Спам

Гореликова Алла

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

К середине жизни на первый план выходят привычки. И неудивительно, ведь преподавание — занятие спокойное, тихое и размеренное. Обед в кафе на углу после утреннего блока школьных программ; проверка почты и нескольких нужных адресов за чашкой фруктового чая; вечерний блок для студентов; партия в шахматы с выбранным наугад партнером, о котором так и не узнаешь никогда, человек это или игровая программа. А в выходной — гулкие залы какого-нибудь музея, тоскующие по былым толпам посетителей; это единственная его причуда, впрочем, простительная для историка. Монотонная, устойчивая жизнь без неожиданностей и потрясений, позволяющая работать и развлекаться, не вставая с любимого кресла. Мало кто помнит, какие бури трясли нас пару поколений назад, но благоговение перед комфортом идет оттуда, из времен, когда не только комфорт, но и обязательные для человека спокойствие и устойчивость были почти несбыточной мечтой. Да и что плохого в процветании? Встречаются люди, вздыхающие о прошлом, но и им нравится щелкать кнопками, выбирая игру или зрелище по вкусу.

— Деедаааа!!!

— Боже, ну что за вопли?! Что случилось?

— Мультик сломался-аа…

— А ревешь-то чего?

— Страашно…

Да, хорошо позабавиться с внученькой день или два, но когда ее подбрасывают тебе на целый месяц… прощай, спокойствие. Что там с ее мультиками?

— Я «Тома и Джерри» смотрела, а тут…

А тут вместо идиотского, но почему-то смешного американского котяры — вонючие слизистые монстры, амебы с глазами и клыками, размером с баскетбольный мяч. Копошатся, расползлись по комнате, одна влезла на диван, другая карабкается на стол, оставляя на ножке липкие пятна. Испугаешься… развелось хулиганья.

— Почини, деда.

— Я не умею, зайка. Давай выключим и позвоним в ремонт. Алло! «Антиспам»? Художник ко мне влез на «мультяшку. ком». Четверть часа? Что так долго? Хорошо, я оставлю ввод. Жду. — Вот так вот, вызовов полно, ждите, в порядке очереди… тоже еще служба быстрого реагирования! — Пойдем ко мне пока, зая, хочешь? Только тихо сиди.

И чего им не хватает? Не иначе, с жиру бесятся. Житья не стало, до мультиков добрались. Совести нет, вот что. И правильно, что выявленным спамерам навешивают волчью метку. Жестоко? А детей пугать? А пыхтелки запускать в учебники? Нет уж, пускай поживут по старинке. Пусть развлекаются в обществе себе подобных, узнают только те новости, что попадают в официальные выпуски, и ищут работу, не требующую допуска в Сеть. Поделом. Ого, да уже время спецновостей! Все расписание насмарку… О, че-ерт…

— «Антиспам»!!! Что за дребедень вместо новостей по «хистори. глобал. ру»?! Выясняете?

— Ой, деда, а у тебя буковки! Мы их будем читать? Что тебе написали, ну деда, ну прочти!

— «Никогда не разговаривайте с неизвестными». Зая, посиди тихонько, у дедушки сейчас новости будут. А лучше иди пообедай.

Ну вот, как с утра не задался день, так и все. Сплошное беспокойство. Вот и вместо новостей лезет вам какой-то примитивный текст. И сиди жди, пока выяснят, откуда взлом. «Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах»… Спамер дикий какой-то пошел, вывешивает чушь собачью. А ты сидишь и читаешь, словно распоследний идиот, потому как время новостей и делать все равно нечего.

Да сколько ж можно вычислять одного паршивого хулигана?!

«Само собой разумеется, что, если на Бронной мне свалится на голову кирпич»… Что мне это напоминает? Ведь где-то что-то слышал похожее… «Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила. Так что заседание не состоится».

Ну конечно! Столько лет в своей узкой специализации, где уж сразу вспомнить классику. Тем более в допотопном печатном варианте. И все же странно. Современная постановка и два архивных фильма — более чем достаточно для культурного человека. Почему же так завораживает сам вид древнего печатного текста?

— Деда, мультики починились!

— Ну так иди смотри.

«Десять с полтиной! Да джаз, да вежливая услуга! Уважаемые абоненты, служба „Антиспам“ приносит извинения за задержку в работе канала».

С придавленным ругательством историк вскочил, пнул любимое кресло и вышел из кабинета.

Почему он вдруг почувствовал себя обделенным? Будто что-то важное и прекрасное, будто какое-то неизвестное доселе чудо поманило и исчезло?

— Побудешь одна немножко?

Он бродил по пустым улицам, удивляясь растущей досаде. Успокоиться не удавалось; наконец историк повернул к дому. В нише курьерской доставки ждал пакет. Историк пожал плечами: должно быть, ошибка. А, вот адрес… странно, его абонентский шифр.

— Поглядим… о, Господи!..

Желтые от времени страницы, пахнущие чем-то странным… подклеенный скотчем тускло-красный переплет… давно стершееся золото названия… впервые в жизни историк держал в руках книгу. Ощущение оказалось сродни тому, что испытал он как-то в юности, дотронувшись до древнего дуэльного пистолета. Мистическое ощущение. Удобно и правильно ладони наполняло нечто давно и прочно забытое, но до сих пор живущее в иных, нынешних воплощениях. Как университеты до Глобальной Сети — одновременно реальность и легенда.

Много раз читаная книга раскрылась ближе к середине. «Клянусь, что за эту встречу я отдал бы связку ключей Прасковьи Федоровны, ибо мне больше нечего отдавать». Выхватив из текста случайную фразу, глаза сами побежали дальше. Руки с осторожностью археолога, которым он когда-то не стал, переворачивали состарившиеся страницы.

Трезвонил и умолкал вызов; давно прошло время занятий; уснула посреди волшебного леса внученька; а черные буквы на древней хрупкой бумаге все крепче привязывали к себе читателя: «Я не буду иметь покоя всю жизнь. Ничего не поделаешь! Так уж вышло». Да, так уж вышло. И ему не видать больше прежнего покоя. Ничего не поделаешь, и нечего жалеть, и к черту покой и комфорт! Он дочитает и найдет этого спамера.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.