Энерджайзер

Анин Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Энерджайзер (Анин Владимир)

Владимир Анин

Энерджайзер

Андрей вышел из метро и, поморщившись, посмотрел на небо. Черные тучи, сгустившиеся над Москвой, не предвещали ничего хорошего, а появившиеся через мгновение белые искорки лишь подтвердили неутешительный прогноз: мокрый снег. Кто-то грубо толкнул его сзади, но Андрей даже не обратил на это внимания — после давки в подземке привыкаешь ко всему, даже к такому не слишком вежливому обращению. Крупная мохнатая снежинка упала ему на нос и скатилась холодной каплей на подбородок. Следующая снежинка угодила прямо в глаз, а резкий порыв ветра сорвал с его головы кепку и швырнул ее в самый центр огромной лужи.

"Фу ты черт! — обреченно выругался Андрей. — Этого еще не хватало!"

Кое-как выловив из ледяной воды свой безнадежно промокший головной убор, он подошел к пешеходному переходу.

В потрепанном портфеле оставался один единственный конверт, который следовало доставить в Министерство. Андрей перешел улицу и поднялся по широким гранитным ступеням. Массивная дверь постоянно открывалась, бесконечный поток людей тек в обе стороны. Андрей пристроился за тучным господином и неторопливо вплыл под своды вызывающего благоговейный трепет госучреждения. Сдав конверт в экспедицию, он повернул к выходу и замер. Мимо него, глядя куда-то вперед, бодрой походкой шагал Дмитрий Дегтярев, Димка, его институтский приятель. Правда, после диплома пути их разошлись и с тех пор ни разу не пересекались. Андрей уже и забыл этого веселого, шабутного парня, хулигана и покорителя женских сердец, патлатого, одетого вечно в одни и те же потертые джинсы с заплатками. Теперь перед ним был элегантно одетый мужчина, коротко стриженый, гладко выбритый и даже на расстоянии нескольких шагов пахнущий дорогим одеколоном. И все же это был он.

— Дима! — не выдержав, крикнул Андрей.

Мужчина остановился и повернул голову.

— Димка, это же я! — бросился к нему Андрей. — Не узнаешь? Андрей. Неудахин.

Дмитрий жестом остановил кинувшегося было наперерез охранника и слегка улыбнулся.

— Ну почему же не узнаю? — ответил он, но обниматься не стал, а лишь протянул руку.

— Димка, как я рад тебя видеть! А ты сюда тоже по делам? — спросил Андрей, как будто в Министерство люди могут ходить за чем-нибудь еще.

— Вообще-то я здесь работаю.

— Ух ты! Ну надо же! Слушай, сколько лет мы…

— Знаешь что, — прервал его Дмитрий, — я сейчас поднимусь наверх, минут на десять, и вернусь. Ты можешь меня подождать?

— Да, конечно! О чем ты говоришь! Я на сегодня все дела закончил.

— Отлично! Вот и пообщаемся.

Андрей проводил своего бывшего сокурсника восхищенным взглядом и, облокотившись о стойку гардероба, предался воспоминаниям.

Дмитрий еще в институте подавал большие надежды. Несмотря на совершенно несерьезное отношение к учебе, он умудрился в итоге получить красный диплом. А какие они закатывали гулянки в общежитии — Димка-то был иногородним. Купят вина, девчонок позовут и устроят кутеж. Не обходилось, правда, без скандалов — комендантша несколько раз грозила вышвырнуть Димку на улицу, но он каким-то образом умудрялся договориться с ней полюбовно. Да, вот тебе и Димка!

— Ну, что же, я в твоем распоряжении, — сказал Дмитрий, выйдя из лифта и машинально взглянув на часы. — Знаешь, тут напротив есть приличная кофейня. Не откажешься от чашечки кофе?

— Не откажусь, — улыбнулся Андрей.

Заведение, куда они вошли, сразу показалось Андрею недешевым. За небольшими столиками сидела разномастная, но, по виду, вполне обеспеченная публика, а когда Андрей взглянул на меню, поданное официантом, ему сразу захотелось бежать отсюда. Собственно говоря, кроме множества сортов кофе и чая, в меню был лишь небольшой выбор пирожных. Но кофе… Если чашка кофе стоит дороже, чем целая упаковка в магазине…

— Знаешь, Дима, по-моему, здесь немного дороговато. Может…

— Прекрати! Я угощаю. Выбирай, что тебе нравится.

— Но…

— Никаких "но"! Выбирай.

Андрей долго водил по меню пальцем, то вниз, то вверх, и совершенно непроизвольно остановился на самой низкой цене — девяносто рублей.

— Вот, — сказал он, — эспрессо, пожалуйста.

— Двойной? — поинтересовался официант.

— Нет! — чуть не вскрикнул Андрей.

Дмитрий укоризненно посмотрел на него и повернулся к официанту:

— А мне, пожалуйста, капучино.

— Один эспрессо, один капучино, — деловитым тоном повторил официант и отправился выполнять заказ.

— Ну, рассказывай, — сказал Дмитрий.

— Ой, да что рассказывать? После института попал работать во внешторг, сначала инженером, потом старшим инженером. Все вроде бы шло хорошо: командировки, переговоры, контракты, хорошая зарплата. В начале девяностых, когда все стало рассыпаться, пришлось перейти в частный бизнес, даже попробовал наладить свое дело, но… Короче, ничего не получилось… В общем, тружусь курьером в банке.

— Курьером? — удивленно поднял брови Дмитрий.

— Ну да. Старшим курьером.

— Такие тоже бывают?

— А как же!

— Интересно. Ну, а как семья?

— Да нет у меня семьи, — смутился Андрей.

— Что так?

— Не получилось пока.

— А родители?

— Родителей уже давно нет.

— Извини.

— Ну что ты! Я уже привык к одиночеству.

— В каком смысле, к одиночеству?

— Живу один, практически ни с кем не общаюсь, разве что на работе. А дома меня во всем подъезде только одна соседка, наверно, и помнит. Ой, да что это мы все обо мне? Ты о себе расскажи, тебе, поди, много чего рассказать есть.

— Много? Боюсь, что нет. Я по распределению на завод один попал, здесь, в Подмосковье. Меня там сразу двинули в профсоюз. А когда, как ты говоришь, все рассыпаться стало, понял, что мое инженерное образование в ближайшие годы вряд ли кому понадобится, и рванул в Институт Управления, стал государственному управлению обучаться. На вечернем, конечно. За три года осилил, но на госслужбу сразу не попал, сначала я… Хотя, это не важно. Спустя год меня отправили в Гарвард. А когда вернулся, то через некоторое время сделался государственным чиновником. Женился семь лет назад. Трое детей. Все.

Андрей слушал Дмитрия с открытым ртом.

— Да-а, — протянул он. — Фортуна.

— Нет, не фортуна, а целеустремленность. — Дмитрий взглянул на часы. — Ты обедал?

— Вообще-то я никогда не обедаю, только ужинаю, — ответил Андрей. — А что?

— Хочу пригласить тебя в нашу столовую. Я бы сейчас чего-нибудь перекусил. Кстати, тебе тоже советую. Не годится это — без обеда, желудок испортишь.

— Да я, признаться, давно уже его испортил. Наверно.

— Что значит, наверно?

— Ну, раз не обедаю.

— И в чем же это выражается?

— Вроде, пока ни в чем.

— Вот видишь! Значит, еще есть потенциал организма. А чтобы его окончательно не угробить, надо вести правильный образ жизни, то есть вовремя питаться. Идем!

Они вернулись в здание Министерства. Андрей отметил, как вытянулся во фрунт охранник, едва Дмитрий переступил порог учреждения. Они прошли еще два кордона охраны и на бесшумном лифте поднялись на седьмой этаж.

— Погоди-ка, — сказал Андрей, — а ты не перепутал? У вас же, по-моему, столовая на шестом, я когда-то заглядывал туда.

— Ты прав, — спокойно ответил Дмитрий. — Но это столовая для рядовых сотрудников.

— Ни фига себе, для рядовых! — воскликнул Андрей. — Там ведь так кормят!

— Сам понимаешь, все-таки госучреждение. Да и Министерство наше не из последних.

— А мы-то куда?

— А мы идем в столовую для руководящего состава. Там обедает только сам министр и его заместители.

— Погоди-ка, а ты что же?..

— Замминистра, — спокойно сказал Дмитрий.

— Зам?! — вытаращился Андрей.

— Да, просто зам.

Они вышли из лифта и оказались в небольшом зале с белыми колоннами, стены которого были драпированы синим бархатом. Посреди зала стояли пять крытых белоснежными скатертями столиков, каждый сервирован на одного человека.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.