После конца света

Якубович Евгений Львович

Жанр: Ироническое фэнтези  Фантастика  Ужасы и мистика    Автор: Якубович Евгений Львович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— Встать, суд идет! — раздалось из-под сводов огромного зала.

Послышалось шуршание одежд, хлопки крыльев. Зал озарился сиянием нимбов: двенадцать апостолов-присяжных заняли свои места. За ними прошествовал представитель защиты в парадном белом одеянии, с большими пушистыми крыльями за спиной. Следующим в зал вошел обвинитель, его копыта громко цокали по выложенному цветной мозаикой полу. В руках, как символ своей власти, черт сжимал традиционный трезубец. Левый зубец был несколько короче остальных — то ли сломан, то ли стерся от частого употребления. Последним в зал вбежал секретарь в строгом деловом костюме, черных туфлях, белой рубашке и галстуке. Он чувствовал себя неуверенно и все время озирался по сторонам.

Когда в зале все успокоилось и воцарилась тишина, в председательском кресле появился Судья. Он быстро оглядел присутствующих и кивнул секретарю:

— Огласите дело!

Секретарь опасливо прокашлялся.

— Слушается дело Кузнецова Алексея Петровича, родившегося в Смоленске в 1948 году. Суд рассматривает совокупность грехов и добрых поступков, с целью вынесения окончательного приговора по итогам его земной жизни. Дата: первый день после конца света.

Судья нахмурился, от чего по залу пронесся вихрь холодного воздуха. Стены покрылись инеем.

— Секретарь, уточните, почему для такого заурядного случая потребовалось заседание Высшего Суда с моим личным участием. Напоминаю, что перед концом света в канцелярию святого Петра были спущены подробные методические указания. Данная методичка содержит список всех возможных прегрешений с указанием штрафных баллов, начисляемых за них. Во второй части содержится список поощряемых добрых дел, с таблицей призовых очков. Канцелярии оставалось лишь подвести баланс и вынести душе приговор в соответствии с результатом.

Секретарь затрясся то ли от холода, то ли от страха.

— Ваше Всемогущество, при расчете по методичке мы получили нулевой баланс. Очевидные грехи и очевидные добрые поступки подсудимого полностью уравновешивают друг друга. Однако дело содержит целый ряд поступков, которые при искренне положительной мотивации подсудимого, приводили к отрицательным последствиям, и наоборот. Противоречие оказалось неразрешимым на уровне канцелярии, поэтому и было принято решение о созыве сессии Высшего Суда. На рассмотрение Суда выносятся лишь спорные деяния подсудимого.

Судья раздраженно пожал плечами и ударил в гонг.

— Обвинение, огласите первый пункт!

Прокурор поднялся:

— 30 октября 1978 года в аптеку, где подсудимый работал в должности заведующего, поступило дефицитное лекарство. Несколько упаковок этого лекарства подсудимый спрятал в свой сейф. 3 ноября 1978 года в 12.00 была продана последняя упаковка этого лекарства. В 14.00 того же дня в аптеку зашла гражданка Никитина Е.Н и не смогла купить лекарство для своего отца. Через несколько дней отец гражданки Никитиной Е.Н скончался. Обвинение считает, что смерть больного наступила по вине подсудимого.

Судья согласно кивнул:

— Здесь все ясно. Подсудимый впал в грех алчности и этот грех привел к смерти другого человека. Заслуживает наказания.

Адвокат вскочил со своего места:

— Прошу суд выслушать противоположную сторону!

Судья неохотно разрешил.

— 5 ноября того же года, через два дня после упомянутого происшествия, — начал адвокат, — в кабинет подсудимого вошла в слезах гражданка Свиридова К.Т. и рассказала, что ее отец тяжело болен и ему необходимо лекарство, которое она нигде не может найти. Подсудимый достал из сейфа то самое лекарство и отдал его гражданке Свиридовой. Покупка была оформлена в кассе магазина, причем подсудимый категорически отказался от предложенной сверху суммы. Экспертиза, исследовав альтернативные варианты развития вселенной, показала, что этим поступком подсудимый спас жизнь отца гражданки Свиридовой.

Прокурор прервал адвоката:

— Протестую! За время работы в аптеке подсудимый создал себе целый капитал всевозможными махинациями с лекарствами.

Судья неодобрительно взглянул на прокурора:

— Махинации подсудимого Суд не интересуют. Это стандартные грехи. В настоящее время Суд рассматривает лишь мотивацию данного поступка. Адвокат, продолжайте!

— Подсудимый искренне гордится своим поступком. Он считает, что спас жизнь человеку.

Судья на мгновение задумался, затем произнес:

— Решение по данному эпизоду откладывается. Прокурор, огласите следующий эпизод!

Выдержки из судейского протокола:

Прокурор: Подсудимый обвиняется в том, что запретил сыну жениться на любимой женщине.

Адвокат: Подсудимый знал, что делает сыну добро. У него было больше жизненного опыта и он видел, что этот брак не будет счастливым.

Прокурор: Не остановившись на этом, подсудимый женил сына на другой женщине.

Адвокат: С которой тот счастливо прожил десять лет.

Прокурор: А потом разошелся!

Адвокат: Да, она оказалась стервой!

Прокурор: Значит вина подсудимого доказана — он разрушил жизнь своему сыну.

Адвокат: Экспертиза показала, что несостоявшийся брак сына подсудимого тоже был неудачным.

Прокурор: Потому, что подсудимый вырастил сына эгоистом.

Адвокат: Подсудимый делал для своего сына все что мог. А мог он больше, чем многие другие. И искренне гордился этим…

Прокурор: Подсудимый обвиняется в том, что подписал на партийном собрании письмо в вышестоящую инстанцию. Вследствие этого человек, о котором говорилось в письме, получил тяжелый инфаркт и остался инвалидом на всю жизнь.

Адвокат: Подсудимый лишь выполнял свои служебные обязанности. Он твердо знал, что его отказ ничего не изменит, а лично ему может принести неприятности. Грех равнодушия, между прочим, не входит в список смертных грехов…

Так продолжалось несколько часов. Наконец Судья поднялся:

— Прошу стороны прекратить прения. Решение по данному делу откладывается в связи с невозможностью вынесения однозначного приговора. Я должен подумать. Объявляется перерыв.

Зал опустел. Судья с секретарем остались одни.

— Пока никого нет, расскажи вкратце, что там еще осталось.

— Следующий подсудимый Кочергин Василий Николаевич. Наемный убийца. За неделю до конца света он пожертвовал храму большую сумму, причастился и исповедался. Батюшка наложил на него епитимью в размере десяти «Отче наш», и от вашего имени отпустил ему грехи.

— Вот как? Интересно, интересно. Продолжай.

— Кочергин прочитал по требнику молитвы и ушел в отпуск. До наступления конца света он больше не грешил. Теперь он формально чист и ждет, когда его отведут в рай.

— Да уж, неувязочка. Кто еще?

— Группа террористов-смертников. На счету у каждого более десятка жертв. Они крайне возбуждены, хвастаются своими подвигами и требуют девственниц.

— Каких девственниц, что ты несешь?! Почему их сразу не отправили в ад?

— Я даже боюсь сказать, Ваше Всемогущество. Они, э-э, — секретарь замялся, потом решившись, выпалил: — они утверждают, что выполняли вашу волю.

— Мою волю?!

В огромном мрачном зале полыхнула молния. Раздались раскаты грома. Посыпалась штукатурка, на дальней галерее с грохотом упала колонна. Секретарь спрятался под стол.

— В мечетях их учили, — принялся объяснять секретарь, благоразумно оставаясь под столом, — что, вы, в вашем мусульманском воплощении, подарите райское блаженство и сорок прекрасных девственниц каждому правоверному мусульманину, который, пожертвовав собственной жизнью, убьет несколько неверных. Они искренне гордятся этими убийствами и ждут не дождутся обещанной награды.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.