Фортунат

Европейская старинная литература Автор неизвестен -

Жанр: Европейская старинная литература  Старинная литература    1986 год   Автор: Европейская старинная литература Автор неизвестен -   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фортунат ( Европейская старинная литература Автор неизвестен -)

Предисловие

Как юноша по имени Фортунат, [1] родом из королевства Кипр, [2] впал в чужих краях в нищету и бедность и как повстречала опечаленного Фортуната в дремучем лесу Дева счастья и дала ему кошель, в каковом (никогда не переводились деньги, и с означенным кошельком пересек он вслед за тем многие земли и королевства и побывал даже у короля Солтана [3] в Алькеире, [4] тот пригласил его в гости и показал ему всю свою роскошь, драгоценности и сокровища, а под конец – старую вытертую шляпу, прозывавшуюся чудо-шляпой; ту шляпу Фортунат у него похитил, возвратился с ней домой, в землю Кипр, женился там и по своей кончине оставил двух сыновей, нареченных Ампедо и Андолозием, кои унаследовали от отца и кошель, и шляпу; о том, что Фортунат, а впоследствии оба его упомянутых сына через те два чудесных сокровища испытали и познали, претерпев наслаждения и радость, нужду и печаль до самой их кончины; весьма увлекательно читается; а также о том, что всегда следует выбрать разум и мудрость и предпочесть их всем сокровищам на свете.

Земля, именуемая Кипром, суть остров и королевство, лежащее в море против восхода солнца. Земля эта изобильна, весела и благодатна, она родит всяческие изысканные фрукты, о чем превосходно известно всем, кто свершил паломничество в святую землю Иерусалим, достиг королевства Кипр и побывал там. Есть на острове великолепный город, именующийся Фамагостой, [5] жил в нем почтенный горожанин старинного рода, его родители оставили ему великое богатство и немалые поместья, так что он был весьма богат и состоятелен, но при этом юных лет и нрав имел беззаботный, презрел он то, как его родители в свое время сберегали и умножали им принадлежавшее. И помыслами он всецело устремился лишь к минутным почестям, увеселениям и плотским наслаждениям. И усвоил он роскошный образ жизни, сражался в состязаниях и турнирах, бывал при дворе короля и вершил прочие подобные дела, из-за чего лишился великого богатства, и друзья его явственно узрели, что тратит он более, нежели позволяют доходы, и задумали дать ему жену, не отвлечет ли она его от подобного, и изложили ему свой замысел. Юноше затея пришлась по душе, и обещал он следовать им, и, когда он на то согласился, друзья его взялись подыскивать ему супругу.

В городе, прозывавшемся Никозией, [6] столице Кипра, где обыкновенно кипрские короли держали двор, жил некий почтенный горожанин. У него была красивая дочь по имени Грациана, с каковой юношу обручили, не допытываясь о том, что он за человек, а положившись на ходившую о нем славу, будто он весьма богат и состоятелен. Девицу с великой роскошью ввели к нему в дом и устроили там пышную свадьбу, что повсеместно вошло в обычай у людей богатых, каковые в таких случаях и выказывают свое богатство и великолепие и похваляются ими.

Когда же свадебные торжества завершились и окончились и все угомонились, означенный горожанин, прозывавшийся Теодором, взял девицу и зажил с ней в радости и добродетели, отчего его друзья и друзья его невесты испытывали великое удовольствие, возомнив, что свершили они благое дело, с женской помощью обуздав Теодора, имевшего доселе столь распущенный нрав. Но было им невдомек, что изначально заложенное в природе человеческой не поддается изменению. А меж тем Грациана понесла сына. И не прошло и года со свадьбы, как она родила, чему друзья с обеих сторон вновь порадовались. Младенца крестили и нарекли Фортунатом. Теодор, как казалось, также испытывал от этого великое удовольствие. Однако он вновь взялся за старое – бился на турнирах и в поединках, обзавелся множеством слуг и превосходными жеребцами, ускакал ко двору короля, оставил жену и дитя и не спрашивал, каково им приходится. Сегодня он продаст доходное поместье, назавтра заложит недвижимость. Проделывал он это столь часто и столь долго, покуда не осталось у него более ничего, что он мог бы продать или заложить, и тут впал он в нищету, и понапрасну растратил свою молодость, и обеднял до того, что не мог более держать ни слугу, ни служанку, а его добродетельной жене Грациане пришлось самой варить и стирать, как поденщице, нанявшейся в услужение.

Как-то раз сели они за стол и собрались обедать, жить хотелось бы им лучше, нежели жили они теперь. Сын сел напротив отца, и тот печально глянул на сына и испустил тяжкий вздох. Это не укрылось от юноши, каковому было в ту пору лет восемнадцать, и не умел он ничего другого, как только начертать и прочесть свое имя. Но зато он был сведущ в соколиной охоте и вообще в звероловстве, за коими и проводил свой досуг. Заговорил он и сказал: «Любезный мой отец, что удручает тебя и вызывает твою печаль? Я вижу, когда ты смотришь на меня, твой взгляд омрачается. Прошу тебя, любезный отец, скажи, быть может, я чем-либо разгневал тебя или веду жизнь, неугодную твоей воле. Скажи мне о том, ибо я хочу во всем повиноваться тебе».

Отец заговорил и сказал: «О возлюбленный сын, в том, что меня удручает, нет твоей вины. Да и кого мне винить, если горести и нужда, каковые я испытываю, моих рук дело. Я попусту лишился всего, что столь заботливо сберегли для меня родители, как по совести подобало и надлежало свершить и мне, умножив наше прежнее достояние и возвысив наш род, чего я, к несчастью, не сделал. И когда я вспоминаю о великих почестях и богатстве, окружавших меня и, глядя на тебя, разумею, что не в силах помочь тебе ни словом, ни делом, это столь тяжко печалит и удручает меня, что я ни днем ни ночью не нахожу себе покоя. Есть и другая причина, она в том, что меня отвергли все те, с коими я по своей слабости делился богатством и для коих я ныне нежеланный гость». Так с печалью в сердце сетовал он на испытываемую им нужду.

Как Фортунат вопреки воле отца и матери покинул с графом Фландрским [7] землю Кипр

Сын был удручен бедами отца, заговорил он и сказал: «Любезный отец, оставь свою печаль и не заботься обо мне более. Я молод, силен и крепок, я отправлюсь в чужие земли и наймусь в услужение. На свете еще много счастья, я уповаю на господа, что и мне перепадет его малая толика. Наш король – милостивый господин, пойди к нему на службу, он не оставит ни тебя, ни матушку до самой вашей кончины. И не стыдись этого, ибо тебя принуждает к тому бедность. А обо мне не тревожься, и ты, и моя матушка довольно сделали для меня. Я благодарен вам за то, что вы взрастили меня, и должен всю жизнь молиться за вас богу».

И с тем встал, и пошел прочь из дома, и взял имевшегося у него сокола, и пришел на берег моря и задумался, что ему свершить, дабы не возвращаться более к отцу и не быть тому в тягость. Меж тем как он разгуливал взад и вперед по берегу, в гавани пристала галера, галера была венецианской, паломники ходили на ней морем в Иерусалим. С галерой был граф Фландрский, у которого умерло двое слуг, и когда граф уладил все свои дела с королем, а вдобавок и хозяин галеры приготовился выйти в море, подали сигнал, что пора подняться на судно и отплыть. Тут прибыл граф, а с ним много других знатных господ, дабы взойти на галеру и не опоздать к отплытию. Опечаленный Фортунат увидел это и подумал: «О, стать бы мне слугой этого господина и уехать с ним так далеко, чтобы никогда более не видеть Кипра». И решил, спрошу его, не надобен ли ему слуга? Приблизился к нему, снял с головы берет и изящно поклонился ему. Граф уразумел при этом, что юноша отнюдь не крестьянский сын. Фортунат сказал: «Милостивый господин, я слыхал, будто ваша светлость лишилась двух слуг? Не надобны ли вашей светлости другие?». В ответ граф спросил: «Что ты умеешь делать?».

Фортунат ответствовал: «Я могу охотиться, травить зверя и сведущ во всем, что касается звероловства. И вдобавок я могу заменить крепкого слугу, случись в том нужда». Тут граф сказал: «Ты мне вроде годишься. Но я из дальних краев и боюсь, ты не захочешь уехать так далеко от этой земли». «О милостивый господин, – ответствовал ему Фортунат, – так далеко, как мне хотелось бы. вам не уехать. Я желал бы, чтобы это было в четыре раза далее». Тут граф спросил: «Какое жалованье положить тебе?». Фортунат ответствовал: «Милостивый господин, я не гонюсь за жалованьем, когда заслужу, тогда и заплатите мне». Графу его речи пришлись по душе, и он сказал: «Что ж, галера отплывает, готов ли ты отправиться в путь?» – «Да, господин», – ответствовал Фортунат. И подбросил в воздух сокола, что сидел у него на руке, и сокол улетел, а Фортунат без дозволения отца и матери и без их благословения слугой графа поднялся вместе с тем на галеру и отплыл с Кипра, не имея ни гроша в кармане, и в скором времени они благополучно достигли Венеции.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.