Чужая зима

Гореликова Алла

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2005 год   Автор: Гореликова Алла   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чужая зима (Гореликова Алла)

Здесь не было ни одуряющего весеннего ветра, ни летнего зноя, ни зимних метелей. Здесь вечно шел дождь. Неторопливый, нудный и безнадежный. Он шуршал в камышовых крышах хижин, стучал в слюдяные оконца, путался в ресницах, стекал с волос на шею и нахально лез под платье. Он был воистину невыносим.

Жизнь Тиа в этом мире была такой же невыносимой. Такой же нудной, неторопливой и безнадежной. Ад бездеятельности, расплата за строптивость… одиночество и забвение, до одури горькие после блистательно яркой жизни придворной ведьмы Королевства.

В Королевстве зимой шел снег. Снег лежал на крышах и на еловых лапах, снег искрился на солнце, снег дарил хруст под ногами и сонную зимнюю тишину. Тиа тосковала по снегу. Она привыкла обходиться без солнца; что уж говорить, она и дома нечасто выходила под яркое полуденное небо: работа ведьмы предполагает ночной график. Но снега ей не хватало отчаянно.

Вот и сегодня ей снился снег…

— Госпожа Защитница, — пропел писклявый голосок из-за двери, — твоя трапеза.

— Слышу, — хрипло откликнулась Тиа.

Защитница… да, маги из Королевской Гильдии Бдящих поступили с Тиа очень даже изощренно! Замкнуть всю ее силу на Жетон Охранения и привязать к деревушке местных… на ее памяти так обработали перед отправкой в Ссыльный мир только Синкта. Но Синкт поддержал бунт, Синкт хотел свергнуть короля, а она… она всего лишь…

Тиа сердито откинула одеяло, злобным усилием воли сдернула себя с кровати и быстро натянула платье. Платье высохло за ночь, но все равно пахло дождем.

— Будь все проклято, — простонала Тиа. — О, будь все проклято!

— Тебе что-нибудь нужно, Госпожа Защитница? — пропищали из-за двери.

— Да, — огрызнулась Тиа, — перестать видеть сны.

— Этого никто из нас не может, — вздохнул ее собеседник.

— Ну и проваливай, — взвизгнула Тиа.

— Тебе достаточно приказать, — в писклявом голоске промелькнуло мимолетное сочувствие. — Все, что в наших силах, Госпожа Защитница.

Приказать… Тиа сжала гребень до боли в пальцах. К чему этот обман? Она не может приказывать местным. Местные просто потакают ей. Рады, что у них появился Защитник, что на деревню не нападают ни разбойники, ни хищники, что даже змеи, слизни, мокрицы и ядовитые жабы обходят стороной поля! За такое, наверное, они согласились бы и на большее, чем кормить Тиа, убирать ее дом и потакать ее дурному характеру.

Тиа тщательно расчесала волосы, умылась теплой водой из тазика, — да, кстати, ей еще и воду греют! — и вышла в комнату. Завтрак стоял на столе.

Каша с мясом и овощами чудесно пахла и замечательно согревала. И еще — она была бесподобно вкусной. Каждое утро Тиа удивлялась, почему дома никто не додумался до такого простого рецепта. Всю жизнь… то есть, конечно, всю прежнюю жизнь, — Тиа ела кашу, мясо и овощи по отдельности. Причем каша зачастую была пересоленной, мясо — пережаренным, а овощи… их, честно говоря, просто невозможно было взять в рот!

Тиа усмехнулась. Что ж, не сходилась она вкусами с королевским поваром! Потому что был он… впрочем, что ворошить прошлое! Уж если честно, так это она, Тиа — была. А он остался. До сих пор пересаливает кашу и пережаривает мясо. А она, Тиа, ест несусветную вкуснятину, но — в Ссыльном мире.

Да, вот уж действительно — несусветную…

И горячий пряный табж, которым здесь запивают еду, намного вкуснее вина, хоть и варится на проклятой дождевой воде и ничуть не пьянит. А уж сладкая мална точно заслуживает того, чтобы подаваться на королевских пирах.

Но на королевских пирах едят совсем другие блюда. Потому что дверь в Ссыльный мир открывается только в одну сторону.

Тиа ела медленно, смакуя каждый кусочек. Она наслаждалась местной едой. И при этом была сама себе противна. Именно потому, что среди беспросветности изгнания могла отдаваться целиком простым желудочным радостям. Это было неправильно. Недостойно. В конце концов, просто стыдно!

Но, с другой стороны, имеет она право хоть на одну радость? Хоть на один просвет?

— Спасибо, — сказала Тиа, азартно слизав с ложки остатки малны. — Это было великолепно! Как всегда.

— Мы рады, что тебе нравится, Госпожа Защитница, — отозвались из-за двери. Интересно, кто сегодня? Все они на один голос… и на одно лицо. — Хотя лично я каждый раз этому удивляюсь.

Тиа засмеялась:

— Сегодня ты, Луилла?

— Я, — из-за двери послышался ответный смешок. — Ты запомнила, что я говорила в прошлый раз? Что ты просто привыкла к другой еде?

— Это вы все привыкли к здешней еде, — возразила Тиа. — Вот она и не кажется вам чем-то особенным. Зайди, Луилла. Прости, что нагрубила тебе. Я не хотела, честно.

— Я знаю. — Дверь скрипнула, и в комнату вошла Луилла. Такая же маленькая, тоненькая, бледная, как все местные. С такими же блекло-серыми волосами, похожими на мокрую спутанную паутину. Так же одетая в серое и бурое. И с совершенно особенным, завораживающим Тиа мягким ехидством в писклявом голосе.

— Присядь, Луилла, посиди со мной. Мне очень жаль, что я опять сорвалась.

Луилла подошла к столу. Залезла с ногами на высокую табуретку, так, чтобы глаза оказались вровень с глазами Тиа. Покачала лохматой головкой.

— Ты всегда утром злая, а после завтрака извиняешься. Что, эти твои сны — они такие ужасные?

— Они прекрасные, Луилла, — прошептала Тиа. — Самое лучшее, что было у меня в жизни. Но, знаешь… после них очень горько просыпаться. Знаешь… лучше не надо об этом больше, Луилла. А то я заплачу. А здесь и без моих слез достаточно сырости.

— Хорошо, не надо, — кивнула Луилла. — Хотя мы здесь привыкли к сырости.

— Мне иногда кажется, что и я уже привыкла, — вздохнула Тиа. — Давно я здесь, Луилла?

— Сто сорок три дня, — не задумываясь, ответила Луилла.

— Да, — Тиа кивнула. — Точно. Сто сорок три дня. А кажется, лет десять прошло. Я насквозь пропиталась дождем. Стала такой же унылой и бесцветной…

— Тебя трудно назвать бесцветной, — хмыкнула Луилла.

— Краски жизни, — пробормотала Тиа. — Я забыла, каковы они. Я не могу вспомнить. И звуки жизни, Луилла. Я не помню их… всё заглушил этот дождь.

— Прости, — сказала Луилла. — Мне жалко тебя. Я понимаю, ты страдаешь. Но все-таки я рада, что ты здесь.

«Еще бы», подумала Тиа.

— И я рада, что ты не возненавидела нас.

Тиа так удивилась, что не сразу нашлась с ответом. Почему она должна ненавидеть? Тем более — чуть ли не молящихся на нее жителей этой убогой деревеньки? Они-то при чем?! Хотя… Луилла права, трезво подумала Тиа, кое-кто возненавидел бы весь мир… и в первую очередь — свидетелей своего нынешнего убожества.

— Вы ведь не виноваты, что я здесь, — тихо сказала бывшая королевская ведьма. — И, знаешь, скорее это приятно… что я хоть кому-то еще нужна. — У Тиа задрожали губы. Она замолчала, вовсе не желая расплакаться перед Луиллой.

Но Луилла, кажется, прекрасно поняла, что происходит с Тиа. Она слезла с табуретки, собрала посуду и с ноткой вежливой официальности сообщила:

— Мне пора, Госпожа Защитница. Извини, но сегодня столько дел…

Тиа прерывисто вздохнула. И ответила почти спокойно:

— Иди, Луилла.

Ад бездеятельности…

Тиа осталась сидеть за прибранным столом. Слушала дождь. Вспоминала. Почему-то сегодня воспоминания были особенно яркими. Такими яркими, такими живыми, что незачем было и пытаться их отогнать. Да и не хотелось. Что ей осталось, кроме этих воспоминаний? Кроме этой боли? Только завтраки, обеды и ужины…

Тиа криво усмехнулась. Пусть. Пускай сегодня будет день воспоминаний. Можно один раз разрешить себе. Увидеть наяву те минуты, которые и так приходят каждую ночь. Вспомнить…

…как отряд принца возвращается из боя. Как она, последняя оставшаяся в живых королевская ведьма, больше часа назад истратившая последний резерв, с замершим сердцем ищет его: жив? Как, углядев наконец среди офицерских касок огрызок черно-белого султана, сбегает навстречу с холма: жив, жив, жив! А с неба падает неторопливый густой снег, и она ловит ладонями огромные хлопья, ловит, чувствует их мягкое, ласковое, пушистое тепло… и прячет в ладонях лицо, скрывая не приличествующие ведьме слезы. Слезы облегчения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.