Наследник Шимилора

Жаринова Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Наследник Шимилора (Жаринова Елена)

Елена Жаринова

Наследник Шимилора

Scan, OCR & SpellCheck : Esmerald

Жаринова Е. НАСЛЕДНИК ШИМИЛОРА

Издательство «Крылов». 2005 г.
- 384 стр.

Аннотация:

В небе далекой планеты Демера сияют две луны — светлая Матин и зловещий Модит. Прельстившись огромной суммой денег, обещанной агентством «Лаверэль», героиня романа соглашается работать на Демере, с ее сказочным миром, где живы еще короли, принцы и придворные дамы, а во дворцах регулярно устраиваются роскошные праздники. Но оказывается, что владельцы загадочного агентства открыли не все свои карты…

Пролог

ПОСЛЕ БАЛА

Две луны — зловещий Модит и светлая Матин — замерли над городом. Тусклый зеленоватый свет сливался с серебристым сиянием и падал на древние черепичные крыши. Город спал. Только вдалеке раздавалось цоканье копыт по булыжной мостовой и скрип колес — карета везла домой запоздалого путника.

Я одна шла пешком по тихим, пустынным улицам. Конечно, это не вполне отвечало правилам хорошего тона, но знатная женщина в Шимилоре может позволить себе и не такой каприз. Бара, своего слугу, я отправила домой задолго до окончания бала. Наверное, старый прохвост сейчас видит десятый сон. Если он опять забыл покормить мою собаку — честное слово, я сломаю хлыст о его спину!

Бал удался. Я столько танцевала, что стоптала каблуки на любимых туфлях с шелковыми розовыми бантами. Что ж, кому-то из моих служанок повезло. Самые блестящие кавалеры оспаривали друг у друга право на очередной танец. Наш старичок-король тоже не остался в стороне, и при каждом повороте неугомонный вдовец норовил прижать меня к себе покрепче и шептал на ухо такое...

Танцевала я и с каким-то важным господином из Королевского собрания. Разумеется, мы говорили о политике: на последнем заседании рассматривался вопрос о разрешении знатным особам, но не принадлежащим королевской семье, носить одежду зеленого цвета — не будет ли

это означать, что им покровительствует великий бог Шан. Честно говоря, меня это мало заинтересовало — зеленый мне не идет. Тем временем некий гвардейский офицер в слишком ярком мундире, явно сшитом на заказ, попытался отбить меня у партнера. Дело едва не дошло до дуэли!

Ничего удивительного: я была хороша как никогда. Цирюльник потратил на мою прическу два часа, а мне пришлось выложить пол-арена за эту красоту (арен — серебряная монета, имеющая хождение по всему Лаверэлю. Приблизительно равна $100. О других денежных единицах, а также мерах длины, особенностях лаверэльского календаря и прочем — см. «Справочник сенса Зилезана»). Зато на балу мои короткие волосы вились в прелестном беспорядке, а чудесный бальзам — новинка из далекой Небулосы — придавал их русому цвету золотистое сияние. Гирлянда живых цветов струилась с волос на обнаженные плечи. Грудь окутывала волна белоснежных кружев, талию плотно охватывал шелковый корсаж цвета увядающей розы. Платье ниспадало тщательно продуманными складками, которые в танце обворожительно кружились вокруг ног. Ах, эти платья! С ними так легко вообразить, что у тебя идеальная фигура...

Я едва не опоздала на бал, залюбовавшись собой в огромном зеркале, стоящем в холле моего дома. Я ослепительно улыбалась самой себе темно-розовыми губами, а глаза в окружении золотистых теней казались загадочными и притягательными. Пусть скромничают девицы на выданье; мне, молодой вдове, можно позволить и яркий румянец, и угольно-черные ресницы. И, конечно, бриллианты — на празднике Цветения их большое количество было бы неуместно, только серьги и пара колец и золотой браслет — его я носила всегда. Ничего, к зимнему балу я разошью себе драгоценными побрякушками все платье. Но и тогда мой успех вряд ли превзойдет сегодняшний, разве что сам великий Шан покинет Священную рощу только для того, чтобы сплясать со мной амузан!

Однако в третьем часу до рассвета я заглянула в дамскую комнату, и отражение в зеркале расстроило меня. Бессонная ночь, несколько бокалов вина и непрерывные танцы сделали свое дело: золотистые кудри развились, цветы утратили свежесть, под глазами появилась синева. Главное на любом балу — вовремя остановиться. Я набросила на плечи бархатную пелерину и вышла в ночь.

Начинался месяц Каштанов. В воздухе бродила поздняя весна, мешая дождливую свежесть с ароматами цветущих садов. Я шла, беззаботно помахивая сумочкой, а иногда останавливалась, чтобы посмотреть на небо.

Две луны в ночных небесах! Никак не могу привыкнуть к этому зрелищу. И еще — голубая планета Глациэль, сверкающий шарик диаметром с плошку. Ее сейчас не видно из-за домов. Модит покрывал зеленоватой патиной и без того древние стены, а Матин рассыпалась серебром по тонким шпилям, по резным оградам и вычурным беседкам. Меньше чем через час Модит зайдет, оставив Матин одиноко сиять в предрассветном небе.

Прогулка по опустевшему ночному городу всегда дарила мне невыразимое счастье. Я ничего не боялась. И вовсе не потому, что в сумочке у меня лежал изящный дамский пистолет — скорее дань моде, чем оружие. Я неплохо стреляла из него в тире, но вряд ли сумела бы защититься от неожиданного злоумышленника. Чтобы попасть в цель из этой игрушки, надо было стрелять во врага практически в упор. Но дело в том, что в Вэллайде, столице Шимилора, не было злоумышленников. А может, мне так казалось — потому что было с чем сравнивать...

Вот и мой дом на улице Королевских Лип — один из самых новых и дорогих особняков в столице. Близость к королевскому дворцу немало повлияла на его цену. Привратник, зевая, распахнул передо мной ажурные ворота. Он не выглядел удивленным — уже успел привыкнуть к моим ночным прогулкам. Я быстро прошла аллеей маленького парка, бросила взгляд на пруд, в котором жили

Часть 1

АГЕНТСТВО «ЛАВЕРЭЛЬ»

Раскрыв глаза, гляжу на яркий свет

И слышу сердца ровное биенье,

И этих строк размеренное пенье,

И мыслимую музыку планет.

Все — ритм и бег.

Бесцельное стремленье!

Но страшен миг, когда стремленья нет.

И. Бунин

1. Испорченное колесо

Каждый день человек делает не одну тысячу шагов. Как узнать, какой из них бесповоротно изменит его судьбу?

Условно можно считать, что такой шаг был сделан у выхода из метро «Пушкинская», хотя от «Владимирской» было гораздо ближе. Выбор был вполне сознательным: чтобы немного успокоиться, я решила удлинить путь.

Нет горше времени на земле, чем месяц август... Лето умирает красиво, зажигая золотые огни в кронах деревьев. Так умирали на пирах римские цезари, так любовался собственной агонией французский декаданс, сплетая багряные цветы зла в погребальные венки... Я шла мимо газонов с пыльной городской травой, пряча глаза под темными очками, прислушиваясь к гулким ударам сердца.

В центре города я не была давно и, выйдя на Загородный, отметила очередные изменения среди вывесок магазинов и кафе. Вот только интересовавший меня дом оставался прежним. Огромный «Летучий голландец» эпохи броненосных кораблей выплывал на Пять углов, разрезая пространство могучим форштевнем. Башня под полусферой купола напоминала капитанскую рубку, и мне даже померещилось приникшее к стеклу бледное лицо капитана...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.