Полдень 23 век. Возвращение Тойво

Минаков Игорь Валерьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Полдень 23 век. Возвращение Тойво (Минаков Игорь)

Annotation

Роман представляет собой продолжение повести братьев Стругацких «Волны Гасят Ветер»

Игорь Горячев, Игорь Минаков

Введение

«Ловкач в радужном плащике»

Экскурс в недавнее прошлое

№ 01 «Полумесяц»

Дача Максима Каммерера,

Кое-что о супругах Клермон

№ 02 «Косая звезда»

12 мая 228 года

21 февраля 2222 года, Всемирный Информационный Центр

№ 03 «Фита»

13 мая 228 года

Продолжение интервью с Ростиславом Нехожиным

№ 04 «Свастика»

14 мая 228 года

14 мая (чуть позже), встреча с Ростиславом и Аико

15 мая, 228 года, утро

15 мая 228 года

№ 05 «Кельтский крест»

17 мая 228

20 июля 228 года

(Тот же день, вечер)

№ 6 «Руна Мадр»

22 июля 228 года

№ 07 «Сандзю»

Июль 228 года — сентябрь 229 года

20 августа 228 года

№ 08 «Руна Одал»

31 декабря 228 года

№ 09 «Трезубец»

11 сентября 229 года

12 сентября 229 года

№ 10 «Фиалка»

Сентябрь 229 года — август 230 года

№ 11 «Эльбрус»

7 августа 230 года

№ 12 «М готическое»

8 августа 230 года, ночь,

15 августа 230 года

16 августа, 230 года

№ 13 «Дзюсан»

17 августа, 230 года

«Тринадцать замысловатых иероглифов»

18 августа 230 года, 4.05 утра

Тойво Глумов, люден, дома

20 августа 230 года

Заключение

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

Игорь Горячев, Игорь Минаков

Полдень, XXIII век. Возвращение Тойво

Памяти братьев Стругацких посвящается.

Хотя, если подумать, сейчас ни о чем нельзя говорить, что это случится не скоро. Да, милые мои, давно оно прошло, время, когда будущее было повторением настоящего, а все перемены маячили, где-то за далеким горизонтом… нет на свете никакого будущего, оно слилось с настоящим, и теперь не разобрать, где что.

Конечно, человек овладеет вселенной, но это будет не нравственный богатырь с мышцами, и, конечно, человек справится с самим собой, но только сначала он изменит себя…

Природа не обманывает, она выполняет обещания, но не так, как мы думали, и зачастую не так, как нам хотелось бы…

А вообще интересно было бы представить, как в наши дни рождается хомо супер. Хороший сюжет… А. и Б. Стругацкие «Гадкие лебеди»

Если бы люди, хотя бы мельком увидели, какие безбрежные радости, какие совершенные силы, какие сияющие сферы спонтанного знания, какой беспредельный покой ожидают нас на просторах, которые еще не покорила наша животная эволюция, то они бросили бы все и не успокоились до тех пор, пока не овладели бы этими сокровищами.

Но узок путь, трудно поддаются двери, а страх, недоверие и скептицизм, стражи Природы, не позволяют нам уйти, покинуть ее привычные пастбища. Шри Ауробиндо

Верь в лучшие дни,

деревце сливы верит

— весной зацветет. Басё

Введение

Я думал, что поставил последнюю точку в своем мемуаре, законченном всего лишь четыре года назад и посвященном последним дням Большого Откровения и в особенности, и в частности — незаурядной личности Тойво Глумова, бывшего прогрессора, а ныне людена-метагома. Но последующие события оказались столь неожиданными и преподнесли человечеству столько сюрпризов, что рука сама потянулась к перу. Я счел своим долгом рассказать заинтересованному читателю об этой Второй волне Большого Откровения, которая стала для земной цивилизации никак не меньшим, если не большим потрясением, чем Первая.

Следует сразу предупредить читателя — я совсем уже не тот Максим Каммерер, который был автором первого мемуара. Боюсь, к тому Максиму Каммереру я имею теперь весьма отдаленное отношение. Разве, что телесная оболочка моя пока еще остается прежней, но «внутреннее содержание» уже необратимо изменилось. Да и оболочка эта скоро подвергнется радикальной трансформации. Таковы оказались последствия Второй волны лично для меня, о чем я, отнюдь, не жалею. Но пока я сохраняю живую связь с тем Максимом Каммерером, каким он был к началу, описываемых здесь, событий, я оставляю за собой право обращаться к читателю от его, Каммерера, имени. Мне хочется отразить те разительные перемены, что произошли с этим человеком всего лишь на протяжении двух лет с 228 по 230 год, каковые лично мне представляются небезынтересными. Полагаю, это будет интересно и читателю.

Итак, сделав все необходимые оговорки, я продолжаю.

К сожалению, Майя Тойвовна Глумова не дожила до этого часа. Она ушла в 227 году, но до самого конца не теряла надежды на возвращение сына. Она так и не смогла поверить, что «её Тойво» превратился в «какого-то вселенского сверхчеловека». Несколько лет назад ушла из жизни и моя жена, Алена. Я так и остался бы совсем один, если бы не Ася Стасова (Глумова). События Большого Откровения, а главное — уход Тойво сблизили нас. Два одиночества, две «жертвы» Большого Откровения. Мы довольно часто встречались все эти годы, и, как могли, старались поддержать друг друга.

Судьба распорядилась так, что Вторая волна, как и Первая, захлестнула меня прежде многих других людей. И теперь я, как сейчас уже многие из землян, стою перед неожиданной и грандиозной возможностью. Еще совсем недавно я полагал, что мы расстались с Тойво навсегда, что он забыл о нас и о Земле там, в своих «заоблачных эмпиреях», но я ошибался… Однако лучше обо всем по порядку.

Я выбрал на это раз менее официальный стиль для своего мемуара, ибо я давно уже не сотрудник КОМКОНа-2, да и сама Комиссия по Контролю перестала существовать, как отдельная структура и стала лишь небольшим подразделением КОМКОНа-1, занятая в основном наблюдением за «подкидышами». Вернее — была занята, ибо последующие трагические события поставили последнюю точку не только в деле «подкидышей», но и окончательно сняли всяческие подозрения со Странников. Возможно, рановато. Будущее покажет.

После Большого Откровения и ухода люденов, угроза вторжения некой сверхцивилизации на Землю стала казаться многим, по меньшей мере, эфемерной, если не мифической, что и привело, в конечном счете, к расформированию КОМКОНа-2. Как оказалось впоследствии, это была ошибка, которая едва не поставила под угрозу жизнь всей Планеты. Я решительно возражал против этого, но кто меня слушал тогда? И все же я не снимаю с себя доли ответственности: не настоял, не был достаточно убедителен. Попросту говоря, мне не хватило пороху.

Данный мемуар в основном состоит из дневниковых записей, которые я вел в период с 228 по 230 год. Кроме них, он включает расшифровки фонограмм и реконструкцию событий, свидетелем и участником, которых я не был, а в некоторых случаях — и официальные документы. Мне бы хотелось, чтобы любой заинтересованный исследователь мог полностью полагаться на этот мемуар в своих изысканиях, как на вполне объективный документ, ибо он отражает факты и только факты, относящиеся к периоду Второй волны Большого Откровения. Но все же, повторяю, документ сей лишен того налета официальности, который был присущ первому мемуару. Я позволяю себе здесь, иногда, лирические и философские отступления, мои собственные размышления и переживания, ибо без них, на мой взгляд, повествование потеряло бы большую часть своей искренности и достоверности.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.