Время винограда

Рядченко Иван Иванович

Жанр: Поэзия  Поэзия    1981 год   Автор: Рядченко Иван Иванович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Иван Рядченко

Время винограда

Руки

Мне нравятся с детства рабочие руки — в мозолях, большие, такие, что могут дома собирать, поднимать виадуки, себе подчинять металлический грохот. Они трудового сурового цвета. На них опирается наша планета. Их сила — надежна, их вид — откровенен. Таким поручил революцию Ленин. Откройте учебник! Берите лекало! Работы чураются белые руки. Им в жизни доступны лишь тяжесть бокала да ржавое царство безделья и скуки. Те руки холены, тонки, как бумага, их в дрожь повергает малейшая ранка. Таким не доверишь ни красного флага, ни сердца, ни даже простого рубанка!..

Эхо громов неостывших

«Я радуюсь, что выжил на войне…»

Я радуюсь, что выжил на войне. Но вот врачи повадятся ко мне. Останутся намеки от волос. И сердце заскулит, как старый пес. Я наконец устану верить в лесть и вдруг пойму, что смерть на свете есть. И, ясно понимая — жизнь пройдет, припомню я закрытый другом дот. Растаял дальних лет кровавый дым. А друг остался в бронзе молодым. У ног пчела, качнув бутон цветка, перелетает из веков в века.

«Когда ты лгал в бою под Сталинградом…»

Когда ты лгал в бою под Сталинградом бессмертному сержанту своему, что не задет взорвавшимся снарядом, и стон скрывал улыбкою в дыму, когда ты знал: припасов больше нету, твердил, что сыт, и, сделавши привал, как целый мир, последнюю галету товарищу больному отдавал; когда в глазах у женщины заветной ты замечал вдруг жалость, а не пыл, и лихо врал в печали безответной, что встретил и другую полюбил,— тогда, сойдя на землю с пьедестала, швырнув, как тряпку, мантию судьи, перед тобою правда преклоняла колени неистертые свои!

22 июня

Покинув бомболюки, летела смерть к земле, и вечные разлуки таились в полумгле. И где-то на опушке, бесстыдно сняв чехлы, уже вздымали пушки отверстые стволы. Но чувствуя едва ли, что будет через миг, хлеба стеной стояли на пажитях родных. Спала, обняв игрушки, девчонка, как всегда. И квакали лягушки спросонья у пруда. И, начиная дело, бодра и весела, над сладкой кашкой пела рабочая пчела. Так пусть тебя тревожит одна простая суть: никто уже не сможет те бомбы в люк вернуть…

Посреди неистовой войны

Гром ползет на дымные пригорки. Там березы горестно черны. Там стоит девчонка в гимнастерке посреди неистовой войны. Воют мины, лают самоходки. А девчонка замерла, светла. Возле набекрененной пилотки вьется оглушенная пчела. Дыбится земля в снарядном гуле, и шуршит осколков чехарда. И откуда догадаться пуле, что лететь ей надо не туда? Свистнет пуля над травою белой, рухнет с неба солнца желтый плод, и под сердцем вишней переспелой ягода молчанья расцветет. И застынут дымные пригорки, где березы горестно черны, где лежит девчонка в гимнастерке посреди неистовой войны. Продолжая трудное сраженье, не услышат пушки и войска, как жужжит пчела недоуменья у пушисто-нежного виска… И тогда поднимется пехота — и с пехотой я, ее солдат, чтоб пройти сквозь два победных года через сотни тягостных утрат. …Посвист пуль, атаки и раненья — все ушло с полей сражений в сны. Лишь порой пчела недоуменья залетает в комнату с войны.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.