Женя. Дальше я справлюсь сам. — Его бас гудит, заполняя прихожую. Аглая с удовольствием прислушивается к этим властным ноткам. — Езжай в гараж. Когда машина понадобится, я позвоню.

— Надежда Леонтьевна просила съездить за профессором, привезти к ней, — говорит Женя.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.