Город Зверя(сборник фантастических романов)

Муркок Майкл Джон

Серия: Осирис [30]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Город Зверя(сборник фантастических романов) (Муркок Майкл)

Город Зверя

ПРОЛОГ

Я проводил летний сезон в Ницце, будучи достаточно счастливым, чтобы обладать небольшим личным доходом…

Это было замечательное лето 1964 года, и толпы были больше обычного — настолько больше, что я счел необходимым предпринимать продолжительные прогулки вдоль побережья и в глубь материка, поскольку желал немного побыть один.

Я теперь благодарен этим толпам — они вынудили меня удалиться от центра скопления народа, — иначе я никогда не повстречал бы Майкла Кейна, этого загадочного человека, в чью жизнь я вскоре был вовлечен.

Лемонтань расположен вдоль побережья примерно в двадцати милях от Ниццы. Маленькая картинная деревня на вершине взгорья. Единственной ее достопримечательностью было кафе с белыми стенами, где варили превосходный кофе. Не испорченный туристами, не затронутый ходом времени Лемонтань с его кафе–террасой стал для меня местом уединения.

Было, помнится, 15 июля — один из наилучших дней в году, теплый, солнечный. Я сидел за своим столиком, потягивая прохладное перно и глядя на голубое море, когда впервые заметил рослого человека. Он вошел и сел за свободный рядом с моим стол, заказав светлого пива; акцент выдал в нем американца.

Высокий, узкобедрый великан, бронзовый и красивый. С внешностью человека, выглядевшего в этом окружении словно молодой бог. И все же в глазах его сквозило выражение, которое бывает у человека, преследуемого неотвязной мыслью, оно, казалось, говорило о страшной трагедии.

Я занимаюсь литературой, нечто вроде писателя–любителя, написавшего один–два томика рассказов о путешествиях и реминисценций, и мои литературные инстинкты были немедленно разбужены. Мое любопытство пересилило обычные хорошие манеры, и я решил попробовать завязать с ним разговор.

— Приятный день, сэр, не правда ли? — обратился я к нему.

— Очень приятный. — Тон его был дружелюбный, но отдаленный, а улыбка — полуискренней.

— Вы, я полагаю, американец. Вы остановились в деревне?

Он рассеянно кивнул и отвернулся, уставившись на море. Но если бы я не навязался на разговор, то лишил бы себя невероятного опыта и упустил бы самую странную повесть из всех, что мне когда–либо рассказывали.

Когда официант подошел ко мне за заказом, я велел ему принести американцу еще пива. Когда заказ был выполнен, я взял рюмку, подошел к его столику и спросил, не могу ли присоединиться к нему.

— Извините меня, — сказал он, неожиданно поднимая взгляд и даря мне один из тех дружеских полупечальных улыбок, которые станут для меня скоро близкими, — я замечтался, присаживайтесь. Мне просто необходимо с кем–нибудь поговорить.

— Вы давно здесь? — спросил я.

— Где? На Земле?

Это был поразительный по своей странности вопрос. Я засмеялся.

— Нет, конечно. В деревне?

— Нет, — ответил он, — недавно. Хотя, — он глубоко вздохнул, — чересчур уж давно, к сожалению. Вы англичанин, не так ли?

— На самом деле я родился в Новой Англии, — ответил я, — но меня усыновил выходец из Англии. А вы сами из Америки?

— Да, из Америки. Первоначально из Огайо.

Я был сбит с толку его напряженными ответами и его отвлеченной манерой речи. Почему он интересовался, имею ли я в виду планету, когда я спросил его, как давно он находится в деревне? Этот ответ еще больше разжег мое любопытство.

— Вы работаете в Америке? — продолжал я нажимать на него.

— Раньше работал, да. — Он вдруг посмотрел прямо на меня, его алмазно–голубые глаза буквально сверлили меня. Я почувствовал себя как бы включенным в розетку электрической сети.

Он продолжил:

— Это, полагаю, и было началом всего. Я мог бы рассказать вам повесть, которая заставила бы вас бежать звонить в ближайший сумасшедший дом, чтобы меня туда отправить.

— Вы меня интригуете. Судя по вашему виду, это — трагедия. У вас была неудачная любовь, не так ли? — Тут же я подумал, насколько нахальным сделало меня мое любопытство. Но он, казалось, не обиделся.

— В некотором смысле, можно сказать и так. Меня зовут Майкл Кейн. Это для вас что–нибудь значит?

— Я что–то слышал, — соврал я.

— Профессор Майкл Кейн из Чикагского Института Специальных Исследований. — Он снова вздохнул. Он заговорил о своем прошлом. — Мы занимались секретными исследованиями по передаче материи на расстояние.

— Передаче материи?

— Мне в действительности не следовало бы вам этого говорить, но теперь это, кажется, неважно. Мы пытались построить машину на основе электроники и ядерной физики, которая смогла бы расщепить атомы объекта и преобразовать их в серию волн, передаваемых на расстояние, подобно радиоволнам. Был построен и приемник, который мог теоретически ретранслировать волны обратно в передатчик.

— Вы хотите сказать, что яблоко могло быть разложено на частицы, передано, как, скажем, радиоволны, и снова стать тем же самым яблоком на другом конце, в приемнике. Теперь, когда вы об этом поведали, мне вспоминается, что я где–то читал об этом. Но я думал, что такая машина существует только в теории.

— Так оно и было до сравнительно недавнего времени — в вашем недавнем прошлом.

— В моем прошлом? А разве оно, в сущности, не то же, что и ваше? — Я был удивлен.

— К этому я и подхожу, — сказал он. — Если ее усовершенствовать — такая машина могла принять даже человека, расщепить его на атомы, передать его на любое расстояние и в приемнике на другом конце снова собрать его.

— Поразительно! Как вы сделали такое открытие?

— Построить такую машину стало возможным после завершения некоторых исследований по лазерам и мазерам. Я не стану докучать вам серией непонятных уравнений, но наша работа по световым волнам и радиоволнам оказала в этом большую помощь. Я был физиком, возглавлявшим эту работу. Я помешался на этой идее… — Голос его прервался, и он задумчиво посмотрел на стол, крепко сжав пальцы.

— А что же случилось? — нетерпеливо спросил я.

— Мы добились того, что машина заработала. Мы пропустили сквозь нее несколько крыс и мышей — успешно. А потом нам надо было испытать ее на человеке. Это было опасно — мы не стали искать добровольца.

— Так, значит, вы решили сами испытать ее?

— Совершенно верно, — улыбнулся он. — Понимаете, мне не терпелось доказать, что действительно сработает, хотя я и так был в этом убежден. — Он помолчал, а затем добавил: — Но она не сработала.

— Вы, однако, выжили, — заметил я. — Если только я не разговариваю с призраком.

— Вы ближе к истине, чем думаете, друг мой. Куда, по–вашему, я отправился, вступив в передатчик материи?

— Ну, кажется естественным, что вы отправились в приемник и были снова собраны.

— Как, по–вашему, я нормален? — Снова этот странный человек отклонился от темы.

— Вполне нормален, — заверил я его.

— Вы бы не сказали, что у меня вид и манеры лгуна?

— Я далек от этого, — серьезно сказал я. — И к чему эти вопросы? К чему вы клоните?

— Поверьте мне, — сказал он. — Я ВООБЩЕ ПОКИНУЛ ЭТУ ПЛАНЕТУ.

Я разинул рот. На миг я подумал, что моя вера в его нормальность и в его слова была необоснованной. Но затем я увидел, что это не так. Все его рассуждения были здравыми.

— Вы отправились в пространство? — переспросил я.

— Я отправился через пространство и время тоже. Я отправился на Марс, друг мой.

— На Марс… — Теперь я был более недоверчив. — Но как же вы смогли выжить? Марс — безжизненная пустыня, покрытая слоем пыли и лишайниками.

— Это не тот Марс, друг мой!

— Так есть другой Марс? — поднял брови я.

— В некотором смысле — да. Планета, которую я посетил, была, по моему убеждению, тем Марсом, который можно наблюдать в телескоп. Но оказался более древним Марсом, на целые геологические эпохи в прошлом, тогда уже древним. По моей теории, наши предки — выходцы с той планеты и явились сюда, когда Марс умирал миллионы лет назад!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.