Звездный король. Фантастические романы

Вэнс Джек Холбрук

Серия: Осирис [24]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Звездный король. Фантастические романы (Вэнс Джек)

Вечная жизнь

Глава I

1

Кларжес, последний город планеты, растянулся на 30 миль вдоль северного берега реки Шант, неподалеку от места ее впадения в Океан.

Кларжес — древний город. Памятники, дома, таверны возрастом от двух до трех тысяч лет встречались на каждом шагу. Жители города обожали эти связи с прошлым, создававшие у них мистическое ощущение бесконечности жизни. В то же время существование в обществе свободного предпринимательства заставляло их постоянно вводить новшества. В результате Кларжес стал причудливой смесью древности и модерна.

Еще никогда не существовало города, который мог бы сравниться с Кларжесом по величественности и мрачному великолепию. В районе Мерсер горделивые башни возносили стройные шпили к самым облакам, а вокруг них теснились роскошные магазины, театры, великолепные дома. Дальше начинались предместья, производственные районы, которые уходили далеко за горизонт. Красивейшие районы — Балиас, Эрдистон, Вандун, Подоблачный Замок — находились на северных склонах холмов, с юга их омывала река. Все тут кипело жизнью, движением. Миллионы окон отражали солнечный свет, по бульвару мчались машины, в воздухе то и дело проносились аэрокары, авиетки. Мужчины и женщины проходили по улицам с деловым видом, не теряя времени понапрасну.

За рекой лежала Глэйд Каунти — обширная территория, непригодная для жизни. Там не росло ничего, кроме приземистых ив и колючих кустов. Глэйд Каунти не имела никакого права на существование. Однако в нее входили 600 акров, которые занимал Карневаль.

Карневаль! Это поистине драгоценность, пышный цветок на сером, безжизненном фоне Глэйд Каунти. Все 600 акров его территории искрятся жизнью, переливаются яркими красками. В Карневале можно найти всевозможные средства развлечения и увеселения.

Жизнь в Кларжесе определялась деловой активностью людей. Карневаль жил своей собственной жизнью. По утрам там царила тишина. К полудню начинали работать машины по уборке улиц, появлялись редкие прохожие. А вечером Карневаль оживал, трепеща разноцветными крыльями, как только что появившаяся на свет бабочка. К Заходу солнца весь Карневаль был полон жизни, веселья, эмоций.

Вокруг Карневаля проносились кометы–автомобили: Сангрил, Рублон, Голд Глориана, Мистик Эмеральд, Мелантон Ультра–Лазурь, распуская на ходу радужно переливающиеся хвосты яркого света.

В зеркальных окнах павильонов Карневаля вспыхивали мириады разноцветных огней. На улицах, аллеях, бульварах появлялись праздничные толпы веселых людей. Звуки музыки, песен, рулеток, шипенье проносившихся автомобилей–комет, крики зазывал сливались в неумолчный веселый гул.

Ночь шла, и общее опьянение усиливалось. Люди в карнавальных костюмах, масках и полумасках пели, плясали, играли, веселились, забыв обо всем. Празднество близилось к своему пику. Все моральные заслоны и запреты переставали существовать. Веселый смех переходил в истерический хохот, беззаботное пение — в дикий вой. Ночь шла, и люди уставали, костюмы теряли праздничное великолепие, маски открывали потные лица с воспаленными глазами. Мужчины и женщины, сонные, измученные, отправлялись по домам. Обитатели фешенебельных районов и рабочих окраин смешивались в вагонах подземки без всякой зависти друг к другу. Ведь все они приезжали в Карневаль, чтобы забыть о тяготах и заботах обыденной жизни, они приходили сюда тратить деньги, и больше, чем деньги, — они тратили здесь свою жизнь.

2

Человек в медной маске стоял возле Дома Жизни и созывал посетителей. Вокруг его головы светился ореол из символов бесконечности, а на фасаде здания сияло изображение человеческой ладони. Блестящая линия жизни проходила по ней правильной параболой.

Человек в маске кричал:

— Друзья, выслушайте меня! Неужели вам жалко флорина за свою жизнь? Заходите в Дом Жизни! Вы встретитесь с дидактором Монкуром и познакомитесь с его замечательными методами!

Он дотронулся до кнопки, и низкий рокочущий звук заполнил воздух. Его высота и громкость постепенно нарастали.

— Слоп! Слоп! Приходите в Дом Жизни! Предоставьте возможность дидактору Монкуру проанализировать ваше будущее! Ознакомьтесь с его методами! Только один флорин за вход в Дом Жизни!

Высота звука все увеличивалась, переходя в вой, пронзительный свист, и, наконец, звук перешел предел слышимости, оставив после себя ощущение неуверенности, нестабильности. Зато голос человека в медной маске вселял уверенность и спокойствие.

— У каждого человека есть мозг, у всех людей он устроен одинаково. Почему же мы делимся на Брудов, Веджей, Сердов, Вержей и Амарантов?

Он наклонился вперед и заговорил тихо, доверительно:

— Секрет жизни — техника. Дидактор Монкур обучает технике жизни. Разве бесконечность не стоит флорина?

Некоторые прохожие отдавали свои флорины и заходили в Дом. Наконец он наполнился посетителями.

Человек в медной маске сошел с возвышения. Кто–то схватил его за руку. Человек резко повернулся, и схвативший испуганно отскочил.

— Вэйлок! Ты испугал меня. Это я, Бэзил.

— Вижу, — коротко ответил Гэвин Вэйлок.

Бэзил Тинкоп, коротенький, толстый, разодет, как сказочная птица: ярко–желтый пиджак отделан зелеными металлическими полосами, красно–серые платины закрывают ноги, черные перья колышутся вокруг лица, как лепестки. Если Бэзил и заметил недружелюбие Вэйлока, то он начисто игнорирует его.

— Я ждал от тебя известий, — сказал Бэзил. — Я был уверен, что наша последняя беседа…

Вэйлок покачал головой.

— Я не хочу быть замешанным в такое дело.

— Но твое будущее! — запротестовал Бэзил. — Это же парадокс, что ты уговариваешь других позаботиться о своем будущем, а сам остаешься Гларком.

Вэйлок пожал плечами.

— Всему свое время.

— Всему свое время! Проходят драгоценные годы, а твой слоп остается плоским.

— У меня свои планы. Я пока готовлюсь.

— А другие уходят вперед! Плохая политика.

— Хочешь, я открою тебе свою тайну? Ты никому не скажешь ни слова?

Бэзил обиделся.

— Разве я когда–нибудь давал повод сомневаться? За семь лет…

— Один месяц короче семи лет… Через месяц я буду регистрироваться в Бруды.

— Я рад слышать это. Идем, выпьем по стакану вина за твое решение.

— Я не могу сейчас уйти.

Бэзил покачал головой и слегка пошатнулся. Стало ясно, что он выпил.

— Ты удивляешь меня, Гэвин. Семь лет… и вот…

— Почти семь лет.

Бэзил удивленно моргнул.

— Семью годами больше или меньше… Ты все равно удивляешь меня.

— Каждый человек — загадка. Я стараюсь быть проще.

Бэзил пропустил это мимо ушей.

— Приходи к нам, в Балиасский Паллиаторий. — Он наклонился к Вэйлоку, скользнул перьями по его маске. — Я пытаюсь разработать новый метод лечения, — сказал он доверительно. — Если все будет хорошо, то крутой слоп мне обеспечен. Мне хочется расплатиться с тобой, хотя бы частично.

Вэйлок рассмеялся. Маска отозвалась глухим эхом:

— Самый маленький из долгов, Бэзил.

— Ничего подобного! — вскричал Бэзил. — Если бы не ты, где бы я был сейчас? На борту «Ампродекса».

Вэйлок пренебрежительно махнул рукой.

Семь лет назад они с Бэзилом служили на корабле «Ампродекс». Капитан Хеснер Уэлси, огромный мужчина с большими черными усами и скверным нравом, безуспешно пытался перейти из Веджей в Серды в течение целых десяти лет. Эта ситуация сводила его с ума, и он постоянно находился в состоянии раздражения и недовольства. Когда корабль вошел в устье реки Шант и перед матросами возникла громада башен Мерсера, Хеснер Уэлси впал в помешательство. Он схватил топор и зарубил вахтенного офицера, разгромил кают–компанию и стал пробиваться к реактору, намереваясь уничтожить блок защиты реакции и взорвать корабль. Никто не мог остановить его. Перепуганная команда попряталась кто куда. Вэйлок, преодолев страх, попытался подкрасться к капитану сзади, но вид сверкающего топора вселил в него ужас. Он увидел, как из каюты вышел Бэзил, осмотрелся и подошел к капитану, который занес топор. Бэзил увернулся от первого удара и стал говорить с капитаном тихо, доверительно. Уэлси выронил топор, тупо уставился на Бэзила, и тут его помешательство перешло из буйной фазы в коллапс. Капитан упал на палубу в глубоком обмороке. Вэйлок вышел из укрытия и оглядел распростертое на палубе тело.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.