Тысяча и один день

Тревор Рената

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тысяча и один день (Тревор Рената)

Пролог

— Знаете, Синди, я давно поняла, на свете существуют три замечательные вещи: музыка, путешествия и любовь. Нет, я не так сказала, — любовь, конечно же на первом месте. Да, всегда только на первом. Потому что, когда любишь, все чувства обостряются. Например, звуки принимают тысячи оттенков. Ты с восторгом улавливаешь их и гармоничнее сочетаешь. — Мисс Глория Клэмпитт с досадой взглянула на капельницу, стоящую у ее больничной койки, словно та была повинна во всех ее бедах и мешала по-настоящему радоваться жизни. Но затем вновь улыбнулась Синди, поправляющей ей одеяло и продолжила: — Последнюю свою пьесу для оркестра Альберта Купера я сочинила, вы не поверите, за какие-то мгновения, стоя у дома моего дорогого Джорджа. Я прилетела в Мельбурн ранним утром и сразу же отправилась в пригород навестить его. Мне не пришлось долго ждать. Он вскоре вышел прогуляться с собакой. И хотя я не видела его больше двадцати лет, тут же узнала. Вы даже не представляете, что творилось со мной. Я как девчонка готова была броситься ему на шею и буквально задушить от нахлынувших чувств. Ведь все эти годы я мечтала о нашей встрече, рисовала ее в своих фантазиях. Но не успел он пройти и нескольких шагов, как вслед за ним выскочила Хелен, его белокурая толстушка Хелен, требуя, чтобы муж немедленно надел теплую куртку. Они долго препирались, стоя в десяти шагах от меня, я не стала ждать развязки и ушла. Мне там нечего было делать. Они по-прежнему любили друг друга. А вечером того же дня я улетела обратно, домой.

— Мисс Клэмпитт, я сейчас уберу капельницу, и вам необходимо еще хоть немного поспать. Завтра предстоит операция и стоит поберечь силы.

— Хорошо, милая! Даже не знаю, как начать… Я очень хотела бы попросить вас об одном одолжении.

— Конечно, все что угодно.

— Спасибо. Не могли бы вы в случае, ну скажем, если мне больше никогда не понадобится моя шляпа, отправить вот это, — она протянула Синди небольшую сиреневую папку, — по адресу, который я написала там, на внутренней стороне?

— Я сделаю это, не волнуйтесь. Но уверена… — Тут взгляд Синди упал на кардиомонитор, и она буквально вылетела из палаты за дежурным врачом.

— Срочно в операционную! — скомандовал он. И Глорию Клэмпитт увезли.

С ума сойти! — думала Синди, снимая медсестринский халат, поскольку ее дежурство подошло к концу. Это же надо, такая роскошная женщина, талантливый композитор, произведения которой исполняют знаменитые на весь мир оркестры, всю жизнь любила какого-то там Джорджа, преподающего сольфеджио в колледже и подрабатывающего вечерами в приморском ресторанчике! Это же надо, с таким больным сердцем пересечь океан, отправившись в Австралию только лишь для того, чтобы еще раз взглянуть на своего любимого! Немыслимо…

Уложив сиреневую папку в сумку, Синди вышла из больницы с одной-единственной мыслью: а полюбит ли когда-нибудь хоть кого-то она сама? Но бессонница последних суток доконала ее, и сейчас, если честно, ей было не до рассуждений.

1

— Скоро начнется церемония, народ уже собрался, я так рассчитывала на удачу! Думала, что этот праздник будет не только для нас с Биллом…

Когда глаза Джойс в очередной раз наполнились слезами, он понял, что пора браться за дело.

— Послушайте, Джойс, ваша подруга, наверное, просто опаздывает…

— Нет! Ей кто-то сообщил, что Оливер тоже собирается приехать на торжество. Она ведь просила меня не приглашать его, и я поклялась, что не стану, но… Я должна была что-то сделать! — Нижняя губа Джойс начала вздрагивать. — Я хочу, чтобы Пэт была счастлива. Так же, как мы с Биллом. Пэт и Оливер созданы друг для друга, и мне кажется, что, будь она здесь, свадебная атмосфера поможет им вновь соединиться. — Она судорожно глотнула воздух и шумно выдохнула.

Спокойно, приятель, сдерживал себя он, только не паникуй. Билл просил побыть с ней всего пять минут, до тех пор, пока приедет ее отец. Да и смешно сказать, неужели же ему, бывшему офицеру морской пехоты Говарду Маккоуну, не по силам будет справиться с одной хныкающей женщиной? Билл расстроится и не простит, если поведет под венец зареванную невесту.

Поэтому Говард отнесся к стоящей перед ним задаче с должным профессионализмом. То есть оценил ситуацию и взял командование операцией на себя.

— Стоп, мэм! Скажите, где ее можно отыскать?

Джойс, хмуро утиравшая слезы носовым платком, едва не подпрыгнула от сурового тона, более уместного где-нибудь на плацу.

— Что? Вы спрашиваете, где можно найти Пэт?

Он стиснул зубы, усилием воли прекратил нервное подергивание под правым глазом и уже более мягко произнес:

— Именно, мэм. Если вы мне укажете, где она сейчас, я поеду и привезу ее сюда.

Джойс недоверчиво качнула головой, но в ее глазах, наполненных слезами, блеснула надежда. И Говард понял, что выполнит задуманное, даже если ему придется лично напялить на эту злополучную Пэт наряд подруги невесты и затолкать ее на сиденье взятого напрокат шикарного седана.

— Гм… она дома. Я просила Джейн позвонить ей, но никто не взял трубку.

Кто такая эта Джейн, он понятия не имел. Вероятно, одна из тех многочисленных девиц, что в настоящее время болтают без умолку на втором этаже дома, выходящего окнами к беседке, в которой они сами лихорадочно искали выход из ситуации.

— Но вы уверены, что эта Пэт дома? Джойс кивнула.

— Скорее всего, а где бы ей еще быть? — ответила она, и слезы опять собрались на ее глазах. — Мне казалось, что все будет выглядеть романтично, понимаете? Я ведь знаю, что они все еще любят друг друга. Где же, как не на свадебной вечеринке, им вновь осознать это?

— Как далеко отсюда живет ваша подруга? — тихо, но настойчиво спросил Говард, заставив Джойс умолкнуть, сосредоточиться и ответить на нужный вопрос.

— Минут пятнадцать езды, самое большее! — выпалила невеста.

Увидев, что ее платок совершенно мокрый, он протянул ей свой. И неодобрительно покачал головой, когда та, утерев слезы, хотела было вернуть его. Затем, оглядевшись в поисках клочка бумаги и не найдя ничего подходящего, вытащил из кармана программку свадебного торжества. А в стоявшей на полке коробке с десятком конвертов обнаружил карандаш. И передал все это невесте.

— Напишите тут ее адрес и нарисуйте кратчайший маршрут.

Джойс ошалело посмотрела на него.

— Да, но вдруг у них ничего… — растерянно пробормотала она.

— Сегодня день вашей свадьбы, не так ли? И, если я не ошибаюсь, вы хотите, чтобы ваша подруга Пэт была свидетельницей? Я прав или нет?

— Разумеется… — Джойс смущенно кивнула, потерев ладонью покрасневший кончик носа.

— Если Пэтти пропустит такое событие, то наверняка очень расстроится, поэтому вы, насколько я понимаю, оказываете ей большую любезность. Так вот, если вам от этого будет легче, я сделаю так, чтобы она поняла, что сможет уехать сразу по окончании церемонии и избежать встречи с этим… не помню, как его там зовут.

— Оливер. Это ее муж. Бывший, — смущенно поправила себя Джойс, увидев, как нахмурился ее собеседник. — Они развелись полтора года назад, но при этом оба были так несчастны, — поспешно добавила она.

Говарда совершенно не интересовали все эти подробности. Сейчас его миссия состояла в том, чтобы будущая жена его друга была счастлива и готова к свадьбе. Ему вовсе не хотелось вмешиваться в чью-либо жизнь, тем более в любовные отношения. Поэтому придется гарантировать Пэт, что сразу после церемонии он лично доставит ее домой. Вот тогда будут довольны все.

— Итак, адрес и маршрут.

Она с трудом улыбнулась сквозь пелену слез.

— Билл был прав. Вы — настоящий друг. И, похоже, на все готовы ради него. Мы вам очень благодарны.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.