Бенефис чертовой бабушки

Андреева Валентина Алексеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бенефис чертовой бабушки (Андреева Валентина)

Часть первая

Пятнашки со смертью

1

– Сюрпри-и-и-з!!! – Маринкиным голосом заверещала куча барахла на двух ногах, торчавших из розовых «капри» и обутых в сверкающие новизной голубые кроссовки. Дверь, шокированная нетрадиционным способом открытия – пинком, ударилась о полку вешалки и только устремилась назад, как была коварно остановлена носком правой Маринкиной кроссовки.

– Девушки, наша машина забита под завязку. В ваши можно еще загрузить слониху. У нас уже одна есть. Если хотите, берите ее, а не шмотки. Только Светлану Никитичну трудно уговорить. Опять-таки два часа на уговоры потеряем. А шмотки лучше – они молчат и не гадят в душу. Нужны безразмерные пластиковые пакеты, надеюсь, найдете, у меня кончились.

Ноги шагнули вперед, куча вывалилась на ковер, и я порадовалась, что вчера вычистила его пылесосом. Перед людьми не стыдно. Ну, теми, которые будут вещи с пола подбирать и паковать. Либо Наташка, либо сама Маринка. Мне это плохо удается.

– На фига нам твой мамонт? Тем более второй по счету. И эта куча, спрашивается, на фига? Ир, почему ты никогда не закрываешь на замок входную дверь? – с возмущением выдала Наташка, пнув ногой обособившуюся от общей свалки то ли шторину, то ли покрывало в пакете. Неопознанный объект взлетел вверх вместе с Наташкиным шлепанцем, и подруга ругнулась.

Следовало огрызнуться. Последней (прямо перед Маринкой) через упомянутую дверь прошаркала сама Наталья. Непосредственно за мной и с нехорошими предчувствиями – сон плохой приснился. Так и не успела мне его дорассказать. Могла бы за собой эту дверь и закрыть. Хотя какой смысл, если через пять минут на выход?

Огрызаться не хотелось, тем более что Наташка уже сцепилась с Маринкой по актуальной для последней теме «Что такое безумная свекровь и как с ней бороться». Кто бы услышал мои справедливые замечания?! Похоже, идеальная чистота моего ковра останется не замеченной.

Куча оказалась страшной только на первый взгляд. Особо не церемонясь, я в порядке исключения удачно утрамбовала шмотье, принадлежащее, как выяснилось из перепалки приятельниц, Маринкиной свекрови. Все оно влезло в старую сумку без ручки, которую раньше никто не удосужился выкинуть. Тара и содержимое друг друга стоили, но хозяйственная Светлана Никитична не желала оставлять свои «ценные» вещи «кому попало», то бишь невестке. Часть вещей уже лежала в объемном пакете, я его просто присоединила к сумке.

Спор между Натальей и Маринкой не утихал даже в лифте. Но по достижении первого этажа обе пришли к консенсусу: Светлану Никитичну, дожившую до весьма почтенного возраста – девяноста лет, поздно перевоспитывать, а просто призывать к разумным поступкам бессмысленно. Она всю жизнь специализировалась на неразумных. Даже сыновей ухитрилась родить только в климактерический период, причем вопреки собственному желанию. Просто назло мужу, за что, собственно говоря, и возложила на него всю ответственность. Эта ответственность преждевременно свела совестливого мужика, по профессии биохимика, в могилу. Во всяком случае, так казалось Маринке. Всю свою сознательную жизнь Сергей Иванович мечтал о сыне, но супруга, погрязнув в науке геронтологии, не желала обременять себя детьми. Вплоть до того момента, когда Сергея Ивановича соблазнила молодая, но одинокая соседка Нина Михайловна, время от времени обращавшаяся к нему за помощью в делах, требующих мужского склада ума и грубой физической силы. Которой, кстати сказать, Сергей Иванович из-за своей субтильности не обладал.

Поняв, что ждет двойню, соседка – скромная портниха тут же поделилась своей радостью с женой Сергея Ивановича, позвонив ей прямо на работу. Сраженная наповал Светлана Никитична под опекой коллег кое-как отлежалась на двух стульях, не помня себя, добралась с работы домой и вечером в выражениях, изысканных по темным тайникам души, преподнесла эту новость виновнику радостного события, а заодно, хоть и не намеренно, всему подъезду дома. Слышимость была идеальная.

Не выдержав постоянных упреков, унижений, мук совести и развода, Сергей Иванович перешел жить к Нине Михайловне. Теперь уже его бывшей супруге потребовалась помощь в делах, требующих мужского склада ума и грубой физической силы, а заодно – жалость, сочувствие и, разумеется, деньги. Результат не замедлил сказаться. Через пару месяцев Нина Михайловна «радовалась» до слез полученному от Светланы Никитичны признанию: наконец-то у них с Сергеем Ивановичем будут дети, обоим хотелось надеяться – мальчики.

Сергей Иванович, разом ставший многодетным отцом в возрасте переходного периода к мудрой старости, кое-как проскрипел шесть лет, предпринимая все возможные меры к тому, чтобы окончательно подорвать свое здоровье. Работал на износ, забывая о завтраках, обедах и ужинах, жил в обстановке постоянных скандалов на две семьи, благо ходить далеко не надо – квартиры одна напротив другой, и отдыхал только за стиркой детского, реже своего, белья, мечтая о более укромном уголке, нежели ванная, где можно было бы полностью уединиться. Мечта сбылась, но слишком уж радикальным образом.

После похорон обеим женщинам стали сниться одинаковые сны, о содержании которых каждая узнавала от доброхоток-соседок: покойный, выглядевший слишком довольным, откровенно паясничал, корча издевательские рожи и изображая руками неприличные жесты. При жизни никогда себе такого не позволял. По истечении года со дня смерти бывший супруг угомонился. А вот в последнее время зачастил с визитами к Светлане Никитичне. В основном в полнолуние. Иногда прихватывал с собой Нину Михайловну, из чего Светлана Никитична сделала вывод, что соперница и тут ее обскакала. Но подумала об этом легко. Светлый налет грусти – скорее дань давно минувшим дням вынужденного, однако счастливого материнства. Если бы повернуть время вспять…

Светлана Никитична, эта чертова, по Наташкиным уверениям, бабушка, не желала трогаться в путь, не убедившись в том, что все ее вещи при ней. Мои клятвенные заверения не спускать сумку и пакет с рук не помогли. Более того, усугубили опасения женщины за их сохранность. Надо же, какая прекрасная у нее память! Ну и, пожалуй, логика. А ведь я всего лишь однажды отсыпала явившейся с протянутой рукой Маринке сахарного песка вместо соли. А второй раз – просто ушла от Брусиловых не так, как пришла. То есть без пальто, но в шляпе. С чужой головы – Юрия Сергеевича, Маринкиного мужа, соответственно, сына Светланы Никитичны. Он в этой шляпе всегда на рыбалку ездил.

Три машины у подъезда призывно урчали движками. Мой Дмитрий Николаевич не замедлил отметить вслух очевидный факт – наконец-то все в сборе. Как будто больше поговорить не о чем. Да о той же прекрасной погоде, которую вчера обещали прогнозисты. Вот закончится дождик, глядишь, обещания и оправдаются.

– Мара!!! Ну где же мои вещи?!! – вернулась к больной теме Маринкина свекровь. Голос девяностолетней Дамы совершенно не соответствовал возрасту. С ним только в атаку ходить, потому как сразу хочется рвануть с места и долго бежать в заданном направлении, не оглядываясь на тылы. Тем более что бояться нечего – враг сверкает пятками далеко впереди.

– Не волнуйтесь, Светлана Никитична, Ирина ведь говорила, вот они.

Маринка выхватила у меня пластиковый пакет с хлебом и поболтала им в воздухе. Я переместила сумку и пакет с вещами в освободившуюся руку. Зонт сразу перестал мешать.

– Их Ирочка к себе в машину положит.

– Бежевый плед взяла? Он в отдельном пакете лежал. Внутри альбом с фотографиями. Немедленно проверь!

– Взяла! – вмешалась Наташка. – Все взяла. Так мы едем или будем составлять опись вашего имущества?

– Дайте сюда все мои вещи!

– Светлана Никитична, вы же как центр тяжести на цветочной клумбе! Кактус серебристый. Движение влево, движение вправо – и всем вашим цветам в горшках хана! – не унималась Наташка, пытаясь закрыть заднюю дверь «Фольксвагена» и тем самым поставить точку на сборах. – Клюку уберите, видите, дождь идет, машина ржавеет. А мы раскисаем. Простудимся – вас заразим. В вашем возрасте…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.