Счастливая звезда Хомы и Суслика

Иванов Альберт Анатольевич

Серия: Хома и Суслик [3]
Жанр: Сказки  Детские    1998 год   Автор: Иванов Альберт Анатольевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Счастливая звезда Хомы и Суслика (Иванов Альберт)

Как Хома колдовал

Такое не от всякого ожидать можно. Живёт себе, живёт какое-то обычное существо, зверь зверем, и вдруг оказывается — колдун!

И без того всяких страхов хватает. Так и заболеть можно с испуга.

Не было печали, пришлый Кабан вдруг себя колдуном объявил. И не простым гадателем-ведуном, а чародеем-заклинателем!

— Я, — говорит, — долго свои чары скрывал, а теперь вы все у меня попляшете!

Первым сдался могучий Медведь. Кабан ему зловредно наворожил, что его вскоре из берлоги выживут. Так, мол, и выпрут.

— Кто? — мрачно спросил Медведь.

— Кое-кто, — загадочно ответил Кабан.

И верно. Житья в берлоге внезапно не стало — от Муравьёв. Ни сна, ни отдыха. Залезут в шерсть и беспрерывно щекочут.

Кому смешно, а Медведю тяжко. Пришлось срочно переселяться в другое место. А прежнюю удобную берлогу сам Кабан занял. Муравьи его не щекотали. Он их всех подчистую метлой за порог вымел. И страшную судьбу им всем предсказал:

— Вернётесь, передавлю поодиночке!

Говорили, что Кабан нарочно Медвежьи хоромы кленовым сиропом обрызгал! Чтоб туда Муравьёв привадить. Но попробуй проверь, докажи!

Во всяком случае, Медведь даже не пытался. Он был доволен и тем, что в новой, пусть и плохонькой, берлоге мог спать спокойно.

Затем Кабан подчинил себе Волка, запугав его жутким заклинанием:

— Хрю-хрю-хрю! Ох-ох-ох! По-смо-трю: сдох-сдох-сдох!

Перепуганный Волк враз запросил пощады.

— Так-то, — довольно хрюкнул Кабан. — Будешь у меня на страже стоять, пока я сплю-почиваю.

Лису он тоже не обошёл своим колдовским вниманием.

— Будешь от меня веткой мух отгонять, — приказал он.

— А вы их заколдуйте, — осторожно посоветовала хитрюга Лиса.

— Их много, а ты одна, — ухмыльнулся Кабан. — Я лучше тебя заколдую.

— Что вы, что вы! — струсила она.

— Начинаю. — И он начал — Ли-са, Ли-са, летит оса! Сосна и ель, несётся шмель…

— Ой, не надо! — пала она на колени.

— Тогда ветку бери, — сжалился Кабан. — Не видишь, что ли, мухи надоели?

И всем остальным зверькам он тоже нашел занятие: велел для него жёлуди и орехи собирать. Да побольше!

Поначалу и они не хотели признавать Кабана своим владыкой.

Однако он страшное заклятие произнёс:

— Хухры-мухры, хрю-хрю-мухрю, хри-хри-мухри! Раз-два-три — тартарары!

И зловеще предупредил:

— Захочу, и весь луг, и вся роща, и всё поле под землю провалятся — в тартарары!

Тут уж все взмолились:

— Не надо! Будем слушаться!

И зажил Кабан в своё удовольствие — в просторной Медвежьей берлоге. Волк его покой охранял. Лиса от него мух отгоняла. А остальные зверьки ему еду носили.

Один только Хома взбунтовался. Всё, что собирал, сам съедал — с двойным аппетитом. И за себя, и за новоявленного правителя.

Вообще-то Хома верил в колдовство, но только не в колдовство Кабана. Он считал, что такой тупой боров не может быть чародеем.

А друзья — Суслик, Заяц и Ёж — всё равно боялись.

— Вон как все ему подчиняются! — говорили они. — Даже Волк, Лиса и Медведь слушаются!

Напрасно друзья убеждали Хому не лезть на рожон.

— Не дразни ты его, он злопамятный, — твердил Суслик.

— Не выводи ты его из себя, — бубнил Заяц-толстун.

— Не связывайся ты с колдуном, — настаивал Ёж.

— Да я сам колдун! — однажды вспылил Хома. И гордо скрестил на груди лапы.

Друзья так и отшатнулись от него.

— Шутишь? — неуверенно сказал Ёж.

— Смеёшься? — пробормотал Заяц.

— Не шутит и не смеётся, — боязливо приглядывался Суслик. — Как памятник — на кладбище.

Вид у Хомы и правда был величественный.

— А думаете, почему я вашего чародея не слушаюсь? — важно спросил он. — Все слушаются, а я — нет!

Это на них подействовало. Действительно, почему?

— Да потому, что я сам колдовать умею!

Но тут выступил вперёд Ёж:

— Тогда скажи какое-нибудь заклинание.

— Только не слишком опасное, — сразу предупредил Суслик.

— Ты-то и от любого упадёшь, — пренебрежительно сказал Хома.

— Упаду, — быстро согласился Суслик. — Поэтому полегче выбирай.

— Ну? — поторопил Ёж.

Заяц закрыл глаза, а Суслик заткнул уши.

— Бахры-махры-вахры, хрясь-брясь-дрясь! — внушительно произнёс Хома первое, что пришло на ум. — Вурр-мурр-луврр-триампурр! — с раскатами завыл он. — Ваграу-мурсо, тиграу-барсо, абрау-дюрсо и ДУРЬДАПОЛБАМ!

Суслик, неосторожно отнявший от ушей пальцы, так и обмер.

— Дурьдаполбам, — заворожённо вымолвил он. И затем бесчувственно шлёпнулся — возле побелевшего как полотно Зайца.

А старина Ёж в ужасе свернулся в клубок.

— Батюшки мои! — глухо простонал он. — Ещё один колдун! Прямо поветрие какое-то. Ветруха.

— Ведите меня в рощу, — свирепо скомандовал Хома. — Я вашего чародея в пух и прах разделаю!

Они заявились в рощу как раз к полному сбору.

Кабан сладко дремал. Волк стоял на страже. Лиса мух отгоняла. Медведь почтительно ожидал с какой-то просьбой. А белки, мыши, кроты и другая мелкота суетливо складывали жёлуди. В огромную кучу.

— Где Кабан? — раскричался Хома. — Кабана подайте! — будто не видел, что он перед ним. — Пусть все слышат!

— Кто? Что? Зачем? — раскрыл Кабан заплывшие глазки. — A-а, последний пожаловал, — довольно захрюкал он, увидев Хому. — Я тебя в наказание Лисе подарю.

— И не стыдно вам этого хряка слушаться? — сердито указал на него Хома. — Ну какой он колдун? Да он и заклинаний-то настоящих не знает!

— Я — не знаю? — возмутился Кабан и прохрипел — Хухры-мухры, хрю-хрю-мухрю, хри-хри-мухри! Раз-два-три — тартарары! Ну что, продолжить?

Все в страхе попятились. Один Хома остался на месте.

— Расхрюкался, — засмеялся он. — Раз-два-три, рыло утри! И это заклинания? А вот теперь держитесь. Бахры-махры-вахры, хрясь-брясь-дрясь, ву-у-рр, му-у-рр, гу-у-рр! — громко провыл он с раскатами так, что даже Волк коротко взвыл.

Все затрепетали и отступили ещё дальше.

— Абрау-дюрсо, ваграу-мурсо, тиграу-барсо и ДУРЬДАПОЛБАМ!

Все чуть не упали от заклинания. Случайно прилетевший на сборище Коршун пошатнулся на ветке. А вездесущая Главная Ворона забилась в истерике.

— Дурьдаполбам, — помертвевшими губами пробормотал Медведь. И сел на муравейник.

— Ему бы на стадионах перед сектантами выступать, — пришла в себя наторелая Главная Ворона.

Кабан загнанно смотрел на Хому:

— Ты… всерьёз? — У него поджилки тряслись.

— А ты думал! Это ещё только начало, — многообещающе заметил Хома.

Он подошёл к Лисе и резко вырвал у неё клочок шерсти.

— О-ёй! — вскрикнула она.

Хома подкинул шерстинки в воздух, и они поплыли по ветерку.

— Могу смерч вызвать, ураган, бурю, пожар, наводнение, землетрясение! — И вновь закричал — Чарры-марры, варры-гарры, шурры-мурры! День-гуналап, горохожор, брехломурло! И-и-и-и… собаколай! — добавил он, услышав отдалённую собачью перебранку в деревне.

Кабан-колдун повёл себя совсем не по-чародейски. Он втянул голову в плечи и беспомощно заморгал своими свиными глазками.

— Ну, я вам сейчас наколдую. Я на вас всех собак понавешаю! — вдохновенно воскликнул Хома. — Гав-гавкало, брех-брехало, тяв-тявкало, лай-лайкало! Бухыкало-тряхикало, убегакало! — И проорал: — ДУРЬДАПОЛБАМ!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.