Деревенщина

Гелприн Майк

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Джи Майк

Деревенщина

Таможенница окинула Валдаса ленивым взглядом, мельком заглянула в паспорт, небрежно тиснула в него визу, зевнула и уточнила:

— С астероидов?

— С астероидов, — Валдас кивнул на паспорт. — Там написано.

— Ну, мало ли, что написано. У меня на дверях неприличное слово написано. Из трёх букв. А за дверьми ничего подобного нет, там только я. С какой целью к нам?

— В отпуск, — Валдас почувствовал, что таможенница начинает его раздражать. — В декларации, в цели визита, обозначено. Вон, прямо над графой о неимении огнестрельного.

— А у вас нет огнестрельного?

Валдас вгляделся. Таможенница была весьма себе ничего. Черноволосая, черноглазая, носик-кнопка, ямочка на подбородке. Клеит она его, что ли. Пункт об отсутствии за дверью предмета из трёх букв вполне можно расценить как намёк.

— Огнестрельного нет, — сказал Валдас проникновенно. — Наркотиков нет. Воспламеняющихся, взрывоопасных, скоропортящихся тоже нет. Есть желание провести здесь пару месяцев, походить по музеям, по театрам. Больше ничего нет.

— По театрам? — удивилась таможенница. — По вам не скажешь, что вы театрал.

— Я, возможно, и выгляжу как астероидная деревенщина, — Валдас начал злиться. — Но, тем не менее, собираюсь ходить в театры. У нас, видите ли, их нет.

— Не сердитесь, — таможенница улыбнулась и протянула матовый картонный прямоугольник. — Вам повезло, вот вам визитка. Я профессиональный театральный агент, билеты можете заказать у меня. На любые представления, в любое время. Приятного вам отдыха.

Валдас подхватил лёгкий кейс, приобретённый на Сатурне за приличные деньги специально для отпуска, и двинулся на выход из космопорта. Преодолел вращающуюся дверь и, оказавшись снаружи, кинул взгляд на визитку.

Климова Алина Николаевна, — значилось на ней. — Театральный агент. Телефон, адрес домашний, адрес электронной почты.

— Желаете такси?

Валдас поднял глаза и обнаружил перед собой курносую девицу с россыпью веснушек на физиономии.

— Возможно, — сказал он.

— Так чего же вы стоите? Пойдём, — девица ухватила Валдаса за рукав и поволокла за собой. — У меня прекрасная машина, вон, на стоянке. Не волнуйтесь, багаж вам доставят прямо в гостиницу. Вы ведь приезжий, где вы остановились?

— Почему вы решили, что приезжий? — ошалев от напора, пробормотал Валдас.

— Ой, не смешите меня. С вашей-то внешностью и акцентом. Вы, небось, рейнджер, или десантник, или кто вы там?

— Обычный шахтёр. Иридиевые рудники на астероидах.

— Ну да, ну да. Обычный, как же. Так, вот машина. Поедем, полетим? Или, может быть, поплывём?

— В каком смысле?

— В обычном. Такси универсальное — леам, последняя модель.

— Что такое леам?

— Ой, у вас на астероидах все такие дремучие? Леам это леам. Летающая амфибия. Ну так что, полетим или нырнём в канал? Ехать не рекомендую — сейчас в центре пробки.

Леам походил на распяленную в гербарии божью коровку. Валдас опасливо забрался на пассажирское сидение и сложил руки на коленях.

— Так что, взлетаем? — конопатая таксистка водворилась на водительское.

Валдас кивнул. В следующий момент он уже жалел об опрометчивом решении, потому что божья коровка взмыла в небо свечой, пройдя в полуметре от массивного аэрокара и едва не протаранив серебристый геликоптер.

— В какую вам гостиницу? Если ещё не выбрали, рекомендую "Российскую". Умеренные цены, неплохая кухня и отличные девочки. Как вы насчёт девочек?

— Да я, собственно…

— Ну и правильно. Настоящий крутой ковбой с астероидов. Разумеется, вам нужна девочка. Рекомендую взять меня.

— Э-э… Что значит вас?

— Боже, ну нельзя быть настолько недалёким. Меня значит меня. Отличный секс, безопасный. Кстати, для этого совершенно не обязательна гостиница, я поставлю на автопилот и отдамся вам прямо в салоне. Вам понравится, многие любят на высоте. И стоить будет дешевле, чем если я буду ждать, пока вас там поселят. Так что, раздеваться? У меня упругая круглая попа и высокая грудь. Ах, да, вы же там, на астероидах, такие все недоверчивые. Вот, взгляните.

Валдас растерянно повертел в руках новую визитку.

Любимова Мария Глебовна, проститутка. Номер лицензии, телефон, адрес.

— Ничего не понимаю, — сказал он в сердцах. — Вы эту машину что, угнали?

— Как вам не стыдно! — девица за рулём или, скорее, штурвалом, покраснела. — Меня ещё никогда не принимали за воровку. Машина моя, если не верите, вон в том ящичке документы. Там же лицензия на вождение такси.

— Постойте, так вы водитель или э-э… — Валдас замялся.

— Господи, до чего бестолковый. Я и то, и это. Вы ведь тоже не только шахтёр?

— Что значит "не только"? Естественно, я шахтёр, кем мне ещё быть.

— Откуда мне знать. Был у меня один шахтёр — работал в шахтах метро, пока его не затопили. Так он ещё преподавал в школе литературу, разносил по утрам газеты, а по вечерам лабал на гитаре в кабаке. А как вы хотите, иначе не прожить. Ладно, вы так и будете тянуть резину или мне раздеваться? Или, послушайте, может, вы импотент? Если импотент, ничего страшного, у меня всегда с собой таблетка, возбудит даже мёртвого. Она в то же время снимает головную боль и незаменима при диарее. Так что?

— В другой раз, — сказал Валдас оторопело. — Не акклиматизировался ещё, с дороги устал, всё такое…

* * *

Едва Валдас вошёл в гостиницу, к нему подскочил дородный мужик в строгом костюме и при бабочке, делающей его похожим на откормленного кота.

— Спасибо, что выбрали нас, — поблагодарил котообразный. — Я старший менеджер, меня зовут Дмитрий Иванович, можно просто Димон. Если у вас возникнут проблемы — сразу ко мне. Распространяю также лотерейные билеты, чищу обувь и делаю лечебный массаж. Вам какой номер, с окном?

Номер с окном оказался удивительнее, чем всё, до сих пор виденное. Прежде всего, в нём не оказалось окна. А вместе с ним кровати, стола, стульев, шкафа и санузла. Попросту говоря, в номере вообще ничего не оказалось, кроме встроенной во входную дверь панели с дюжиной разноцветных кнопок и висящей на гвозде затрапезной книженции с надписью "Инструкция" на обложке.

Следующие два часа ушли на изучение "Инструкции". Окно появлялось в торцевой стене после трехкратного нажатия зелёной кнопки и одиночного — синей.

Красная в сочетании с оранжевой выдвигала из пола кровать. Стулья возникали по одному после каждого нажатия фиолетовой. Унитаз — после белой.

Обставить номер, впрочем, не удалось — кровать, будучи материализована, заняла его почти целиком, так что едва осталось место для тумбочки.

Валдас пространно выругался, спустился в холл и спросил Димона. Того, впрочем, не оказалось: по словам портье, он сейчас исполнял лечебный массаж туристке с Венеры, а значит, не появится до утра.

— Чем могу быть полезен? — осведомился портье. — Не хотите ли, к примеру, постричься? Я сделал бы вам прекрасную польку. Или, если пожелаете, канадку, вам чрезвычайно пойдёт. А может быть, изволите посмотреть клубничку? Я распространяю открытки — есть традиционные, для геев и для лесби, также имеется садо-мазо, но это чуть-чуть дороже.

— Не надо открыток, — буркнул Валдас, — мне нужно позвонить, где тут у вас телефон?

— Конечно, конечно, разумеется, вон за углом, в туалете. Телефон прямо над писсуаром.

Свернув за угол, Валдас обнаружил дверь с надписью "Туалет". Вошёл и через секунду вылетел обратно — перед зеркалом пудрилась полуобнажённая дама.

— Вы, видимо, с периферии? — проявил догадливость портье. — То-то я смотрю, ни стричься не желаете, ни порнушку. Туалеты у нас совместные, это обычная гостиница, а не какой-нибудь курорт для миллионеров, где полно места для всяких излишеств. Так что идите, звоните и не стесняйтесь. Кстати, если желаете девочку, это тоже ко мне.

Валдас отказался от девочки, проследовал в туалет и под шум сливаемой воды и жужжание сатураторов набрал номер оказавшейся театральным агентом таможенницы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.