Одинокая звезда

Касаткина Ирина Леонидовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Одинокая звезда (Касаткина Ирина)Читатель мой!

Эта книга – о великой любви. Веришь ли ты в такую любовь? И каким надо быть, чтобы тебя так любили? И можно ли так любить? И нужно ли?

Столько вопросов!

Желаю тебе счастья, Читатель!

Автор

Часть 1. «Золотая рыбка»

Глава 1. Мальчик и девочка

После сиротливой южнорусской зимы, после сырого и ветреного марта с его пыльными бурями и поздними снегопадами небеса ниспослали людям весенний подарок – апрель.

В его второй половине на донских просторах уже вовсю хозяйничала весна. Ощутив устойчивое тепло, из земли весело полезла молодая трава, набухли и порозовели на жерделах почки, а кое-где на самых верхних ветках они лопнули, явив миру прелестные белые бутончики. Небо, долгое время скрытое грязно-серыми облаками, умылось проливным дождиком, открыв взорам радостную синеву.

Пережившие очередную гололедную и слякотную зиму бледные горожане дружно высыпали на улицы. Невзирая на середину рабочей недели, городской парк средь бела дня был полон народу. С лотков бойко торговали сахарной ватой, мороженым и сладостями. Гремела музыка.

По центральной аллее праздно шатались сбежавшие с занятий студенты и старшеклассники. На скамейках грелся на солнышке люд постарше. Здесь со знанием дела обсуждали – и осуждали современную молодежь, политиков и действия городских властей. Шум, смех, звуки лопающихся воздушных шаров и разные вкусные запахи плыли над аллеями парка и выплескивались на окружающие улицы.

На детской площадке было потише. В школах еще шли уроки, и на горках-качелях под наблюдением мам и бабушек резвилась, в основном, малышня.

Маленький мальчик, стоя на коленях в песочнице, старательно сгребал влажный песок в большую кучу. Мальчика звали Гена Гнилицкий. Гена был некрасив. На его худеньком личике выделялся тонкий длинный нос, которым он непрестанно шмыгал. Губы у Гены тоже были тонкими, а круглые серые глаза близко посаженными, из-за чего он немножко смахивал на обезьянку. Часто вытирая рукой в песке струйку под носом, Гена растер кожу над верхней губой – она раскраснелась, но мальчик не обращал на это внимания. Его беременная мама вязала неподалеку на скамеечке. Время от времени она отрывалась от вязания и укоризненно говорила:

– Гена, возьми платок, высморкайся!

Но сын только отмахивался. Ему было некогда. Дело в том, что Гена строил тоннель. Он давно мечтал построить тоннель под песочной горой. Но то песочница оказывалась занятой, то какой-нибудь хулиган разрушал его постройку, а то она сама рассыпалась, когда Гена принимался проковыривать отверстие – но только ему никак не удавалось довести дело до конца. И вот сегодня, кажется, все складывалось удачно. Во-первых, с ним была мама и, значит, хулиганов можно было не бояться. Во-вторых, песок был достаточно влажен и хорошо уплотнялся под ударами его ладошек. Значит, можно было не беспокоиться за прочность горки.

Гена спешил. Он по опыту знал, что в самый ответственный, самый захватывающий момент его могут внезапно прервать и увести домой или в какой-нибудь скучный магазин.

Горка была почти готова. Точнее, это была не горка, а настоящая гора – большая, хорошо уплотненная и оглаженная Гениными ладошками. Теперь предстояло самое главное: прорытие самого тоннеля.

– Мальчик, а что это вы строите? – Тоненький голосок внезапно пролился на него откуда-то сверху, как струйка прохладной воды. Увлеченный своим занятием, Гена забыл обо всем на свете и не слышал, как к песочнице подошли. Он поднял голову.

Солнечный свет бил ему прямо в глаза. В его блеске Гена не сразу разглядел девочку, стоявшую у песочницы. У девочки были темные, почти черные, глаза и светлые локоны, сиявшие вокруг ее личика, как ореол.

– Это будет тоннель под горой, – нарочито грубым голосом ответил Гена. Он не любил девчонок и даже немного побаивался их. В детском саду девочки постоянно дразнились и не хотели сидеть с ним рядом из-за его скверной привычки облизывать все время губы и шмыгать носом.

– Меня тошнит от него! – брезгливо заявила хорошенькая Ирочка Соколова, когда ее посадили за один стол с Геной. И демонстративно пересела к кудрявому, похожему на ангелочка, Сашеньке Оленину. После этого Гена возненавидел всех девчонок. А Сашеньку незаметно так ущипнул за мягкое место, что тот отчаянно завопил и стал быстро-быстро вертеть головой в поисках своего обидчика. Но Гена успел спрятаться за толстого Васю Реп-кина, которому и досталось от воспитательницы.

Гена ждал, когда и эта любопытная девчонка уйдет, чтобы продолжить свое занятие. Но девочка не уходила. Наоборот, она проявила явный интерес к его замыслу. Склонив головку к плечику, незнакомка медленно обошла вокруг песочницы, чтобы разглядеть горку со всех сторон. Затем подняла с земли несколько сухих веточек и протянула мальчику.

– Воткни их сверху, – предложила она. – Это будет как будто лес на горе.

Гена послушно воткнул. И правда, горка еще больше стала похожа на настоящую гору, поросшую лесом.

– Мальчик, а можно я тоже буду играть с тобой в тоннель? – вежливо попросила девочка. – Ты будешь с той стороны делать отверстие, а я с этой. Можно, а?

– Ты же выпачкаешься. – Гена с сомнением посмотрел на ее светлый плащик и белые колготки.

– Ничего, я потом почищу. Мама, можно? – Девочка просительно взглянула на красивую даму, с улыбкой наблюдавшую за ними.

– Можно, доченька, – разрешила дама. – Только сними плащик, а то запаришься. Солнышко уже припекает.

Девочка отдала маме плащик и осталась в синем бархатном платьице, украшенном кружевным воротничком и такими же манже-тиками. Она забралась в песочницу, встала на колени и выжидающе взглянула на Гену. И тут он увидел, что глаза у девочки не черные, как ему показалось вначале, а синие-синие, словно небо над далекими вершинами деревьев. И какие-то… переливчатые.

– Мама, мама! – воскликнул Гена. – Смотри, какие у девочки глазки – как синенькие стеклышки.

– Худа у вас дочка, худа, – заметила мама Гены, любуясь девочкой. – Но какая же она красавица!

– Красавица? – Гена уставился на незнакомку. Он никогда не видел настоящих красавиц. Девочек, которых он знал, никто не называл красавицами. Гена думал, что красавицы бывают только в сказках или кино.

– Ты красавица? – удивленно спросил он, глядя на нее во все глаза.

– Так говорят, – кивнула девочка. – Но мама говорит, что это не главное.

– Как это?

– Она говорит, что главное – быть хорошей. Чтобы тебя любили за то, что ты хорошая, а не за красоту.

– Красивой тоже быть хорошо, – не согласился Гена. – Красивых больше любят, я знаю. Вот я некрасивый, и меня в садике никто не любит.

– Почему это ты некрасивый? – удивилась девочка. – Ты очень даже славный. И такой умный! Вон какую горку построил и тоннель придумал.

Гена не верил своим ушам. Значит, он не хуже всех? Раз такая замечательная девочка назвала его славным. Какое у нее необыкновенное личико! На него хотелось смотреть и смотреть. Губки у девочки были маленькие и сложены так, будто она только что проглотила что-то очень вкусное. И носик такой… аккуратненький. А глаза! Он никогда не видел таких глаз. Опушенные длинными тяжелыми ресницами, они казались то черными, то синими, то темно-голубыми, когда на них падал свет. И они так ласково глядели на него. Никто на него так хорошо не глядел, кроме мамы. Что там Ирочка Соколова – да она тьфу по сравнению с этой девочкой.

– Как тебя зовут? – робко спросил он.

– Лена, – ответила девочка, – а тебя?

– А меня Гена.

– Гена и Лена – вот здорово! – засмеялась девочка. – Прямо в рифму. Ну, давай рыть тоннель. Ты начинай со своей стороны, а я – со своей. Посмотрим, кто быстрее будет рыть.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.