Обвиняется президент

Илюхин Виктор Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обвиняется президент (Илюхин Виктор)

Лгать я не могу

Когда мной было возбуждено уголовное дело в отношении президента СССР (ныне бывшего) Горбачева М. С. по ст. 64 УК РСФСР за измену Родине, то даже из моих оппонентов никто аргументированно не возразил по поводу правомерности и обоснованности предпринятых мной действий. Я получил много писем и телеграмм в поддержку, в том числе и от народных депутатов. Не умолкал телефон — поддерживали, одобряли, благодарили. Спасибо вам, мои друзья!

Со стороны же прессы, именующей себя демократической, ответом было разве что злобное шипение, да с экрана ТВ полетели ядовитые стрелы… Этих людей, обслуживающих верховную власть, не интересовала истина. Они увидели, что я, не принадлежа к их кругу, посмел «замахнуться» на Горбачева, чью разрушительную деятельность можно сравнить с беспощадной, опустошительной войной. Со мной мало кто спорил по существу. За отдельными публикациями и беседами в некоторых редакциях просматривались вопросы меркантильного, корыстного характера типа: зачем ему понадобилось это дело? Что он от него получил, сколько заработал?

Сразу скажу, что ничего не получил и ничего не заработал. А вот генеральские погоны пришлось снять, да и с юриспруденцией расстался, но, думаю, ненадолго. К тому же доставил массу переживаний и хлопот своим родственникам, особенно после каждой порции «грязи» в мой адрес либеральной и левоцентристской прессой. Например, «Рабочая трибуна» от 28.11.91 г. опубликовала большой материал под названием «Упреждающий удар», обвиняя меня в карьеризме, в том, что за многие годы работы на следствии мной, якобы, загублены десятки людских судеб. Газета посчитала, что, возбуждая дело против президента, я хотел поставить под сомнение «курс на демократические преобразования, накалить страсти и реанимировать режим «железной руки».

Кое-кто попытался рассмотреть за моей спиной силы, подталкивающие меня выступить против Горбачева, а после моего перехода на работу в газету «Правда» объявить, что сейчас там «свили себе гнездо путчисты».

Напрасны эти потуги.

«Правда» предложила мне работу; кроме того, у меня издавна склонность к публицистике, не раз печатался, есть что и рассказать.

Отдельные клеветнические измышления я рассматриваю как сведение счетов, месть в ответ на мою критическую статью «Окольные пути», опубликованную 10.08.88 г. в «Литературной газете». В статье доказательно говорилось об облыжном, клеветническом обвинении газетой «Социалистическая индустрия» (ныне «Рабочая трибуна») некоторых прокуроров и следователей в получении взяток, злоупотреблении служебным положением.

Против моей статьи тогда газета не возразила, да и возражать-то было нечего. Однако уже через неделю целым десантом спецкоров «Социндустрии» на меня собирался «компромат» в Пензенской области, где я длительное время работал следователем и на прокурорских должностях. Дело дошло до того, что работники судов, других организаций свое возмущение поведением корреспондентов выразили в письмах Генеральному прокурору СССР и редакции газеты, но письма так и не были опубликованы.

Установить то, чего не было, — что я пьяница, развратник, негодяй и т. п. — корреспондентам тогда не удалось; решили порыться в уголовных делах: вдруг, там что найдется.

За пятнадцать лет работы в области мне действительно приходилось арестовывать много преступников, не взирая на их должности, за что иногда попадало от бывшего партийного руководства. Конечно, в уголовных делах чаще всего две стороны: потерпевшие и обвиняемые. Недовольство следователем, прокурором всегда можно найти у тех или других. На это и был расчет.

Однако в 1988 г. газета с собранным «компроматом» выступить не решилась, слишком очевидной была месть. Материалы были опубликованы только 18.02.90 г.

После тщательной их проверки прокуратура СССР дала аргументированный ответ об отсутствии в моих действиях каких-либо злоупотреблений, нарушений законности.

Этот ответ опубликован не был.

В статье «Упреждающий удар» корреспондент с сожалением пишет, что перед уголовным процессом грузчик и президент равны. Само собой, не о грузчике печется газета и не о тех сотнях тысяч людей труда из числа некоренного населения, оставшихся совершенно бесправными в Прибалтике и Приднестровье, в Средней Азии и Закавказье. Газета не стала их защищать, а ведь зовется «Рабочей трибуной».

Что взять с грузчика, хотя он в процессе должен обладать такими же правами, как и все люди. Другое дело президент. Он, глядишь, главного редактора в загранпоездку возьмет, осыплет щедротами. Вот в этом и вся разгадка публикации «Упреждающий удар».

Отсутствие веских аргументов против возбуждения дела в отношении Горбачева заставило моих оппонентов прибегнуть к спекуляции на былой славе «народных героев» Гдляна и Иванова, поскольку я расследовал нарушения законности, допущенные в Узбекистане гдляновской группой. (Тут, в частности, подсуетилась и «Комсомольская правда»).

Кроме того, я возглавлял следственные группы в Закавказье, принимал участие в расследовании тбилисских событий 9 апреля и одновременно дела в отношении Гамсахурдиа. Организовывал следствие по убийствам мирных граждан в Дубоссарах в Молдавии, неоднократно бывал в Литве, Эстонии, — одним словом, почти во всех «горячих точках» страны. Совместно с работниками своего управления готовил ряд проектов Указов Президента СССР, внес массу предложений, поправок к проектам Законов СССР. Имею непосредственное отношение к расследованию преступлений военных нацистов; к сожалению, кое-где их деяния начали оправдывать. В моем ведении находился надзор за следствием в органах госбезопасности, деятельностью таможен, надзор за исполнением Закона о государственной границе.

Здесь-то кое-кому из падких на «компромат» журналистов вдруг да повезет и он чем-нибудь поживится.

Теперь о моей карьере.

Родился я в селе, мои родители простые люди, помогли мне окончить институт, а там карабкался сам. Все, что у меня есть, чего достиг — это плод моего труда и ума. Я всегда любил свою работу, не считался со временем, редко имел нормальные выходные дни, нормальный отпуск, более половины дней в году проводил в командировках. Трудностей не боялся и не боюсь. Работая в «горячих точках» страны, рисковал не только здоровьем, но и жизнью. Вместе с генеральскими звездами на погоны получил язву желудка.

Кто хочет повторить мою карьеру, — пожалуйста!

Что касается беззакония, допущенного в Узбекистане гдляновской группой, то я никогда не скрывал и не скрываю своего участия в расследовании нарушений законности. Я и подчиненные мне следователи не кривили душой, не шли на сделки с совестью. Расследование проведено объективно, в строгом соответствии с процессуальными требованиями.

Независимо от того, кто у власти — «белые» или «красные», «синие» или «зеленые» — я говорил и буду говорить: «В делах Гдляна есть большая правда, но есть и большая ложь, которая перечеркнула, растворила эту правду». В моем положении, с учетом общественного мнения, ради личного благополучия выгоднее было бы сфальшивить, сказать, что Гдлян чист, как стеклышко, и присоединиться к хору: «Да здравствует Гдлян!»

Прокричать подобное мне предлагали еще в 1989 году. За иудство, как минимум, обещали место в российском парламенте. Не согласился. Хотя на восхвалении Гдляна многие прилипалы прокатились, как на вороных: кто в народные депутаты, кто в парламенты, а кто и в ельцинские наместники. Все оказались при должностях. Мне этот путь неприемлем и лгать не могу. Человеком Гдляна я не был и не буду. Дифирамбов ему не пел, правда, ранее и не критиковал, пока воочию, сам не убедился в беззаконии, допущенном им и его группой.

Да, есть изъятые миллионы, есть справедливо осужденные из числа ответственных работников Узбекистана.

Но есть и другое.

За два последних года нашим следствием и судами, в том числе Верховным судом страны полностью реабилитировано и восстановлено в своих правах более 130 граждан, незаконно задержанных и арестованных по постановлениям Гдляна, Иванова и других следователей. Эти невиновные люди, а среди них много лиц преклонного, старческого возраста, многодетные матери, беременные женщины, просидели в тюремных камерах от нескольких месяцев до 2–3 и даже 7 лет. Материалы следствия в отношении многих из них гдляновские следователи, пытаясь укрыть беззаконие, выбросили из дел, пришлось их восстанавливать по крупицам.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.