Первые испытания

Хантер Эрин

Серия: Странники [1]
Жанр: Детская фантастика  Детские  Сказки    2010 год   Автор: Хантер Эрин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Первые испытания (Хантер Эрин)

Глава I

КАЛЛИК

— Это случилось в стародавние времена, когда никаких медведей на Земле еще не было. Замерзшее море вдруг взорвалось, разлетелось на множество осколков, и крошечные кусочки льда рассеялись по черному небу. В каждой из этих льдинок живет душа медведя, и если ты будешь добрым, храбрым и смелым, твой дух когда-нибудь присоединится к ним…

Свернувшись возле маминой задней лапы, Каллик слушала знакомую с детства легенду. Ее брат Таккик лежал рядом и барабанил лапами по снежной стене берлоги. Он всегда изнемогал от скуки, когда погода заставляла их подолгу оставаться внутри.

— Если вы внимательно посмотрите на небо, — продолжала мама, — то найдете на нем фигуру Большой Медведицы, сложенную из ярких звезд. Мы называем ее Силалюк. Большая Медведица вечно бегает вокруг Путеводной Звезды.

— Зачем она бегает? — спросила Каллик. Она знала ответ, но в этом месте всегда задавала свой вопрос.

— Она спасается от погони, — понизив голос, ответила Ниса. — Трое свирепых охотников преследовали Медведицу, и звали их Малиновка, Синица и Кукша. Много лун они охотились за Большой Медведицей, целое лето гонялись они за ней, до самого последнего дня Знойного Неба. Когда тепло стало покидать землю, охотники все-таки настигли Медведицу.

Они окружили ее с трех сторон, подняли свои острые копья и нанесли ей смертельные удары. Кровь из сердца Большой Медведицы хлынула на землю, и всюду, куда падали алые капли, деревья окрасились в золото и пурпур. Несколько капель крови брызнули на грудку Малиновки, и с тех пор у всех малиновок красные грудки.

— И Большая Медведица умерла? — шепотом спросил Таккик.

— Умерла, — кивнула Ниса, и Каллик невольно поежилась. Она всегда пугалась, когда история подходила к этому месту.

А мать продолжала:

— Долго тянутся холодные месяцы Снежного Неба, и все это время тело Силалюк лежит под толстым льдом. Но вновь наступает пора Знойного Неба, тает лед, исчезает снег, и дух великой медведицы, воскреснув, взлетает на небо. Но снова трое охотников начинают свою жестокую охоту, и все повторяется вновь.

Каллик уткнулась носом в мягкую белую шерсть матери.

Стены берлоги плавно изгибались, смыкаясь где-то над ее головой, так что получалось уютное убежище из снега, которого Каллик почти не видела в темноте, хотя он и лежал в двух лапах от ее черного носа.

Снаружи свирепый ветер с воем носился надо льдом, задувая тонкие струйки холодного воздуха через узкий проход прямо в берлогу. Как хорошо, что сегодня им не пришлось вылезать наружу!

Здесь, в берлоге, было тепло и уютно. Наверное, у небесной медведицы Силалюк нет ни мамы, ни брата, и ей негде укрыться от ветра в непогоду…

Бедная медведица! Если бы у нее была семья и дом, ей не пришлось бы вечно убегать от охотников. Каллик знала, что мама будет защищать ее от всех страхов и несчастий, пока она не вырастет большой и сильной и не сможет сама постоять за себя.

И тут Таккик шлепнул ее по носу своей толстой пушистой лапой и захихикал:

— Каллик трусишка!

Она видела, как блестят в темноте его глаза.

— И вовсе нет!

— Каллик боится Малиновку и Кукшу! Думает, они придут за ней в берлогу! — с веселым урчанием продолжал Таккик.

— А вот и неправда! — прорычала Каллик, зарываясь когтями в снег. — Я вовсе не этого боюсь!

— Ага, призналась, что боишься! Так я и знал! — захохотал ее брат.

Ниса ласково дотронулась мохнатой щекой до щеки дочери.

— Чего ты испугалась, глупышка? Ты ведь много раз слышала эту сказку о Большой Медведице?

— Я знаю, — вздохнула Каллик. — Просто я вот о чем подумала… Снежное Небо ведь когда-нибудь закончится, правильно? Снег и лед растают, настанет пора Знойного Неба. Но тогда мы не сможем охотиться и будем голодать! Так ведь всегда бывает, правда?

Мать так тяжело вздохнула, что ее огромные плечи всколыхнулись под белоснежной шкурой.

— Что ты такое придумала, звездочка? — прошептала она, дотрагиваясь носом до носа Каллик. — Я совсем не хотела тебя пугать. Ты просто никогда не видела поры Знойного Неба, вот и выдумываешь всякие страхи. На самом деле все не так страшно. Мы выживем и не умрем с голоду, даже если нам придется какое-то время питаться травой и ягодами.

— Что такое трава и ягоды? — спросила Каллик.

Таккик сморщил нос и фыркнул:

— Это так же вкусно, как тюлени?

— Нет, — покачала головой Ниса, — но на свете есть вещи поважнее вкуса. Трава и ягоды позволят нам выжить в голодную пору. Когда мы доберемся до земли, я покажу вам, как они выглядят.

Она замолчала, и некоторое время в берлоге не было слышно ничего, кроме воя ветра, бьющегося в снежные стены.

Каллик прижалась поближе к теплому боку матери.

— Тебе грустно? — прошептала она.

Ниса снова дотронулась до нее носом.

— Не бойся, — повторила она, но на этот раз в материнском голосе прозвучала решимость. — Вспомни сказку о Большой Медведице. Что бы ни случилось, лед и снег снова вернутся на землю, и Силалюк вновь поднимется на лапы. Раз она смогла уцелеть, то и мы с вами сможем.

— Я где угодно могу уцелеть! — похвастался Таккик, распушив шерсть. — Я могу охотиться на моржей! Я переплыву океан! Я буду драться со всеми медведями, которых мы встретим по дороге!

— Ну конечно, милый, так все и будет. А теперь постарайся уснуть, — проурчала мать.

Таккик свернулся клубочком и поглубже зарылся в снег возле матери, а Каллик положила голову на материнский бок и закрыла глаза. Мама права: ей нечего бояться. Пока у нее есть семья, она всегда будет в тепле и в безопасности, как сейчас.

Каллик проснулась от странной тишины. Слабый свет просачивался сквозь снежные стены, бросая голубые и розовые тени на спящих брата и мать.

Сначала Каллик подумала, что ей в уши забился снег и даже как следует потрясла головой, но тут Ниса заворчала во сне, и маленькая медведица догадалась, что тишина наступила оттого, что бушевавший снаружи буран наконец утих.

— Эй, сопя, — сказала она, тычась носом в нос брата. — Вставай! Буран прошел.

Таккик сонно поднял голову. Шерсть на одной его щеке примялась от долгого сна, отчего мордочка стала выглядеть кособокой. Каллик так и покатилась со смеху.

— Просыпайся, толстый ленивый тюлень! — проурчала она, отсмеявшись. — Пошли поиграем снаружи.

— Пошли! — вскочил Таккик.

— Кто это разрешил вам выходить? — строго спросила мать, не открывая глаз.

Каллик так и подпрыгнула от неожиданности. Она была уверена, что мать еще спит, и надеялась потихоньку выбраться из берлоги.

— Мы недалеко, — пообещала она. — Мы будем около берлоги! Ну, пожалуйста, мамочка!

Ниса вздохнула, и шерсть у нее на спине всколыхнулась, будто по ней пробежал ветерок.

— Лучше пойдем все вместе, — решила она и, поднявшись на тяжелые лапы, осторожно развернулась в тесной берлоге, отодвинув обоих малышей в сторону. Опасливо принюхиваясь, медведица побрела по узкому туннелю, сметая боками нанесенный за несколько ночей снег.

Каллик посмотрела на напряженные задние лапы матери и поняла, что та не на шутку чем-то обеспокоена.

— Не понимаю, почему она так осторожничает? — шепотом пожаловалась она брату. — Ведь мы, белые медведи, самые огромные и самые страшные звери на льду! Кто может на нас напасть?

— Еще более крупный и еще более страшный белый медведь, тюленеголовая! — снисходительно ответил брат. — Ты никогда не замечала, какая ты маленькая и жалкая?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.