О солдате-скитальце

Жеромский Стефан

Жанр: Классическая проза  Проза    1957 год   Автор: Жеромский Стефан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О солдате-скитальце ( Жеромский Стефан)

Д — ру Рафалу Радзивилловичу [2] посылает на память

Автор

В 1888 г. Жеромский в доме помещика Заборовского познакомился с протоколами и декретами городского суда в Олеснице в XVIII в., когда судопроизводство в этом городе и в ряде других городов малопольского Повислья велось по магдебургскому праву. Заинтересовавшись этими материалами, Жеромский пишет небольшой историко — этнографический очерк «Мучители» («Голос», 1891), в котором рассказывает о «далеком туманном прошлом», когда право суда и расправы над крестьянами окрестных деревень имел городской совет, в состав которого входили бургомистр, купцы, мещане. Высшей инстанцией этого суда был помещик — собственник замка. «Применяемый городским судом ужасный, основанный на мешанине извечных суеверий способ вынесения приговоров становится в руках помещика бичом для окрестного люда и нередко применяется просто по его приказу, — писал Жеромский в очерке «Мучители». — Трудно найти лучший пример маскировки варварства. Народное предание, с которым я познакомился в нескольких окружающих Олесницу деревнях, рассказывает о парне «бедняге», который убил в поле помещичьего пса и, преданный городскому суду, был присужден к повешению. Это предание не может быть вымышленным — слишком свежо оно в народной памяти, слишком живой ненавистью дышит к «мучителям», слишком повсеместно оно известно. А казнь «бедняги произошла совсем незадолго до издания под соседним Поланьцом благородного, но совсем не удивительно, что безрезультатного универсала» (имеется в виду изданный 7 мая 1894 г. Поланецкий универсал Костюшко, который провозглашал личное освобождение крестьян от крепостной зависимости и уменьшение феодальных повинностей).

На русском языке повесть впервые напечатана в сборнике Стефан Жеромский, «Рассказы», перевод В. Высоцкого, М. 1915.

I

Заря чуть забрезжила и в долине еще не рассеялся густой мрак, когда на постоялом дворе Zum B"ar [3] кто-то постучался в комнату, занятую командующим. Гюден [4] тотчас же отбросил ногой перину, вскочил с постели и, не одеваясь, пошел отпереть дверь. В комнату решительным шагом вошли несколько офицеров в небрежно накинутых мундирах и сержант одной из рот третьего батальона. Генерал уселся с ногами на высокой постели и повернулся к сержанту, который стоял, вытянувшись в струнку и пригнув голову, чтобы не измять помпона на шляпе, задевавшего за матицу низкого потолка.

— Ну как, был? — спросил генерал, протирая глаза.

— Был, гражданин генерал, с шестью солдатами. В излучине реки…

— Что ты мне о реке толкуешь! Их-то ты видел? — вспылил обеспокоенный генерал.

— Издали…

— Кто же там был? Часовые?

— И часовых видели, да и войска.

— Где же они были?

— Человек двадцать солдат разводили костры внизу у озер, другие поднимались по тропе, а на самой вершине расхаживало несколько часовых.

— Заметили они вас?

— Так точно, гражданин генерал, — робко прошептал сержант.

— Видел ты лагерь Гримзель — Госпис?

— Никак нет, гражданин генерал.

— Так где же ты был, черт побери, если даже туда не дошел?

— Лагерь, должно быть, позади вала. Этот вал — он как плотина между озерами, которые мы видели издали.

Генерал молча стал разыскивать эти озера на карте, разложенной около его кровати. Офицеры, столпившиеся у одного из окон, раздвинули ситцевые занавески, но от этого в комнате стало немногим светлей, так как заря еще не рассеяла теней, притаившихся во дворах и закоулках между домами. Кто-то высек огонь и зажег маленькую сальную свечку.

— Благодарю, — не поднимая головы, сквозь зубы процедил Гюден. Затем, бросив взгляд на сержанта, громко и насмешливо спросил:

— Что же, значит, правду говорят очевидцы и знатоки, будто эта позиция неприступна? Значит, правду говорят, что мы с нашей французской храбростью ничего тут не поделаем, что наш французский гений будет посрамлен и белые австрияки [5] забросают нас с этих гор своими медвежьими шапками? Ну-ка скажи, Рато…

— Это неприступное место, — мрачно ответил сержант.

Офицеры тихо зашептались между собой. Генерал медленно поднял голову и с ненавистью посмотрел на капитана, стоявшего в нише другого окна.

— Разрешите, гражданин генерал, задать сержанту несколько вопросов, — со спокойной улыбкой, за которой скрывалась ядовитая насмешка, обратился капитан к генералу.

— Пожалуйста, — ответил Гюден.

— Выходит, правду говорят, — повернулся капитан к сержанту, — что неприятель с Гримзеля может забро сать нас не медвежьими шапками, а грудами камней? Что, пока мы будем карабкаться на гору, он может бесславно перебить нас, как крестьяне из Швица перебили когда-то под Нефельсом предков этих белых австрияков [6] , с той только разницей, что мы полезем на гору, уверенные не. только в неизбежности нашей гибели, но и в том, что будет посрамлен наш гений… Рато! — громче сказал капитан, — ты знаешь, я не боюсь…

— Гражданин Ле — Гра, вы, кажется, хотели задать сержанту вопрос? — прервал его Гюден.

— Да. Я хочу задать ему несколько вопросов. Сколько времени вы шли до озер от того места, где долина сужается?

— Часа три, пожалуй, — ответил сержант.

— А какой ширины там долина?

— Камень, брошенный мною с тропинки, по которой мы шли, даже в самом широком месте долетал до другой стены ущелья, а река в ущелье почти везде течет по всей его ширине.

— Правда ли, что в некоторых местах тропа идет на высоте нескольких сот метров?

— Так точно, гражданин капитан.

— И по этой тропе рядом могут идти не более двух человек?

— Так точно, гражданин капитан.

— Значит, прежде чем пять батальонов успеют добраться до озер, австрийцы, укрывшись за скалами, смогут перестрелять половину нашей колонны, которая сможет идти только по двое в ряд?

— Думаю, что да…

— А видел ты в бинокль тропу, ведущую от озер на Гримзель?

— Видел, гражданин капитан.

— И поэтому говоришь, что это место неприступно?

— Так точно.

Офицер поклонился генералу и сказал:

— Я хотел выяснить только это.

— Граждане, — небрежно сказал Гюден, обращаясь ко всем присутствующим, — сегодня, и притом немедленно, мы выступаем на штурм перевалов Гримзель, Фурка, Сен — Готард…

— И вершины Монте — Роза… — проронил капитан Ле — Г ра так тихо и невнятно, что могло показаться, будто он просто кашлянул.

— План операции составлен главным штабом. Его подписал Массена [7] . Двадцать седьмого термидора мы выступили с тридцатью тысячами войск. Наши братья бьются сейчас не на жизнь, а на смерть. Они поднимаются вверх по Рейсу, штурмуют перевал Штейнен, чтобы проникнуть в долину Мейен — Рейс, бьются в Ронской долине, — смеем ли мы оставаться в бездействии здесь, в Гуттаннене? Победа ли ждет нас, или гибель от камней, пуль, штыков, но мы пойдем на штурм этой горы, даже если бы с вершины ее в нас метали громами! Я с удовольствием объяснил бы вам весь план нашей кампании, но у меня нет времени. Пока я буду одеваться, я хотел бы изложить этот план, ну хотя бы, капитану Ле — Гра. Если хочет, может остаться подполковник Лабрюйер…

Офицеры с сержантом толпой вышли из комнаты. Гюден вскочил с постели и, торопливо надев мундир, разложил карты и, указывая по ним отмеченное красной чертой направление удара, стал быстро объяснять офицерам.

— Как известно, — говорил он, — эрцгерцог Карл [8] со своими войсками занимает длинную цепь позиций от Симплона и городка Бриг в Ронской долине до самого Цюриха. В его распоряжении семьдесят восемь батальонов пехоты и восемьдесят пять эскадронов кавалерии, или шестьдесят четыре тысячи шестьсот тринадцать штыков и тринадцать тысяч двести девяносто девять сабель. Он занимает все перевалы и все дороги в Центральных Альпах: Гримзель и Фурка, долину Урзерен, Чертов мост, всю долину Рейса вплоть до озера Четырех Кантонов вместе с пересекающими ее долинами Мейен — Рейс и Исси, затем ущелье Швица, плоскогорье Эйнзидельн с перевалом Этзель, долину Зиль и Цюрих. Мы должны ударить на врага со всех сторон, вытеснить его со всех позиций, расчленить, перерезать связь и прогнать, прежде чем подоспеет помощь. Тюрро [9] ударит по бригаде Штрауха [10] в долине Валлис, мы поднимемся на Гримзель, отбросим неприятеля с позиций у истоков Роны и встретим его перекрестным огнем, чтобы заставить отступить к Италии каким ему будет угодно путем. После этого мы займем перевал Фурка, долину Урзерен, Урнерлох, Чертов мост и долину Рейса…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.