Новая Галатея

Рокс Мелани

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Новая Галатея (Рокс Мелани)

1

В цветочном магазинчике, втиснувшемся между двумя большими магазинами, было безлюдно. Молоденькая продавщица, работавшая здесь всего второй месяц, окинула изучающим взглядом вазы с гвоздиками, герберами, орхидеями и розами. Интересно, сколько букетов она сегодня продаст?

Даже ее незначительного опыта было достаточно, чтобы трезво взглянуть на вещи. Сегодня второй понедельник месяца, ранняя осень. В такое время люди не очень-то часто покупают цветы. То ли дело День святого Валентина или весна, когда людьми овладевают чувства и они перестают считать деньги, потраченные на цветы и милые безделушки.

Кэтти Холмс было восемнадцать лет, двенадцать из которых она провела в приюте. Ее родители погибли в автокатастрофе, оставив малютку Кэтти сиротой. Близких родственников у девочки не нашлось, и на долгие двенадцать лет ее домом стал приют для таких же одиноких и несчастных детей, как она.

Когда она покидала стены приюта, ее встретил старый друг (и тайно влюбленный в нее молодой человек) по имени Том Честер. Том был на год старше Кэтти. И в отличие от нее никогда не видел своих родителей. Мать отказалась от него при рождении, сбросив с плеч все заботы о малыше.

Том и Кэтти были близки как брат и сестра. Во многом их дружба проистекала из чувства одиночества. У них не было никого на свете, кроме друг друга, и они панически боялись потерять столь необходимую им опору.

Они вместе снимали квартиру. Кэтти устроилась работать продавщицей в цветочный магазин, а Том первую половину дня работал курьером, а вторую — разносчиком пиццы. Жили они скромно, но им хватало и малого. Главное, что вечером они спешили домой, зная, что там их ждет близкий, почти родной человек.

Том был давно влюблен в миловидную Кэтти, но она никогда не воспринимала его детские признания всерьез. В результате, опасаясь очередной порции издевок и подтруниваний, Том перестал открыто говорить о своих чувствах. К шестнадцати годам Кэтти превратилась в настоящую красавицу: высокая, стройная, с красивыми серыми глазами. И Том мечтал лишь об одном — наполнить ее глаза радостным светом. Однако Кэтти была слишком юна и наивна для серьезных отношений, и Том спрятал свои чувства поглубже, надеясь, что через пару лет девушка наконец обратит на него внимание не только как на товарища, но и как на мужчину.

Том Честер рано повзрослел. Он знал, что ему не на кого положиться, кроме самого себя. Лишения привили ему колоссальное чувство ответственности и феноменальную целеустремленность. Он мечтал получить достойную профессию, понимая, что носиться по городу на скутере с коробками пиццы или с почтой — лишь способ заработать денег на первое время самостоятельной жизни.

Кэтти зевнула, прикрыв рот ладошкой, в тот самый момент, когда звякнул дверной колокольчик. Она быстро опустила руку и посмотрела на вошедшего. Им оказался высокий темноволосый мужчина лет сорока. Впрочем, Кэтти никогда не умела определять возраст, особенно у людей, принадлежавших к другому социальному слою. Учитывая достижения современной пластической хирургии и косметологии, вошедшему мужчине могло быть и шестьдесят.

Мужчина критически осмотрелся, затем решительно двинулся к полке с орхидеями. Кэтти следила за ним восхищенными глазами. Вот о каком мужчине она всегда мечтала! Дорогой твидовый пиджак, золотая оправа очков и горделивая осанка выдавали в нем человека обеспеченного и уверенного в себе. А выбор цветов свидетельствовал о романтичности и изысканности его натуры.

— Доброе утро, могу я чем-нибудь вам помочь? — спросила с улыбкой Кэтти.

Незнакомец вздрогнул, словно не ожидал, что в магазине есть кто-то, кроме него. Первая неловкость сменилась обезоруживающей улыбкой.

— О, простите, мисс. Я вас не заметил.

— Ничего страшного. Так чем я могу помочь?

Мужчина указал на тигровые орхидеи.

— Как вы думаете, это достойные цветы на двадцатую годовщину свадьбы?

Кэтти невольно погрустнела. Значит, у этого мужчины крепкая семья. Впрочем, было бы странно, если бы он был холостым.

— Тигровые орхидеи — восхитительный подарок для любой женщины, — заверила его Кэтти.

— И для вас? — с лукавым прищуром спросил незнакомец.

Его пристальный взгляд смутил Кэтти. Она отвела глаза, чувствуя, что краснеет. Ее щеки горели, будто она жутко провинилась и теперь ей предстояло публичное извинение.

— Да, я была бы счастлива, — наконец пролепетала растерявшаяся девушка.

Кэтти никогда в жизни не получала цветов. Если бы она сказала Тому, что мечтает о букете роз, то он, скорее всего, потратил бы последние деньги на цветы. Но Кэтти считала, что не имеет права разорять друга. В конце концов, Том не ее парень. Если уж он и надумает купить цветы, то уж точно не для нее.

— Тогда дайте мне, пожалуйста, две орхидеи, — произнес мужчина, уже запустив руку во внутренний карман пиджака за кошельком.

Кэтти непонимающе следила за его движениями.

Мужчина, заметивший ее растерянность, ободряюще улыбнулся и пояснил:

— Я беру две орхидеи. Одну для своей жены, вторую — для вас. Надеюсь, вы не сочтете это за наглость.

— Но это самые дорогие цветы, — напомнила Кэтти.

— Ради таких прелестных глаз не грех и немного раскошелиться, — усмехнулся он, протягивая ей пластиковую карту.

— Я не могу принять такой дорогой подарок. — Кэтти не успела закончить фразу, как уже пожалела о ней.

— Что за чепуха! Если вам не нравятся эти цветы, то выберите любые другие.

— Дело не в этом. А орхидеи, они… они бесподобны.

— Тогда в чем проблема? Вы не принимаете подарки от стариков вроде меня?

— Вы вовсе не… — Кэтти еще сильнее покраснела и умолкла.

— У меня только одна просьба.

Ну вот, я так и знала! — вихрем пронеслось в голове Кэтти. Сейчас он потребует ответной услуги. И не нужно долго гадать, какой именно.

Заметив, что она нахмурилась, мужчина пояснил:

— Просто скажите, как вас зовут, прелестное создание.

— Кэтти. Кэтти Холмс.

— А мое имя — Билл Радферн. Очень приятно. — Он протянул руку, и Кэтти пришлось ответить на рукопожатие. — Ну, думаю, теперь проблема решена и вы не откажетесь принять цветы.

— Вряд ли это понравилось бы вашей жене.

— О, об этом можете не беспокоиться. Лоре по определению не нравится все, что я делаю. Удивляюсь, как мы терпим друг друга целых двадцать лет!

Кэтти сочла за лучшее не комментировать чужую семейную жизнь. Билл Радферн был необыкновенно привлекателен, но она никогда бы не стала встречаться с женатым человеком. Для нее это было табу. И даже тигровые орхидеи не могли изменить ее правил.

Кэтти сняла деньги с карточки Билла и вернула ее владельцу. Затем взяла с полки две орхидеи в стеклянных горшках, похожих на вазы.

— Какая вам нравится больше? — спросил Билл.

— Они обе великолепны, — искренне ответила Кэтти.

— Вы чудо. Дайте мне правую.

Кэтти протянула ему одно из растений.

— Поздравляю с двадцатилетием семейной жизни, — произнесла она без тени иронии.

— Спасибо, вы мне очень помогли. Я был бы рад с вами встретиться… в неформальной обстановке.

— Боюсь, это невозможно, — сухо ответила Кэтти.

— Очень жаль. Если передумаете, просто позвоните. — Он протянул ей визитную карточку.

— Я бы на вашем деле не стала на это рассчитывать, — ответила Кэтти, спрятав карточку на полочку под прилавком, где валялась куча конфетных оберток, обрезков упаковочной бумаги и неудачных бантиков.

Билл Радферн ушел. Дверной колокольчик жалобно звякнул. Кэтти погрузилась в мечты о принце… Нет, теперь она мечтала не о смазливом юнце, а о самом короле!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.