Замкнутый круг

Галкин Анатолий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Замкнутый круг (Галкин Анатолий)

Часть 1

Наследство купца Собакина

В маленьком антикварном магазине «Эмират» было всего одно витринное окно. В нем, сгорбившись и прислонившись к стене, стоял манекен в латах грозного средневекового рыцаря. У его ног разместились красивые старинные вещи — две вазы китайского фарфора, бронзовые канделябры, арабский кальян с бирюзой и множество фигурок из оникса, нефрита, малахита.

Если говорить честно, то это был даже не магазинчик, а небольшая лавка. При шести покупателях в торговом зале было тесно, а десять человек помещались сюда, но как шпроты в банку…

* * *

Обычно за прилавком стоял хозяин «Эмиратов» — антиквар пенсионного возраста по фамилии Рыжов.

Иногда его подменяла жена Эмма Исааковна, которая спускалась с третьего этажа по черной лестнице и, не выходя на улицу, сразу попадала в подсобку магазина. Там был маленький склад и чулан с вывеской на двери «Директор антикварного салона З.И. Рыжов».

Захар Ильич очень гордился, что ловко сочинил название своей лавки. Все думают, что «Эмират» — это место, где живут шейхи, султаны и где много дешевого золота. И только он знал, что в этом слове зашифровано девичье имя его жены Эммы Исааковны Ратберг.

Удивительно, но к шестидесяти годам старик Захар Рыжов стал любить жену еще крепче и сентиментальней.

Он часто вспоминал их молодые годы, прогулки в темных переулках и поцелуи на набережной Яузы. В это время они были молодые и чушь прекрасную несли.

Тогда все было не так, как сейчас! Он слегка обнимал ее в разных местах, и они сразу трепетали от страсти. А сейчас — за что ни возьмись, никаких бурных эмоций!

* * *

Магазин «Эмират» закрывался в десять вечера. Но сегодня у покупателей был постный день. Лишь в полдень милая парочка купила обручальные кольца, и шальная девица выбрала себе серебряную цепочку.

И это все! Во второй половине дня Захар Ильич не видел ни одного клиента.

Уже без двадцати десять антиквар начал готовить лавку к закрытию. Он убрал самые ценные товары в сейф, запер на засов дверь черного хода и включил сигнализацию.

Более того — Рыжов вырубил свет и вышел на улицу, гремя связкой ключей. Но запереть магазин не удалось. Как джин из сосуда возник покупатель. Невзрачный сорокалетний зануда в очках и шляпе. Типичный хилый интеллигент из прошлого века.

Покупатель назойливо намекнул про «пятнадцать минут до закрытия магазина».

Жаль, но этот очкарик был прав! Он клиент, а клиент всегда прав…

Захар Ильич выдавил из себя улыбку, невнятно извинился, распахнул дверь и проскочил первым, включая в магазине свет.

Покупатель выглядел странно. Он был лохматым и рыжим. Он поднял воротник плаща и надвинул шляпу по самые брови. Кроме того, этот тип раз в десять секунд оглядывался, стараясь делать это незаметно.

Поведение незнакомца было неестественным, но Рыжов видел и не такое. Захар Ильич хорошо знал, что в ювелирных магазинах люди меняются. Сверкающие камни, горы золота и цены на этикетках мутят разум, как игристое шампанское.

Так было всегда! Каждый второй покупатель вел себя неадекватно — так, как будто он находился «под мухой».

Странный посетитель последний раз оглянулся, успокоился и задал свой главный вопрос.

— Вы хороший антиквар?

— Не знаю, но все говорят, что да. У меня дипломы есть. И я написал книгу про Фаберже. Я бы еще себя похвалил, но я очень скромный!

— И не надо больше хвалить! Я все понял. Посмотрите сюда!

Рыжий незнакомец засунул руку во внутренний карман плаща, вытащил непонятную вещицу, упакованную в лист серой бумаги, и поставил ее на стойку.

Развернув изделие, Рыжов отошел на шаг назад и плотно прислонился к полкам, на которых грудились шкатулки, подсвечники, кубки и прочий серебряный антиквариат.

Захару Ильичу надо было на что-то опереться, потому что ноги его стали ватными и непослушными.

Рыжов еще раз взглянул на прилавок.

Так и есть!

Там стоял пес в пять дюймов роста. Именно та собака, о которой антиквар читал в архиве, в фонде Фаберже — платиновый пудель с изумрудными глазами и золотым ошейником. Как и в том описании, милый курчавый пес сидел на маленькой зеленой лужайке из малахита.

Очевидно, что реакция антиквара насторожила рыжего гостя. Он стал чаще оглядываться и протянул руку, собираясь забрать своего бобика. Но Рыжов опередил! Он схватил статуэтку, поднес ее под лупу и развернул тем местом, где обычно ставили клеймо. И точно! У хвоста справа личный знак мастера, а слева — заветная печать с буковками «К.Ф.».

— Молодой человек, вы хотите это продать?

— Нет! Не продать, а только оценить, сколько это может стоить? И что лучше — продавать поштучно или всю псарню?

— Так у вас они все? Все десять?

— Не скажу! Я первый вас спросил. Я заплачу за оценку. Так сколько это стоит?

— Это бесценно! Это нельзя продавать! Только в музей! И только в наш, в российский музей!

— Хоть приблизительно — сколько это стоит? Если ее, скажем, на аукционе продать. В Париже или в Лондоне?

— Если в Париже, я думаю, что поодиночке — по два-три миллиона долларов за штуку. А если вся коллекция, то не меньше сорока миллионов.

На последней фразе посетитель перегнулся через прилавок, выхватил пуделя из руки антиквара и пробормотал что-то невнятное, похожее на «Большое спасибо! Рад был познакомиться».

После этого он рванул к двери и растворился в вечернем сумраке пустынных арбатских переулков.

У Рыжова не было сил бежать за ним. И не было явных причин задерживать покупателя.

За что? Человек принес показать свою драгоценную вещицу! Почему его надо держать и не пущать?

До сих пор ноги у Захара Ильича были мягкими, но они держали его в вертикальном положении. А в какой-то момент у него все подкосилось, и антиквар осел на пол.

Он думал, что потеряет сознание, но вскоре голова прояснилась, и в ней появились умные мысли.

Удивительно, но в сидячем положении лучше думается. Особенно, если ты примостился между прилавком и полкой с набором серебряной утвари…

* * *

Рыжову вспомнилась легенда о купце Степане Собакине, о его жене Фаине и о десяти собачках от Фаберже.

А еще антиквар подумал, что надо непременно позвонить Варваре Галактионовой.

Эту дальнюю родственницу Захар Ильич вспоминал очень часто. Он знал, что она может помочь в сложных случаях — при кражах, при наездах и при налетах.

Рыжов встречался с ней редко, но всегда помнил, что Варя, его троюродная племянница. Она работает в детективном агентстве с умным названием «Сова».

Сидя под прилавком, антиквар услышал, как скрипнула дверь. Послышались осторожные шаги. Кто-то входил в магазин.

Применив простую логику, Захар Ильич решил, что это вор, бандит или грабитель. А кто же еще? И потом, всем известно, что беда не приходит одна!

Рыжов протянул руку к нижней полке, мысленно извинился перед богом и схватил увесистый крест, тяжелый, как молоток. Потом он резко вскочил и замахнулся серебряным распятием на вошедшего! Перед ним стояла жена в плаще, наброшенном на домашний халатик.

Естественно, что глаза у Эммы Исааковны были круглые, огромные и испуганные.

— Захар, ты живой?

— Мне кажется, что да.

— Сейчас и мне так кажется, но теперь я думаю, что нас ограбили.

— Не выдумывай, Эмма! Откуда ты это взяла?

— Ой, Захар, не считай меня дурой! Конечно, ограбили. Иначе, зачем тебе махать крестом, как Буденный шашкой?

— Так это я для тебя, хотел сделать сюрприз.

— Уже сделал! Но теперь скажи — зачем тебе было лежать за прилавком?

— Поверь мне Эмма — я просто отдыхал. Вспоминал родственников, нам надо срочно позвонить Варваре!

— Это той, которая в детективном агентстве? Не жалей меня, Захар! Скажи честно — нас очень больно ограбили?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.